Прощание с Авалоном

Размер шрифта: - +

Прощание с Авалоном

Посвящается Льюису Кэрроллу, Киру Булычеву,

Жюль Верну и другим писателям, которые

с детства пробуждают в нас тягу к приключениям,

к непознанному и прекрасному.

 

 

Полет Облачка

 

Повсюду был переливающийся жемчужный туман. Весь мир тонул в нем – а сверху синело чистое, ясное небо, в котором царило сверкающее солнце. Но и по небу медленно плыли сотни маленьких белых облаков.

Где-то в центре Тирольской возвышенности из густого тумана возносится к небу серая скала. Сегодня белый туман клубится у самой вершины, и скалу практически не видно. Ведь сегодня прилив.

Животные, живущие в тумане, предпочитают не показываться на солнечный свет – он их пугает и ослепляет. А потому, какое же удивление у пролетающих птиц вызвало странное существо, ровно в восемь утра по авалонскому времени выступившее из тумана и замершее на самой вершине!

Птицам не видно скалы, потому что ее укрывает туман. И получается, существо стоит прямо в белесом океане, который расстилается во все стороны от горизонта до горизонта. Вокруг такой простор, что кажется: весь мир – лишь туманное море, и яркое небо над ним, усеянное маленькими облачками. А посредине моря стоит, вытянувшись в струнку и запрокинув лицо к небу, это странное создание.

Яркие лучи светят ему прямо в глаза, оно немного жмурится, но смотрит на Солнце смело. Слабый ветер треплет длинные черные волосы. Птицы находятся в совершенном недоумении. Не обращая на них внимания, существо оглядывается по сторонам, выискивая что-то в бескрайних небесных просторах.

 

В Содружестве межзвездных государств живут народы с самых разных планет. От летающих медуз с Посейдона, разум которых совершеннее, чем лучшая компьютерная система, до ингарских богомолов, насекомых цивилизованных, любящих все прекрасное. И еще тысяча с лишним видов, совершенно непохожих друг на друга. Поэтому, чтобы опознать существо, замершее на вершине скалы, нужно быть хорошо образованным профессионалом.

Узнать его смог бы паук-этнограф с Арахны, специализация которого: “гуманоидные расы”. По сочетанию множества признаков Существа, он мог бы уверенно сказать (вернее, прощелкать жвалами), что это, с высокой степенью вероятности, homo puella, то есть, человеческая девочка.

Это и в самом деле так.

Она нетерпеливо озирается, находит то, что ищет – взгляд останавливается, темные глаза округляются, ровные брови сходятся к переносице… затем расходятся… Судя по выражению лица, одновременно довольному и удивленному, можно сказать: она увидела то, что искала, и даже больше.

Тут все и начинается.

 

Привычным жестом девочка выхватила из-за пояса тонкую стеклянную дудочку, поднесла ее к губам – и в воздухе пронесся тихий хрустальный звон. Она подула снова, и звон усилился, задрожал, закружился над ней невидимым потоком. В его переливах родился ветер.

 

Удивленные птицы испуганно отлетели подальше. Ведь там, где был слышен хрустальный звук, ветер становился сильнее и как будто оживал. Послушный зову дудочки, он со свистом прыгнул вперед, закрутился возле маленького, жемчужно переливающегося облачка и, развернув его, полетел обратно. Облачко, неторопливо покачиваясь, поплыло за ним.

– Ко мне! – сверкнув глазами, прошептала девочка, на секунду прерываясь и сменяя ритм неслышной мелодии на более плавный. Ветер дул ей в лицо. Она улыбалась.

Облако уже проплывало мимо, и девочка протянула руку к самому краю. Пушистая белая вата обволокла подставленную ладонь, словно здороваясь – а когда ветер отнес облако дальше, в загорелой руке оказалась зажата тоненькая, жемчужно сверкающая нить. Пролетев еще метр, облачко дернулось и остановилось. Нить держала его крепко, не отпуская – теперь жемчужница была у девочки в плену.

А та не мешкала. Сменив дудочку на две деревянные спицы с множеством петель и крючков, прицепила к ним нитку, и начала аккуратно наматывать ее.

 

Пора представить эту homo puella. Ее зовут Алиса.

Проще всего описать ее с помощью трех “о”: очень отважная и одинокая.

Ей одиннадцать лет и триста шестьдесят четыре дня – сейчас утро триста шестьдесят пятого. Иными словами, сегодня к ночи Алисе должно исполниться двенадцать. Она пришла сюда по заданию воспитательницы Мэй, старшей облачной швеи Авалонского приюта для девочек, и собирается приложить все силы и все умение, чтобы именно сегодня поймать хорошее облако и спрясть особенно красивую жемчужную ткань.

Несмотря на то, что Алиса командует ветром и умеет прясть жемчужную нитку из облаков, стоя на вершине скалы в одном из самых красивых мест галактики, на планете Авалон – она, в принципе, вполне обычная девочка, разве что очень смелая. Такая могла бы жить на морском побережье и бегать вместе с мальчишками к обрыву, прыгая в воду первой. Или трудиться в семье фермеров с Деметры, ухаживать за двухголовыми коровами… правда, для фермерской семьи Алиса слишком худая, и одежда у нее потертая, а ведь фермеры люди зажиточные, и не дали бы своей дочке ходить в заштопанных носках. 

Алиса слаба в математике, физике, бионике – и всех остальных науках, которые требуют усидчивости и развитой логики. При словах «Что исследует комплексная нанография?» или «В чем отличие кванта вещества от кванта действия?», Алиса неудержимо тупеет и может сказать лишь «Кванты… это такие частицы». Зато она очень сильна в телесериалах и в ловле жемчужниц. И как только эти предметы введут в образовательную программу, Алиса станет отличницей хотя бы по ним.



Антон Карелин

Отредактировано: 31.07.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: