Прощай, несостоявшийся жених!

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 1.

         

В последнюю неделю сентября жизнь повернулась к Василисе темной стороной. Когда ты встречаешься с парнем более трех лет, и тебе уже давно перевалило за двадцать, то имеешь полное право надеяться на предложение руки и сердца. Только такого предложения все не поступало. В итоге она решила, что Вадим по неизвестным причинам робеет или стесняется, и ей нужно брать развитие отношений в свои руки. Вдруг в тот день мужчина сам начал разговор. Пару раз, нервно поправив воротник рубашки, затем смяв в руках полу пиджака, он обратился к девушке:

- Василиса, присядь, пожалуйста! Нам нужно серьезно поговорить.

Не чувствую подвоха, она села в кресло напротив, готовясь мысленно к исполнению давней мечты. Но слова прозвучали совершенно иные.

- Вась, прости, но нам нужно расстаться! – боязливо пробормотал он, пряча от девушки глаза. А затем с явным чувством облегчения, что все-таки собрался с духом и сказал это, развалился на кресле и уже более свободно продолжил. – Я встретил и полюбил другую!

- Как другую? А я? – растерялась Василиса, не веря, думая, что это чья-то злая шутка.

- Жизнь - штука сложная. Так вот произошло, - уже без грамма сожаления пожал плечами мужчина.

- Я же потратила на тебя три года жизни… Неужели это время ничего для тебя не значит?

- Почему не значит? Вместе нам было прикольно. Но я никогда не видел тебя в роли матери моих детей.

- Даже так?! – вспыхнула девушка, инстинктивно сжала в кулаке салфетницу и запустила ее в голову мужчины, а затем схватила сумочку и стремглав выбежала из кафе, в котором они сидели.

- Слава богу, чай еще не принесли! Не хотелось бы горячим по физиономии получить, - усмехнулся про себя мужчина, радуясь и тому факту, что бросок Василисы меткостью не отличался.

Василиса же бежала, веря, что он сейчас ее догонит и скажет, что пошутил. Она, конечно, подуется на него, разве чувствами шутят? Но потом обязательно простит. Когда же завернула за угол, поняла, что погони как не было, так и нет. Вадим остался сидеть за столиком в кафе. И лишь она одна летела по пустынным улицам ночного города.

Дом был далеко от центра. Дверь в квартиру девушка открыла примерно через час своей незапланированной прогулки. Зато холодный осенний воздух отрезвил и немного успокоил. Не найдя в себе силы умыться, прямо в одежде рухнула на кровать и, сраженная усталостью, мгновенно уснула. Слезы и осознание случившегося пришли лишь утром.

***

Утро началось с тревожного звонка будильника. Василиса всегда была засоней, ранние подъемы в любом возрасте давались ей с трудом. Поэтому мелодией звонка она выбрала первый концерт Чайковского. И это было не от большой любви к классической музыке, выбор пал исключительно из-за ее громкости. Девушка удивленно оглядела свое тело, распластавшееся на кровати прямо в брючном костюме, в котором была на работе, не в силах понять, почему она так и не разделась вчера. А затем в мозг ворвались воспоминания. В голове билось лишь одно желание: закутаться плотнее в теплый плед и плакать, плакать, плакать, жалея себя и сетуя на несправедливую судьбу. Он, оказывается, не видел ее матерью своих детей! И почему она об этом узнала лишь три года спустя?

Но сегодня была пятница, а, значит, нужно было подниматься, приводить себя в порядок и отправляться на службу. Она лишь месяц назад нашла это место и вполне законно считала, что с самого начала трудовой деятельности опаздывать негоже. Жизнь продолжалась. Перерывы в ней не предусмотрены. Сняв помявшуюся одежду, отправилась под бодрящие струи душа. Затем причесалась, небрежно скрутив длинные черные волосы в тугой узел, и прошлась по лицу пуховкой, пряча синяки под глазами. Посмотрела в зеркало и решила, что в таком виде готова появиться на работе. Готовы ли коллеги к такому ее виду, она не подумала. Работа в бухгалтерии подразумевала дружный женский серпентарий, сплетни процветали там по любому поводу. Василиса старалась их не замечать и не реагировать.

День тянулся бесконечно долго. Периодически она забывалась, погружаясь в мир цифр. Потом наплывали воспоминания, и приходилось сдерживать себя, чтобы не утопить весь отдел в слезах. Коллеги с удовольствием бы ее выслушали и даже посочувствовали, но затем минимум месяц перемывали бы кости девушке, ища ее промахи и недочеты, выискивая недостатки внешности и характера.

Вечером, вернувшись в квартиру, где еще так были свежи воспоминания о Вадике, решила, что оставаться здесь нет сил. Поэтому побросала вещи в сумку и поехала на выходные к родителям в небольшой поселок в 40 километрах от города. У них она не была уже довольно давно, стараясь все свободное время проводить с несостоявшимся женихом.

Родители очень удивились неожиданному приезду дочери, но при этом были рады. Словно почувствовав неладное, не стали спрашивать, почему девушка приехала одна, хотя последнее время без Вадика она у них не появлялась. Они решили, что девочка сама все объяснит, когда будет в состоянии.

Утром Василису разбудил запах свежесваренного кофе. Мама всегда варила его в джезве, не признавая современных кофе-машин. Напиток получался густым и очень ароматным. Василиса протерла глаза, и как была в пижаме и с вороньим гнездом на голове, так и уселась за стол на кухне. Такую вольность она позволяла себе лишь в родительском доме. Родительница тут же поставила перед ней кружку с напитком и тарелку с пирожками. Справедливо решив, что не так уж плоха жизнь, когда рядом есть преданные и любящие люди, девушка принялась завтракать.



Александра Гусарова

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться