Пророчество на троих

Размер шрифта: - +

Глава 2. Птица в клетке.

 

Он озяб, его гонит луна
Он во власти неведомых сил.
И теперь всего будет сполна,
Будь что будет, спаси — пронеси.

Пикник «Самый громкий крик - тишина»

Лестер

 

Не стоило все-таки напиваться. Изломанная тропинка так и норовила поприветствовать мое лицо. Как я стоял-то еще, не понятно. Метаболиз-з-зм, чтоб его... Хотя... когда я был последний раз трезвым? Не помню уже. Давно.

Можно было бы свалить все на это проклятое место... но правда в другом. Я оказался слаб. Серые каменные джунгли тянули из меня жизнь. Я всегда старался избегать таких миров. И, надо же, так глупо застрял в худшем из них. Вся надежда, что однажды сюда занесет какого-нибудь дракона. Можно будет вызвать его на поединок... и поддаться. Через пару лет крылатый ящер оценит, какой подставой на самом деле обернулась его победа. А еще через десяток — будет с нетерпением ждать следующего «везунчика», чтобы освободиться. Серый Мир своих жертв отпускает только вперед ногами.

Пошатываясь, я добрел до своего дома. Двадцать этажей, больше двухсот комнат... Чтоб ему провалиться! Как же я ненавижу это место!

Вырвавшаяся в ярости огненная волна лизнула серые стены. Спокойно... Мало я выпил, если все еще способен злиться. Стайка местных — когда-то они были людьми, а теперь... черт знает, во что они превратились, отползли под защиту тени. Мелкая шушера. Вот перед рассветом из самых глубоких щелей тако-ое полезет...

Для тех немногих, кто еще сохранил остатки разума, я был чем-то вроде местного хищника. Если не дразнить — не трону. Кое-как с ними удалось договориться. Я отпугивал их одичавших сородичей, они делились тем, что у них есть. Сегодня это был самогон, паленый, судя по гадкому вкусу. Ничего, и не таким питались...

Пыльный воздух улицы казался свежайшим после кислых и затхлых ароматов человеческих подземелий. Я на автопилоте добрел до своего убежища. Пришлось колдовать почти неделю, чтобы надежно укрыть его от посторонних глаз. Да, любой Странник его обнаружит, но и путешественники между мирами обычно ведут себя цивилизованнее местного сброда. Уже знакомой тропой я обошел битые стекла и обломки мебели на первом этаже и поднялся по невидимой простым смертным лестнице на третий. С закрывающимися от усталости глазами потянулся за оставленным на старом шатающемся кресле одеялом и обо что-то споткнулся. Выяснять, обо что именно, было лень, тем более что упал я на заветный плед. Какого черта он делает на полу? На то, чтобы подняться и устроиться в кресле, сил не осталось. Все-таки, не стоило выпивать все сразу. Надо было оставить про запас...

 

Мой чуткий сон был прерван тихим стоном. Я приоткрыл глаза и замер, готовый в любой момент атаковать. Повторный стон не заставил себя ждать.

Приподнявшись на локте, я крепко выругался. Что же за дрянь мне вчера подсунули, если я не помню, как привел девчонку! Хотя... Я принюхался. Да, точно. Пахнет кровью и травами. И если кровь в Сером Мире проливалась постоянно, трав здесь нет. Совсем. Значит, в мое убежище занесло Странницу. Надолго ли? Девчонка металась в лихорадке. Если не помочь — через пару часов околеет. А я помогать не стану.

Я потянулся к вещам девчушки. Все равно они ей больше не понадобятся. Из сумки вывалилось платье с многослойной юбкой и жестким корсетом. Следом выпали стоптанные сапоги. Под ними обнаружилось еще одно платье, настолько рваное, что я не сразу понял, что именно держу в руках. Погребальное одеяние драконов. Не помню, когда о нем в последний раз говорили — ящеры редко казнят кого-то из своих. А так одевали лишь обреченных на смерть. Я по-новому посмотрел на лежащую рядом девушку. Дракоша? Тогда почему не исцеляется? Они же живучие, как тараканы. Девчонка, словно почувствовав мой взгляд, приоткрыла глаза и попыталась что-то сказать. Я отвернулся. Кем бы она ни была — в таком состоянии Серый Мир убьет ее меньше чем за сутки.

На самом дне сумки я нашел сокровище. Две краюхи хлеба, большой шмат соленого мяса... За такое здесь могут убить, и будут правы. Несколько минут я сидел, вдыхая давно забытый аромат. Не удержался, оторвал кусок жесткой говядины и принялся не жевать даже — рассасывать, едва не постанывая от наслаждения. Если есть по маленькому кусочку, можно будет в течение пары недель наслаждаться этим вкусом. Десяток дней против десятилетий…

Девчонка зашевелилась. На поясе у нее висели фляга и широкий нож, за которые она попеременно пыталась ухватиться. Странница, похоже, даже не соображала, что делает. Я отцепил флягу и принюхался. Укрепляющий сбор. Опять травы. Как давно я не видел ничего подобного! Что ж, дракоша-смертница, тебе сегодня повезло. С этим у тебя есть шанс выжить, а я, пожалуй, все-таки помогу. Пятьдесят лет не видел нормального хлеба. Такой подарок заслуживает ответного жеста.

Час спустя я, на чем свет стоит, материл ненормальную девчонку. Обмороженные ноги были стерты до костей. Где она шлялась босиком, что довела себя до такого состояния?! Колдовать я пока поостерегся — Серый Мир слишком быстро вытягивал силу, а она еще могла понадобиться. Пришлось по старинке промывать ступни и вытаскивать многочисленные камешки и осколки, застрявшие в ранах.

Кровью пахло просто оглушающе. Если бы не защита на доме, до утра я с такой соседкой бы не дожил. Со столь ярким маяком от местных тварей не укрыться. Для стертых ступней и четырех царапин на груди запах был слишком сильным, поэтому я принялся искать другие раны. Их не оказалось. Озадачившись, я осмотрел девушку еще раз, более внимательно. В волосах — засохшая корочка, на сгибе локтя едва заметный след, на шее под волосами тоже... Даже просто проведя носом вдоль ледяной руки, я чувствовал этот терпкий аромат. Складывалось ощущение, что девочке устроили кровавый душ, а потом бережно, но не очень тщательно попытались убрать его следы. Вопросов к гостье прибавилось. Теперь стоило ее выходить хотя бы ради того, чтобы утолить любопытство. Подумать только, я еще способен его испытывать!



Виктория Драх

Отредактировано: 15.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться