Прощай, Шустрик!

Размер шрифта: - +

Прощай, Шустрик!

Та-ак… Еще немного… Еще чуть-чуть…

Бах!

— Ой-ёй!

И только когда огромный чемодан рухнул на меня со шкафа, я подумала, что стоило бы немного усмирить гордость и попросить своего почти бывшего мужа помочь. Потирая моментально выросшую на голове шишку, я слезла со стула и присела на кровать.

— Ты что творишь? — Андрей заглянул в комнату, не отнимая телефона от уха. — Ладно, я перезвоню, — сказал он собеседнику и вошел, пряча сотовый в карман.

— Ничего, — буркнула я, стараясь не думать о том, кому он звонил. — Собираюсь.

— Я тоже решил уехать.

Он подошел к шкафу, протянул руку и легко снял с неприступной для меня вершины свой чемодан. Я завистливо проследила за его движениями, перестала жалеть себя и приступила к сбору вещей.

Уехать. Далеко. Немедленно.

Развод состоится через неделю после новогодних праздников. Сидеть дома и ждать я не могла, особенно в такие дни, когда отвлечься нечем, а видеть лицо почти бывшего, нет сил. Взяла отпуск, заказала билет на поезд и бросилась собирать вещи. Вот и он уезжает. Не знаю, куда и спрашивать не буду, мне все равно. Впрочем, и ему плевать, куда еду я. Мы давно чужие друг другу, у каждого своя жизнь.

 

Наверное, это полный бред на новогодние праздники отправиться в Хабаровск, но так случилось, что моя единственная сестра вышла замуж за сурового сибирского мужика, который приехал налаживать связи по бизнесу, а уехал с моей Нютой. Анна не побоялась долгих суровых зим, не раздумывая собрала вещи и упорхнула со своим любимым в далекие края. Я не видела сестру больше года и не просто скучала, я жаждала поплакаться и рассказать, какая сволочь мой муж и как все достало.

Согласно расписанию отправки и прибытия поезда, я проведу в пути пять дней шестнадцать часов и семь минут. На дорогу туда и обратно уйдут все праздники, погостить особо не удастся, но что летать я очень боюсь и ни за что на свете не сяду в самолет. Для меня необходима была смена обстановки, так необходима, что я готова была провести все это время в тесном купе с чужими людьми.

Дурость, скажите вы? Да. Но для меня это было важно.

 

***

После морозного воздуха платформы в купе было душно и жарко. Я засунула чемодан под нижнюю полку, сняла шубу и устало села на свое место. Тут же в вагон вошла молодая женщина с маленьким ребенком на руках, растрепанная, усталая и нервная. За ней показались двое мальчишек, и тут же приятная тишина купе наполнилась детским визгом и суетливой возней. Пока семейство размещалось по своим местам, мне казалось, что я попала в маленький Ад, где кроме невыносимого шума и полнейшего кавардака трепал нервы усталый голос молодой мамочки, резко повторяющий одни и те же фразы из серии: «Заставь бешеных детей себя услышать».

За какую-то минуту мне стало невыносимо сидеть со своими попутчиками, и мелькнула мысль сбежать из поезда и вернуться домой. Андрей же уехал, маячить перед глазами не будет, но пока я обдумывала эту идею, поезд тронулся.

Хотела новых впечатлений? Получай, детка!

— Вы куда едете? — спросила я мамашу, когда семейство разместилось наконец, и мальчишки, забравшись на вторые ярусы, принялись кидаться друг в друга подушками.

— В Хабаровск, — устало ответила замученная мамаша и мои надежды, что все безобразия закончатся совсем скоро, рухнули в пропасть. За ними полетело приподнятое настроение и планы отдохнуть от нервотрепки.

Пять дней шестнадцать часов и семь минут в Аду!

Жесть.

Кое-как справившись с эмоциями, я выскользнула в тамбур, нашла проводницу и попросилась в другой вагон. Так уж случилось, что к детям я отношусь, мягко говоря, без особой любви и не понимаю людей, которые умиляются беспомощным слюнявым человечкам и рожают кучу спиногрызов, как моя попутчица.

— Мест нет, — проводница, симпатичная полноватая женщина, которой очень шла форма РЖД, беспомощно развела руками. — Праздники. Может, чаю хотите?

— Нет, спасибо.

Ну, все. Приехали.

Еще до того, как я открыла дверь в купе, услышала ненавистный мне детский ор. Собравшись с силами, я вошла, села на свое место и постаралась отвлечься, разглядывая мелькавший пейзаж за окном. Не помогло. Пыталась читать, слушать музыку, стоять в тамбуре, но с каждой минутой все сильнее зверела. Наконец, когда мальчишки спрыгнули с полок и затеяли драку, решила увести своего зверя в вагон-ресторан и умаслить коньячком, дабы не получить статус злобной тетки на предстоящие пять дней. К тому же, скоро Новый год, почему его там и не встретить? Надеюсь, дети угомонятся, когда я вернусь.

 

И тут меня ожидал неприятный сюрприз. Ресторан был до отказа набит людьми. Немыслимо! Существует в этом поезде место, где я смогу хотя бы спокойно выпить?! Наконец, взгляд выхватил мужчину, сидевшего ко мне спиной. За столиком один, авось не прогонит. И чем ближе я подходила к нему, тем сильнее он напоминал мне…

— Андрей?

Почти бывший оторвался от телефона, на котором что-то читал и с удивлением уставился на меня.

— Вера?

— А ты тут чего?

— А ты чего?

— Еду…

Андрей неоднозначно хмыкнул и снова уставился в телефон. Я села, не дождавшись приглашения и постаралась его не замечать.

Мы заказали ужин, оба взяли выпить и уткнулись в свои тарелки.

— Куда едешь? — без особого интереса спросил Андрей.

— К Нюте в Хабаровск. А ты?

Он удивленно приподнял бровь, но язвить не стал.

— К другу в Сибирское Усолье. Туда и обратно. Надеюсь, ты успеешь к разводу в срок? Переносить не хочется.

— Успею. Не переживай. Как твои попутчики? — решила я зачем то продолжить разговор.



Елена Ленская

Отредактировано: 11.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться