Прощай, дневник!

Размер шрифта: - +

Прощай, дневник!

 

  Стройная блондинка поправила волосы, нахально оттерла молодого мужчину в сторону и протянула билет с паспортом. Девушка в аэропортовской форме мельком глянула на документ, внимательней - на билет, и пропустила пассажирку на посадку.

 

   Место блондинки оказалось средним, окно ей не уступили - суровый мужчина не принял улыбку за достаточный аргумент к обмену. Молодой мужчина, оттесненный при входе, сел рядом, шутливо напомнил о своей, якобы, обиде:

   - Мария, требую сатисфакции в виде знакомства.

   - Откуда вы знаете мое имя? Подсмотрели в паспорте? Тогда представьтесь сами!

   Блондинка охотно пошла на разговор, но сразу обозначила рамки знакомства:

   - Губу на продолжение не раскатывайте, Костя. Я, знаете ли, пластический хирург, мне некогда по свиданиям бегать.

   Суровый мужчина тотчас включился в беседу, принялся было расспрашивать, где именно работает девушка, как попасть на операцию. Та, видимо, не простила отказ и ответила сухо, что очереди ждать придется полгода, а то и больше. Тем не менее, сосед тоже представился, объяснил, что давно ищет именно эту клинику и даже всучил визитную карточку на имя Строева, художника. Затем отвернулся и задремал. Молодая пара продолжила болтать о пустяках, не замечая времени, и приятно удивилась, узнав, что уже посадка.

   - Москва, как много в этом звуке, - продекламировала девушка, а парень продолжил:

   - ...для сердца русского слилось. Обменяемся телефонами? Почему нет? Я вас все равно найду, Маша!

   - Нет, не найдете. Прощайте, Константин. Мы расстаемся навсегда... - глубоким сопрано пропела блондинка, садясь в такси.

   Строев дождался, когда она уехала, обратился к молодому человеку:

   - Извините за назойливость, Константин. Я нездешний. Вы помогли бы мне найти эту клинику, а? И без очереди договориться... Вижу, вы человек настойчивый, Машу приступом брать намерены. Если получится, она вряд ли вам откажет в просьбе... Будем на связи, если не возражаете?

   Молодой человек принял визитку, продиктовал свой телефон, но ехать на такси с новым знакомым отказался, мол, автобус удобнее. Строев любезно распрощался, укатил. Проводив его взглядом, Константин отошел в сторонку, вызвал по телефону невзрачную иномарку с тонированными стеклами и уехал, не привлекая к себе внимания.

   *

   Из дневника Семеновой.

   Здравствуй, бумажная душа! Для чего я тебя завела? Порой надо с кем-то обсудить наболевшее, по секрету, естественно. Катька укатила на гастроли, а родителей давно нет. Остается бумага - она все запомнит, никому не расскажет. Так что я буду писать, словно незнакомому попутчику в поезде рассказываю, чтобы поговорить, как бы. Да и внукам читать будет интереснее. Представь, лет через сто в старом чемодане, покрытом пылью, где валяются пожелтевшие от времени бумаги (эти строки надо декламировать таинственно и немного трагично), обнаруживается дневник. Наследница с трепетом читает записи, публикует, а весь мир обливается слезами... Да ладно, шучу я!

   Рассказать я хочу о способности Маши Семеновой вляпываться в неприятности. Взять последний случай хотя бы - пару недель назад скроила я прекрасные ушки для мадам, которая решила одновременно и веки доработать, чтобы не висели, как у сенбернара. Она оплатила вип-палату...

   Ах да, разрешите представиться! Я врач, пластический хирург. Желание клиента - закон, если тот платит, разумеется. Для отчета и оценки результата нужны снимки до и после... Ой, надо пояснить, что их делает специальная камера. Такое устройство, как в старинных полицейских участках, фиксирует голову или тело, чтобы компьютеру было удобно обрабатывать и рассчитывать линии операционных разрезов. Верить программе надо осторожно, самому головой работать, а то такое натворишь! Были у нас в отделении скандалы на эту тему, пару раз. Но Игнатова за косорукость отстранили от операций, слава богу! Кстати, с недавних пор он мой враг. Случайно вышло. В моё ночное дежурство та мадам пожаловалась на нестерпимый зуд в районе шва, я решила сделать перевязку, и...

   *

   В ординаторской раздался звонок городского телефона. Миловидная девушка в белом халате оторвалась от писанины, сняла трубку:

   - Хирургия лица, Семенова.

   Незнакомый мужской голос игриво заявил, что давно с ней знаком, почти сутки:

   - Я Костя, сосед по самолету. Видите, нашел вас, как обещал. Так что, вечерком встретимся?

   Девушка отшила приставалу, объяснив, что никуда в обозримом прошлом не летала и не намерена в будущем. Собеседник удивился, но, со словами, что ей некогда лясы точить, врач прервала разговор. В коридоре послышались голоса, вошли два парня. Следом появился мужчина средних лет, выслушал приветствия, объявил, что в отделении начинается ремонт:

   - Покраска-побелка. Сначала докторская, потом ваша, а палаты и операционные на той неделе. Мария, сколько у нас плановых, шестеро? И двое флигельных. Тогда так, передвинь остальных на неделю, обзвони, извинись. Претензии не ко мне, директор распорядился!

   Обрубив дверью вопросы, заведующий ушел. Негодование девушки вяло разделили парни, уже облаченные в халаты. Пришли еше трое врачей, переоделись, отправились на обход. Наступила тишина, разбавленная шелестом клавиатур - парни играли на компьютерах, Семенова что-то печатала, шустро работая пальцами. Звякнул внутренний телефон. Девушка подняла трубку, ответила:

   - Хорошо, - и объявила коллегам, - Шпиц, нам с тобой в первую. Малюха, ты с шефом. Пошли мыться.

   Ординаторская опустела.



Петров-Одинец

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться