Прощай, Лоэнгрин!

Размер шрифта: - +

Глава 10

Воскресное утро накануне концерта в замке выдалось на удивление тихим. Привычка вставать в восемь, не покидала Элеонор последние десять лет и женщина, стояла с чашкой чая в руках, вглядываясь в подернутую морозной дымкой панораму внутреннего двора Нойншванштайна.

Ее терзало плохое предчувствие, но кого оно касалось, трудно было выделить, потому что все, кто был ей дорог, а именно муж и дочь, не собирались сегодня высовывать нос из своих теплых постелей, как минимум до обеда.

Диони, насколько знала фрау Гроссмахт, накануне отправилась с Хильдой в город и, если руководствоваться, обычным поведением этой особы, она должна была вернуться пешим ходом с авоськой сладостей и отвратительно широкой улыбкой поперек всего лица.

Удовольствие от горячего чая смазалось окончательно и Элеонор, будучи не в силах стоять на месте от тревоги, решила заглянуть в мастерскую к Рэгги.

Реставратор, в последнее время выглядел спокойным и его традиционные попойки по выходным, почти, сошли на нет. Не хотелось признавать, но общение с новой уборщицей пошло Рэгги на пользу, хотя, в открытую, трудно было подметить, что этот мужчина испытывал нежные чувства к кому бы то ни было.

Трудно было четко высказаться на счет Диони. Но Элеонор с уверенностью могла сказать, что девчонка являла собой классический случай «жертвы». Она не могла никому возразить, сплошное «да» и «конечно» с полузатравленной недоулыбкой.

Ну, кто с видом познавшего высшую суть может драить сортир после трех десятков мужиков?

А Диони, могла! Да так, словно свежесрезанные розы по вазам расставляла. Девчонка была не болтлива, но даже вне перечня своих обязанностей, не могла лишний раз сказать «нет». Подтверждением чему была устаканившаяся дружба с Хильдой. И слово «стакан» было здесь более чем уместно.

Каждую пятницу Диони сбегала в Швангау к дочери фрау Гроссмахт, где девушки благополучно расслаблялись в пабе, судя по легкому запаху перегара, исходящему от уборщицы.

Диони не была особо привлекательной, обладала довольно коренастой фигурой и немалым ростом — бледная, с почти прозрачными голубыми глазами и присохшей к голове шапкой. Ей, Богу! Элеонор до сих пор могла только догадываться, какой цвет волос был у этой жалкой пташки с руками, которые по силе не уступали мужским. Тем не менее, этот набор противоречивых женских качеств вызывал в мужчинах умиление, а затравленный взгляд лелеял их эго, призывая спасти деву из беды.

Трудно была распознать какие мысли роились в странной голове уборщицы, которая ни разу не была замечена с телефоном в руках, в укромном уголке, как многие работницы до нее. Это, пожалуй, было самым странным. Молодежь, сейчас, была буквально помешана на всевозможных гаджетах.

Во времена когда каждый школьник воспринимал мир только через экран смартфона или планшета, где, так называемые, «сэлфи» вытеснили старую добрую фотографию на бумажном носителе, а серверы мировой паутины пухли от миллиардов неудачных фото, Лора полностью игнорировала современную модель поведения своих сверстников, выказывая тем самым приличные умственные способности.

Ее не смогла переманить на свою сторону Тереза Бьюрон. Эта старая ведьма до сих пор не оставляла попыток очернить Гроссмахтов, даже после того, как получила урок на всю жизнь.

И надо признать, что Диони обладала определенной проницательностью, потому что девушку едва ли не передергивало от елейной улыбки старой карги.

Полдень не добавил света в ватно-серый воздух, наполненным мелким снегом.

Тишина в воскресение, после непрекращающегося шума ремонта, поистине оглушала, отчего тревога все сильнее укоренялась в груди. Рэгворда, как обычно, засел на третьем этаже, глубоко внутри замка, куда и в обычные дни, практически никто не заглядывал.

С укором посматривая на крохотного зайчонка, которого прятали Полссон и Диони в коробке за камином, Элеонор покачала головой. Зверек быстро наедал бока, но по прежнему боялся человека. Значит, девчонка не стремилась его приручить и через пару месяцев выпустит в лес. Но сегодня его никто не удосужился покормить.

Если бы Рэгворд знал, что Диони не вернется до вечера, подобного бы не случилось. Следовательно, сегодня творилось нечто из ряда вон выходящее и пока никто об этом не догадывался.

В глубокой задумчивости, Элеонор сходила на кухню и оторвала от кочана капусты лист потолще, чтобы отнести зайчонку перекус.

Дверь в мастерскую внезапно распахнулась и от неожиданности женщина вздрогнула. Рэгворд стоял в проеме насупив брови.

  - А, нашелся, - без тени смущения протянул он, и как обычно опустил в пол глаза.

Деловито посапывая Полссон подошел к верстаку, перебирая инструмент, а когда нашел нужный снова направился к выходу. Кажется, на этом, разговор о питомце был исчерпан. Но мужчина в нерешительности снова застыл в дверях, и с прищуром оглядел двор, который медленно но уверенно засыпало снегом.

  - Лора еще не вернулась?

  - Нет, - Элеонор пожала плечами, но тревога еще больше укрепила свои позиции. - Переживаешь за нее?

Повисла пауза, в которой так и витало желание оставить вопрос без ответа.

  - Пожалуй, - ответил Рэгги и тут же запнулся, словно, за ним кто-то подсматривал, когда он мылся в душе.

  - Она в это время, обычно, уже возвращается. Привычки за человека многое могут рассказать, а из этого нелепого экземпляра тисками лишнего слова не вытащить, даже Бронель это подметил. Поэтому она тебе нравится? - хмыкнула Элеонор, пытаясь скрыть, то что разгадала почему неприметная девушка так быстро отогрела сердце Полссона.

  - Как и тебе..., - криво усмехнулся Рэгги, даже не собираясь отнекиваться. - Сделай одолжение, Элеонор, позвони Хильде. Снегопад к вечеру усилится.

В этот момент в воротах показалась тонкая фигура, в которой собеседники безошибочно угадали Агнес Мунд.



Voloma

Отредактировано: 01.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться