Пропавший

Размер шрифта: - +

1

 

А может это и не люди!

 — А кто же? 

— Черти какие-нибудь.

Н.Носов «Тук-тук-тук»

 

Виталя влюбился, хоть сразу и не осознал этого. Виной сему была Алиса, милая русая девушка из параллельного класса, что внезапно возникла у ихнего кубрика в разгар жаркого летнего дня, одетая в коротенькие, пляжного фасона шортики и, оставлявший самую малость воображению, красный купальный лиф. Наклонившись, чуть сгибая колени, она мела дощатый пол веранды и, подозревая то или нет, приковывала к себе взгляд Витали.

Лёша, кудрявый рыжий паренёк с конопатым лицом, и рослый татарин Ильнур сидели на сколоченной из досок скамейке, держа по банке пива в руках. Виталя же отщепенцем стоял возле открытой двери кубрика. Не смотря на то, что на скамейке было место ещё минимум для двоих, он предпочёл подпирать собой дверной косяк, будто опасаясь, что кто-то сочтёт за наглость его желание присесть.

— Алис, а вас шмонали уже? — спросил Лёша.

— Да, — ответила Алиса.

— Отняли чё?

— Нее, у нас ничего не нашли, — голос Алисы был по-нежному сипловатый, а голубые глаза, пожалуй, были способны околдовать любого неизбалованного вниманием парня. Выпрямившись в полный рост, она переложила веник в левую руку и убрала за спину лезшие в лицо волосы.

— Хорошо сныкали? — спросил Ильнур и сделал глоток.

— Мы не прятали ничего, — Алиса на секунду встретилась взглядом с Виталей, без какого-либо намёка, и снова посмотрела на Ильнура с Лёшей, — мы в пластиковых бутылках привозили, из-под Спрайта.

— А менты не открывали их? — с сомнением в голосе спросил Лёша. Банка пива застыла у его подбородка.

— Нее, не открывали, — покачала головой Алиса, — ты не понял. Не через горлышко заливаешь. Крышку протыкаешь иголкой, — она подняла веник, представив его как бутылку, — и шприцем закачиваешь внутрь.

— Там же дырка остаётся, — сказал Лёша.

— Нет, не остаётся, — покачала головой Алиса, — зажигалкой запаиваешь и не видно ничего, — она продолжила шаркать веником по половицам, сметая собранную грязь к ступеньке.

— Чё-то зáморочно больно, — задумчиво произнёс Лёша.

Не в силах выдержать напряжение, которое у него возникало при виде прелестной сверстницы, Виталя увёл взгляд и посмотрел в сторону аллеи, на противоположной стороне которой стоял кубрик, точь-в-точь как ихний. В лагере их было что-то около десятка, внешне все одинаковые — дощатые стены, треугольная железная крыша, веранда с деревянным навесом и выходящие внутрь лагеря окна. Натыканные тут и там клёны, от ствола до ствола которых порой было меньше пары шагов, отбрасывали сплошные тени, мало-мальски спасая от июльского зноя.

— А наливаете тоже шприцем? — спросил Лёша, не ожидая ответа. Он изобразил большим пальцем нажатие. Его голая загорелая грудь подрагивала от лёгкого наигранного хохота. Он смеялся не столько от сказанной им шутки, сколько просто от желания развеять скуку.

— Не, не так, — подхватил смешинку Ильнур, — сразу в вену шмаляют.

— Да, именно так, — сказала Алиса и продолжила уборку.

Когда она подошла к Витале, тот услужливо отшагнул в сторону. Ильнур и Лёша продолжали маленькими глотками прикладываться к банкам.

— Дискотека будет сегодня? — спросил Лёша.

— Да, должна быть, — сказал Ильнур, — Антоха со Стасиком ходили оборудование выгружать.

Виталя глянул в кубрик. Стас — высокий длинноволосый парень — лежал на кровати и читал книгу. Антон сидел в дальнем углу и поедал заваренную картошку. Виталя был не слишком рад, приехав в лагерь, увидеть здесь этого жиреющего придурка, который уже успел в первый же день подпортить ему настроение парой едких, непонятно зачем сказанных фраз.

В кубрике, кроме этих двух, никого не было. Остальные (пятеро или шестеро) куда-то свалили.

— Виталь, чё стоишь? — позвал его Лёша дружеским тоном, хоть друзьями они и не были. Трудно было сказать, были ли вообще у Витали друзья. После восьмого класса он видел сверстников разве что в школе, да в лагере.

Виталя отошёл от двери и сел рядом с Ильнуром. Алиса тем временем закончила с уборкой, швырнула веник на ступеньку и упёрлась ягодицами в перила веранды, вытянув вперёд ножки, сложенные одна на другой. Почесав левую ладонь и размяв плечи, она широко зевнула. В лагере царили тишь и спокойствие, как это было всегда после обеда до глубокого вечера.

После очередного глотка Лёша поднял голову и устремил взор куда-то вдаль.

— Смотри-ка, стоит, — вдруг сказал он.

Три пары глаз посмотрели сначала на него, а потом в ту сторону, куда был направлен его взгляд. В десяти шагах от веранды находился забор, сквозь прутья которого можно было видеть простиравшееся во все стороны поле, густо поросшее сорной травой с проблесками фиолетовых цветков лаванды.



Доктор Кауфман

Отредактировано: 23.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться