Пророчества должны сбываться. Причудливые игры судьбы

ГЛАВА 2

Только вчера вечером за стенами замка Адорн бушевала стихия, лил дождь, молния и гром с удовольствием демонстрировали свою мощь, а уже утром чистое, необычайно голубое небо, веселое щебетание птиц заставили забыть минувшее ненастье, как плохой и нелепый сон.

В небольшой гостиной второго этажа, лежащая под легким летним одеялом девушка встрепенулась, потянулась и, открыв глаза, села на мягком диване, превратившемся вчера вечером в кровать.

-- Где это я? -- она недоуменно огляделась и, заслышав чьи-то шаги, охваченная страхом, натянула одеяло до подбородка. Вошедший молодой мужчина в гвардейском мундире напугал оробевшую соню еще больше. Правда, раздавшийся в тот же момент юный, но твердый, повелительный голос ничуть не выдал чувств барышни. -- Кто вы? Как здесь оказались?

-- Не беспокойтесь, ваше сиятельство, я Джекоб тер Йорсен, лекарь. Вчера после одного прискорбного происшествия вы были без сознания, попали под ливень и могли простыть. Я провел неотложные лечебные процедуры. Сегодня мне необходимо вас осмотреть.

-- Попала под ливень? Ваше сиятельство? -- недоумение и растерянность хорошо читались на девичьем лице. -- Ничего не помню... А где я сейчас нахожусь?

-- В комнатах, отведенных вашей тетушкой герцогу Френсису де Рос - Деснице Правосудия короля Эдуарда III, прибывшего в ваш родовой замок, чтобы доставить в столицу нашей страны юную графиню Николетту для встречи с монархом,-- мужчина говорил тихо, уверенно, хорошо поставленным голосом, стараясь успокоить сидевшую на постели девицу.

-- Кого-кого Его Величество хочет видеть?-- вот теперь нежный голосок задрожал и сорвался, она явно не верила в происходящее.

-- Именно вас - графиню Николетту де Борминталь,- казалось терпение военного было бесконечно.

Девушка закрыла лицо ладонями, прижала одеяло к себе локтями, покачала головой, и глухо пробормотала

-- Ничего не помню! Это какой-то розыгрыш?

-- Вы разрешите себя осмотреть? -- мужчина, назвавший себя лекарем, подошел почти к дивану.

-- Осматривайте!-- девушка отвела руки от лица и обреченно вздохнула.

Йорсен просто поводил руками ( во всяком случае так показалось бы любому непосвященному) вокруг пациентки, на это ему  хватило всего пару минут, потом облегченно произнес.

-- Ваш организм в полном порядке, рана зажила, простуды не наблюдается, но хотелось бы напомнить столь юному дарованию: магический резерв не бездонен, следите за расходом силы и не тратьте ее понапрасну. Не знаю чему там вас учат в этих монастырях...

-- Матушка Луиза и сестра Агнес всегда требовали от нас ответственности и были очень дотошны и строги.

-- Если бы вы вовремя поставили щит от физического воздействия, не было бы ни сотрясения мозга, ни потери сознания, ни жесточайшей простуды,-- резкий, мужской голос не укорял, а просто констатировал факты. Девушка покраснела, сердито сжала губы и еще теснее прижала одеяло у груди, но в глазах ее можно было прочесть замешательство и смятение

--Я ничего не помню... ни вчерашних событий, ни того, что происходило со мной в последние несколько дней.

Йорсен сосредоточенно посмотрел в лицо графини. Девица была явно поражена известием и очень растеряна. Да, и такие удары по голове, конечно, не проходят бесследно. Но это - то он вылечил, как и простуду. А вот необычайное известие о заинтересованности правителя... Девочку- сиротку, столько лет пробывшую в обители, уже уверовавшую, что о ней все забыли, даже родные, вдруг приглашают в королевский дворец! Есть от чего начать тревожиться.

Очевидно, монахини в монастыре Святой Урсулы, действительно, не только обладали отличными познаниями в магии (как гласит людская молва), но и умели преподавать, хоть в этом так явно и сомневался гвардеец: Ника ясно увидела голубой вестник, посланный лекарем куда-то внутрь замка. Через некоторое время в комнату быстрым шагом ворвался лорд Рос, бросив сердито себе за спину

-- А вы, любезная баронесса, подождите за дверью, пока я не выяснил в чем причина такого срочного вызова!

Взгляд вошедшего был опасен и холоден,  в голосе звенела сталь. Он внимательно выслушал подчиненного и обратил внимание на сжавшуюся в ожидании чего-то страшного наследницу. И чего она испугалась? Неужели все воспитанницы монахинь так панически бояться незнакомых мужчин или вид у него после разговора с мадам Омелье чересчур грозный?

-- И что последнее отложилось у вас в памяти?

-- Ужин, вечерняя молитва, келья и выполнение домашнего задания. Матушка Ганья поручила сделать мне доклад: " Заклинания изменения внешности. Выбор. Длительность действия. Сочетание с другими заклинаниями."

-- Монашки так переживают о своем внешнем виде? Перед кем им красоваться?-- посланник короля и не скрывал своего язвительно-пренебрежительного отношения.

-- Не все воспитанницы монастыря собираются посвятить свою жизнь служению Матери Всего Сущего, лишь единицы, -- недовольно сверкнула глазами девушка и бросила гордый взгляд, словно вызов, в лицо Десницы Правосудия. --Среди нас очень много наследниц знатных дворянских фамилий. Неужели те дамы, которых вы встречали при дворе короля, блистали своей собственной внешностью? Не верю! Все женщины, невзирая на возраст, хотят выглядеть более прекрасными, считая,  что  природа  не  додала  им  очарования.

-- У них есть целый штат слуг для этого!

-- А если во время бала находчивой сопернице удастся нарушить магическое плетение? Неужели бежать, прикрывая лицо или фигуру?

-- Что же вы тогда вчера забыли все наставления и позволили оглушить себя и бросить в такую непогоду на улице?-- герцог Рос совсем не собирался щадить самолюбие девицы, раздражение добавляла и назойливо - показная "заботливость" тетушки и не закончившийся разговор с ней. Его глаза словно заворожили девушку и она не могла отвести взгляда. Напряженная тишина повисла в комнате



Смык Мария

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться