Проклятый ведьмою дракон

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

Опасная связь

После обжигающего родника, казалось, не может быть ничего лучше. Но я ошибалась, вспомнив про свою «экскурсию» для дракона и то, какой план мести уже разработала в голове. Для начала отправим его к старшей, если выживет – идём дальше. Если нет, то пусть забирает Кристину и валит в свой замок на краю земли. Правда, порой я забываю об очень очевидных вещах – драконы, создания могущественные, живущую не одну сотню лет и явно умнее даже ведьм, хитрых и злобных существ. И это совершенно выветрилось из моей головы…

Когда перед глазами возникли белые резные двери, я всё же неуверенно замерла, вдруг почувствовав, как меня пробило на дрожь. Но решившись и перекинув на спину рыжий локон, сдавила холодными пальцами ручки и надавила на них. В лицо вдарило тепло от постепенно догорающего огня в камине, и еле ощутимый запах ландышей. Оглядев комнату, я заметила на стеклянном столике тяжёлый том «Олдуэнерских мифов» и почему-то усмехнулась, и только после остановилась на закрытой лёгкими красноватыми тюлями кровати с тёмным силуэтом. Не спят, драконы, значит? Ну-ну…

Стараясь лишний раз не шуметь, я осторожно подошла к кровати, бесшумно отдёрнув тюль и замерев. Сердце кольнуло при виде него, и предательски забилось чуть ли не в ушах, заставив стиснуть побледневшие губы. Вряд ли можно сказать, что я видела спящих драконов, но, поверьте, от людей они мало чем отличаются. Да и его сон… он был зыбким, как туман, и веки еле заметно подрагивали, готовясь раскрыться в любую секунду. Это нельзя назвать сном, скорее забвением, которое я не раз применяла на скучных лекциях или выговорах за содеянные мной чары.

Подняв руку, я хотела щёлкнуть пальцами и облить этого наглого дракона водой, но почему-то не смогла. Не смогла оторвать взгляда от этого спокойного красивого лица, от вздымающейся груди, и вдруг до ужаса захотелось дотронуться до его крыльев, которых я так испугалась. Интересно, какие они на ощупь? Наверняка горячие, как и он сам… рука предательски дрогнула и опустилась, скользнув по лёгкой тюли, даже хвост не дрогнул. А душу пронзало странное чувство горечи, очень похожее на вино, которым меня угощали мары. Терпкое и при этом сладкое, но я знала, что это было не оно. Знала, и от этого становилось хуже некуда.

Неуверенно поджав губы, я отдёрнула тюль, шагнув к стеклянному столу и усевшись в кресло напротив. Взяв и положив на колени тяжёлую книгу, я с тихим шорохом пролистнула пару десятков страниц, рассматривая заголовки легенд, пока не обнаружила небольшую закладку в виде засохшего цветка мака. Она была на старом мифе о первом драконе, что был древен как сам мир. Я знаю эту легенду – императрица ещё давно рассказывала нам о ней, что я уже успела позабыть об этом чудном времени. И, наверное, это была единственная легенда, в которой дракон не крал принцесс.

«Когда мир только создавался, а земля выходила из воды, из пучин явился змей крылатый. Одним своим взмахом он мог создавать ураганы и ветра, дыханием своим он родил вулканы, а там, где ступал, рождались озёра и реки. Его чешуя была соткана из драгоценных камней, глаза сияли подобно золоту, а клыки никогда не тупились и могли резать саму землю. Кровь его исцеляла людей, порождая вечно горячие родники и течения. А рёв был подобен сотней громов, что снизошли на землю и сотрясали её.

Он нарёк себя Драконом, отцом всех своих детей, что порождал из чешуи и собственного огня. Он летал так высоко в поднебесье, что мог задеть хребтами звёзды, а один его вид заставлял людей трепещать от страха и величая перед ним.

Никто не мог даже подумать о том, что бы убить Дракона, но однажды умы людей почернели, а глаза залила зависть. Взяв мечи и копья, они пошли к нему, пытаясь пробить каменную чешую и испить его кровь, и тогда Дракон проклял всех людей на этом свете. Он отобрал у них сердца, превратив их в чёрствый камень, растопить который мог лишь один великий дар – любовь. И люди начали каменеть, и помыслы их всё темнели и темнели. Они стали алчны, возненавидели крылатых ящеров и всех, кто хоть каплю отличался от них.

Но однажды сын Дракона – Дракар, сошёл с небес на землю, испив кровь отца и обратившись в человека. И он полюбил людей всем своим огромным сердцем, и начал отдавать за них жизнь, медленно растапливая их каменные сердца и открывая глаза. Дракон не стал сердиться на сына – он благословил его на этот путь, зная, что теперь может уснуть со спокойной душой.

Он улетел далеко за горы, выбрав одинокое море и, погрузившись в него, уснул. С годами его чешуя затвердела и обратилась в землю, нанесённые людьми раны открылись и явили сотни живительных родников, а сама его душа поселилась на небе, наблюдая до сих пор за своими предками и за людьми.

Проклятие, снятое Дракаром, почти исчезло, но…»

— …не все люди готовы были измениться, — произнёс негромкий голос над головой, и затылок одарило горячее дыхание. – Многие из них продолжили охоту на племя Драконье, пытаясь поймать грозных созданий неба и огня, и приручить их. Многие погибли, многие сбежали, многие уснули, и лишь самые смелые продолжают летать над головами людей, раскинув свои крылья и наслаждаясь жизнью, ведь сердце их никогда не станет камнем.

Мои пальцы предательски дрогнули, заставив сжать старый жёлтый листок бумаги и, обернувшись, заглянуть в цвета неба с чёрным отливом по краям глаза потомка Дракона, что облокотился об спинку кресла, со странным раздумьем на лице смотря на меня.

— Ты не спал.

— Я же говорил – я не могу спать.

— Почему? – не отставала я, стараясь даже не дышать в его присутствии, и плевать я хотела на слишком громкие удары сердца в груди.



Валиса Рома

Отредактировано: 20.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться