Пропавший

Размер шрифта: - +

15

 

Когда Камиль приехал на место, вдоль трассы стояли кареты скорой помощи, почти с десяток милицейских легковушек и пара Газелек из экспертно-криминалистического центра. Выйдя из своего чёрного Рено, он прошёл пол сотни метров пешком до ворот лагеря. Там стоял старый ПАЗик, а возле него — толпа школьников (человек сорок) с вожатыми. Многие из них перешёптывались и с любопытством смотрела на территорию лагеря, куда их не пускали ребята в форме.

В форме был и Камиль. Он показал своё удостоверение одному из сотрудников.

— Там ваши, — сказал тот, указав на домик, второй слева.

Камиль поправил фуражку и бойко зашагал по аллее. Что здесь стряслось? — думал он, — теракт что ль какой? В голову не приходило ни одного объяснения. По телефону начальник сказал только куда приезжать и что есть трупы. А сколько именно трупов и что случилось, пока оставалось лишь догадываться.

Поглядев на право, Камиль увидел на веранде домика пару следователей, уже начавших писать протокол. Прошёл дальше и свернул к тому домику, на который ему указал стоявший у ворот сотрудник. Там, на веранде была тучная женщина в годах и оперативник, которому Камиль подал руку.

— Здорово, Вить, — сказал он, — а чё случилось то?

Тот пожал плечами. Женщина выглядела, как потерпевшая, у которой убили родственника. Мёрзла в осенней куртке, хотя на улице было не так, что уж и прохладно.

— Сам посмотри, — сказал Витя полушёпотом.

Камиль шагнул к двери и глянул внутрь домика. Там работали две женщины в белых халатах, осматривая лежавших на кроватях и полу не подающих признаков жизни девушек. Криминалист в форме щёлкал фотоаппаратом. От представшей картины Камиля пробрала дрожь. За три года работы в следственном комитете он повидал немало, но это (наверно, в силу своей непонятности) выглядело более пугающим, чем любая бытовуха с поножовщиной. Ни крови, ни следов насилия или борьбы, просто с десяток мёртвых школьниц.

— Отчего они умерли? — спросил Камиль и глянул на Витю.

Тот снова пожал плечами.

— А в других тоже трупы есть? — спросил Камиль.

— Ага, — кивнул Витя.

Камиль округлил глаза и вытянул губы трубочкой, словно беззвучно провиснув.

— И сколько всего? — спросил он.

— Человек пятьдесят-шестьдесят, — Витя неуверенно дёрнул плечами, — смена утром приехала, а тут все мёртвые.

— Японский городовой! И чё, прям, все мёртвые? — удивлённо переспросил Камиль, посмотрев на Витю.

Тот кивнул в ответ. А потом, вдруг, уставился в одну точку, глядя на дверной проём. Повернув голову, Камиль увидел черноволосую девушку в шортиках и майке. Лицо её было бледное, краше в гроб кладут, рот приоткрыт, а глаза наполнены крайней потерянностью.

— Живая что ль? — встрепенулась одна из судмед работниц. Посмотрела в сторону стоявшей у двери девушки и переглянулась со своей коллегой.

Черноволосая девушка перешагнула порог, прошла мимо Камиля, будто незрячая.

Полная женщина подошла к ней и с тревогой спросила:

— Арин, что случилось? Арин? — голос её был такой, каким мать обращается к дочери.

Арина ничего не ответила. Сделала ещё шаг и упала навзничь, сначала на бок, а потом по инерции перевернулась на спину. Ноги её спутались, руки растянулись вдоль тела, голова откинулась на ступеньке, и безжизненный стеклянный взгляд устремился в утреннее пасмурное небо.



Доктор Кауфман

Отредактировано: 23.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться