Проще простого...

Проще простого...

Обычный хмурый пасмурный день, как многие до этого. Низкие темные тучи, словно вот-вот пойдет дождь. Готовая пожелтевшая листва на деревьях, словно уже пришла осень. Но это здесь не удивление – в Зоне всегда осень и всегда темное, хмурое небо над головой, из которого часто льется мелкий, противный дождь…
  
В этот пасмурный день на КПП Дитятки царило непривычное оживление. Если бы кто-то, кто часто здесь бывал, завернул бы сюда сегодня, то он был бы непременно удивлен. У штаба стояли несколько УАЗиков, на которых обычно ездит военное начальство. Небольшой плац был забит прибывшими отрядами солдат, а пустырь сбоку от КПП полностью занят БТРами и МТЛБ, виднелось даже несколько танков Т-80. Курилка, где обычно сидел небольшой гарнизон КПП, сегодня была занята военными сталкерами. Редкие срочники, завернувшие в курилку, сиротливо жались в углу, смоля дешевые сигареты, с завистью глядя на военсталов, облаченных в хорошую, дорогую броню типа «Кольчуги» и вооруженных ОЦ-14. Автоматно-гранатометный комплекс ОЦ-14, или попросту «Гроза», хорошо зарекомендовал себя в жестких условиях Зоны, чем и завоевал любовь и уважение военсталов.
Среди военсталов виднелись бойцы армейского спецназа, облаченные в броню попроще, в основном в «Берриллы», да и вооруженные главным образом либо АКМами, либо АН-94 «Абаканами». Роднили их лишь сферические шлемы, похожие больше на шлемы средневековых рыцарей.
  
…Такое оживление на КПП объяснялось просто – было решено провести широкомасштабную войсковую операцию. Пробиться к Припяти и выйти на ЧАЭС, чтобы взять ее под контроль – мечта любого генерала, да и не только генералов. Сделать то, чего столько лет не мог никто, пусть даже чужими руками. А солдаты… они были просто мясом, расходным материалом. И генералы проводили последние инструктажи перед броском в Зону, в которую уже ушли войска авангарда, чтобы расчистить дорогу основным силам.

  

   … По заросшему травой и местами невысоким кустарником полю, растянувшись гуськом, пробирались трое вооруженных людей. Идущий первым проверял дорогу, иногда замирая, всматриваясь, уводя маленькую группу от аномалий и обходя их. Остальные прикрывали его, заодно следя за флангами. Замыкающий, к тому же, прикрывал тыл группы. Когда-то это поле было колхозным – на нем выращивались всякие сельхоз культуры, а ныне это поле принадлежало Зоне - вместо картофеля на нем вырастали аномалии, вместо длинноухих зайцев по полю рыскали мутанты. Раньше в этой части Зоны было не очень многолюдно, а теперь стало еще пустыннее. Сталкеры прозвали эту местность Темной Долиной. И не только потому, что от недалекого радиоактивного болота исходили ядовитые испарения и расползался такой жеядовитый туман. Темная Долина славилась смертельной опасностью, поджидавшей здесь на каждом шагу – аномалии и мутанты облюбовали ее, и мало кто из сталкеров рисковал побродить по Темной Долине. Артефактов здесь было мало, а кроме аномалий и мутантов Темную Долину облюбовали и бандиты. На старой недостроенной фабрике они оборудовали свою базу, превратив ее чуть ли не в крепость.  
  
  …На краю поля когда-то стояла ферма, от которой теперь остались лишь развалины. Судя по направлению, люди направлялись к этим развалинам. На Зону опускались сумерки, и нужно было найти какое-нибудь убежище, чтобы переждать ночь. Бродить ночью по Зоне чистое самоубийство. Ни один нормальный сталкер не пойдет в ходку на ночь. А если и пойдет, то ночь переждет в укромном месте, а уже с утра продолжит путь. Немало мутантов днем в Зоне, но ночью их число пополняется. Ночью вылезают ночные хищники…

 …Группа сталкеров добралась до края поля. Их и полуразрушенный забор заброшенной фермы разделяла теперь полоса старой, разбитой асфальтовой дороги. Местами дорога выглядела совсем как новая, но опытный сталкер обойдет такое место стороной – там наверняка притаилась аномалия…

Ферма выглядела тихо и спокойно. Но, как известно, в Зоне тишина – это плохой признак. Обычно Зона не бывает тихой – слышны далекие выстрелы, рев и рык мутантов, в общем, обычная жизнь этого проклятого места. А тишина предвещает что-то нехорошее. Либо где-то рядом притаился страшный мутант, выжидающий момент для броска, либо мелкие хищники разбежались перед более большим и опасным противником. 
Но не оставаться же под открытым небом! По крайней мере, в Темной Долине. Поэтому сталкеры осторожно, но уверенно двинулись к полуразрушенным строениям фермы. Что кто-то присмотрел строения себе под убежище, они поняли еще на подходе. Хоть и никого не было видно, слегка тянуло дымком.
 
 Едва сталкеры вошли в пустой проем дверей, как на них нацелились несколько стволов. В полумраке стояло несколько человек, в обычных сталкерских комбезах. В руках было тоже сталкерское оружие – два АКСУ, и две «Гадюки». Вошедших неспешно рассматривали.
- Спокойно, мужики! – заговорил один из вошедших, видимо, старший. – Нам просто ночь бы пересидеть. На рассвете уйдем.
Автоматы слегка опустились.
- Ну что ж, ладно, - проговорил один из «встречающих», высокий бородатый мужик. Он был здесь самым взрослым, и, очевидно, старшим. По его кивку все опустили автоматы. 
Пришедшие прошли к костру, горевшему в небольшом закутке, лучше всего уцелевшем. Бородатый присел возле костра на старый ящик из-под патронов, поставленный боком, посмотрел на вновь прибывших.
- Ну, здорово, мужики! Кто такие, откуда - куда?
- Вольные мы… С Кордона идем…
- Хреново там сейчас? 
- Хреново, вояки все подмяли. Даже разговаривать не хотят, сразу стреляют, – ответил старший среди пришедших. – Кстати, я – Марк. Это – Сиплый, а это Мельник. 
- Ну, а я – Борода. Это мои стажеры, Фигура и Монах. А там, на входе, Студент, - представил своих спутников бородач. – Что вообще происходит-то, не в курсе, мужики? 
- Откуда… - ответил Марк, - А так слухов полно ходит. Что вояки будто решили всю Зону под себя подмять; что они просто решили ее от всех «нелегальных элементов» очистить; а может, и еще что…
- Да, дела… - протянул Борода. – Мы с Агропрома идем, на Свалку вышли, а там вояки уже со всеми  стреляются. Не успели понять, что к чему, а они уже по нам лупят. Ну, мы ходу, а они нам на хвост, почти до самой заставы Долга преследовали…
- А долговцы что?
- А что им? Пока еще заставу держат, но вроде как собираются к себе уходить. Да и что отряд Долга на заставе против роты вояк сделает? А вот Бар они держать смогут, там у Долга оборона будь здоров! Да и база под боком, подкрепление, если что, ждать не надо и жрачка всегда будет… 
- Значит, вояки и на Свалке тоже? – задумчиво переспросил Марк.
- Ну да, оккупировали уже всю, суки, - Борода зло сплюнул. – Мы к Сидоровичу направлялись, да только ты говоришь, что туда соваться не стоит?
- Да, на Кордон сейчас лучше не лезть, - подтвердил Марк.
- Слышь, мужики, а как у вас со жратвой? Есть что пожевать?
Марк задумался на пару мгновений, потом развязал вещмешок, достал пару банок тушенки и пачку галет, протянул Бороде.   
- Мужики, нас же четверо, - проговорил Борода, принимая тушенку.
- Больше не можем, - ответил Марк, снова завязывая вещмешок. – Самим только осталось.
- Тогда продайте, мужики? – по знаку Бороды кто-то, кажется, Монах, подкинул ему тощий рюкзак. Борода развязал его, сунул внутрь руку. - «Кровь камня», «Слезу» и две «Медузы» вам дадим…
- Говорю же, не можем больше, самим только на дорогу осталось, - отрезал Марк.
Борода молчал, что-то обдумывая. Марк со спутниками напряглись, но вдруг Борода схватил автомат, направил его на Марка со спутниками. Марк почувствовал, как в спину уперся ствол автомата. 
- Опустите оружие, мужики, - проговорил Борода, - Я не желаю вам вреда.
Марк переглянулся с Мельником. Едва заметно кивнул головой – Мельник повторил. Три автомата опустились возле ног. Борода убрал свой автомат, подхватил вещмешок Марка, развязал, заглянул в него. Стажеры Бороды держали Марка с товарищами под прицелом. Даже Студент притопал… Борода вытряхнул из вещмешка содержимое, после чего все запихал обратно, кроме продуктовых припасов. Его интересовала лишь провизия. Пять банок тушенки, четыре пачки галет – вот и все припасы. 
- Мужики, я все не заберу, - сказал Борода, разглядывая добычу, - Не хочу, чтобы…
- Че с ними церемониться? – неожиданно влез Студент. – Давай им из автомата пальнем, да и поминай, как звали… 
Договорить он не успел – неожиданно Борода быстро вскочил со своего ящика. В следующую секунду Студент лежал на земляном полу, потирая рукой ушибленную челюсть. 
- Еще раз такое услышу – пристрелю! – пообещал Борода. Обернулся к пришедшим и проговорил, словно оправдываясь за Студента: - Молодой еще, глупый совсем…
Борода вернулся к добыче. Взял две банки тушенки и пачку галет, положил к тем, что дал ему Марк. Остальное положил обратно в вещмешок. 
- Нехорошо, Борода, - сказал Марк, - Своих же грабишь…
- А почти двое суток не жрать – это хорошо? – неожиданно зло проговорил Борода. – И Борода своих не грабит. Считайте, что мы поменялись…
Борода положил в рюкзак еще и «Кровь камня» со «Слезой». Завязал вещмешок, подшвырнул его к Марку. 
- Че за хрень? – подал с пола голос Студент – Ты чего творишь, Борода? На хрена артефакты им отдал?
- На хрена? – переспросил Борода. Призадумался, словно что-то обдумывая. – А на такой хрен, чтобы ты, придурок, с голодухи копыта свои тощие не откинул! Понял?
- Да я те говорю – вон пулю им в репу, да спихнуть в болото. От них ведь даже следа не останется, там «Холодца» полно, все растворит… - никак не мог угомониться Студент. Видно, жаль ему было с артефактами расставаться. – А жратву их себе возьмем так, без всяких артефактов! Не проще так сделать?!
- А что, может, ты и прав, Студент, - проговорил Борода. – Может, так и проще…
Внезапно Борода снова оказался возле стажера, глухой удар – и поднявшийся было Студент снова опрокинулся на землю. Борода пару раз еще с силой пнул его.
- Может, и проще, но Борода – не бандит, понял?! Не собираюсь грабежом жить…
Борода вернулся на свой ящик, достал нож, открыл банку тушенки, протянул своим стажерам. Знаком показал, что банка им на двоих.
- Все, мужики, без обид, проваливайте! – сказал Борода, тяжело вздохнув. – Не хочу выставлять вас на ночь глядя, но не хочу, чтобы мы перестреляли друг друга… И не хочу, чтобы вы на меня обиду держали. У меня выхода нет другого…
И, словно перестав их замечать, повернулся к стажерам:
- Проводи их, Фигура! И Студента смени, ночью теперь будет дежурить…
Марк и его товарищи подняли автоматы, закинули их за спину стволами вниз, и пошагали за Фигурой к выходу. Задержался на мгновение лишь Марк, чтобы забрать и свой вещмешок. Выйдя из проема ворот, троица, не сговариваясь, повернула в сторону дороги. Вслед им смотрели Студент и Фигура…


Студент отстоял еще только половину вахты, а уже основательно промерз. Плюнуть бы, уйти поближе к костру, подбросить веток в огонь и завалиться бы спать. Студент широко зевнул. Невольно задумался о Марке и его товарищах. Студент был уверен – они не очень далеко ушли, наверняка где-нибудь неподалеку нашли какое-нибудь место, более-менее подходящее для ночевки. Он не знал почему, но эта троица была ему неприятна. Просто не нравились ему эти сталкеры, и все тут! Студент не понимал причин этого, как бы он не думал о них. И еще он не понимал Бороду. Нет, мужик он был неплохой, но… какой-то мягкий, что ли? Тряпка, в общем… Даже взять вот недавнюю ситуацию с этой троицей. Что, спрашивается, Борода с ними церемониться начал? Выпрашивал, откупался… Тьфу! Взял бы просто что надо, и все. Чтобы они, безоружные, с ними, с четырьмя вооруженными смогли бы сделать? Да ничего! А стали бы рыпаться – на каждого хватило бы патронов. Нет, Борода уговорами все, словами… Миротворец хренов! Репутацию боится подпортить. Тьфу, блин, какая еще, на фиг, репутация! Вокруг никого нет, кроме мутантов! А свои бы молчали, не выдали. 

 Но больше всего Студента бесило то, что Борода, не задумываясь, отдал артефакты. Пусть они и не были слишком уж редкие и дорогие, не это главное. Какое право он имеет распоряжаться их артефактами? В их поисках участвовали все, и Борода должен был спросить их мнения. А он решил, что может всем распоряжаться их имуществом лично. Храбрости набрался, думает, что, если он старший в их группе, то может все… А вот появились эти, трое, так он перед ними сыканул. Мораль стал читать – мол, нехорошо…
А плевать! Плевать на всякие там «хорошо», «плохо», «можно», «нельзя»… Многое чего нельзя в жизни! А здесь, в Зоне, все это – просто ерунда. Здесь жизнь человека ничего не стоит, здесь стирается черта, разделяющая понятия «хорошо» и «плохо»… И вообще, здесь нужно жить так, как можешь. А не так, как учат такие, как Борода. Собрались учителя, блин, проповедники, а если разобраться, так сплошь все одни преступники. Кто в Зону пойдет по своей воле? Почти никто. Есть такие, да, но очень их мало. В основном все сюда от правосудия бежали… 

 Студент, размышляя, вдруг, неожиданно для самого себя, задался вопросом – а зачем ему ходить под чьим-то началом? Чтобы артефакты, найденные им, рисковавшим жизнью, отдавали кому ни попадя? Чтобы любой, мнящий себя командиром и вообще, чуть ли господом богом, имел право на него руку поднимать? Он сам по себе что, не сможет прожить? Он ведь не первый день в Зоне, успел разобраться в аномалиях, на мутантов тоже вдоволь насмотрелся. Артефакты сбагрить не сможет? Да ну, ерунда. Он знает торговцев, а им наплевать, кто им артефакты тащит. Торговцам лишь выгоду не потерять, если вещь стоящая – возьмут за милую душу!

 Через полчаса Студент уже знал, как будет жить дальше. Больше никто не будет ему указывать, что делать. Больше никто не посмеет его ударить, зная, что он не поднимет руку в ответ. Больше не будет над ним командиров. И погоняло это он сменит. На какое-нибудь звучное, грозное, достойное уважения. 
Хмурое с вечера, лицо Студента разгладилось, по нему блуждала легкая улыбка. Обычно такая улыбка бывает у людей, мечтающих о чем-то приятном…
Внезапно улыбка пропала с лица, снова ставшим хмурым. Студент глубоко вдохнул. Чуть задержав воздух в легких, выдохнул и решительно пошел к спящим товарищам…

 Артефакты переложены, две банки тушенки и пачка галет тоже, патроны – само собой. Правда, пару магазинов Студент оставил – не зверь же он, в конце концов. Без патронов им точно не выжить. Без еды остались? Ничего, мутанта завалят и наедятся, Борода вон как-то хвалился, что кабана жрал. И ничего, живой до сих пор. И в этот раз не сдохнет.
Студент вертел в руках нож Бороды. Большой, красивый, лезвие из какого-то черного материала. Борода хвалился, что нож у него чернобыльский, из местных сплавов сделан, такого ни у кого нет. Легкий, заточки не требует. И на самом деле, Студент ни разу не видел, чтобы Борода его затачивал.

 - Ты что делаешь? – раздавшийся голос заставил Студента подскочить от неожиданности. Позади него стоял Монах и смотрел на него внимательным, даже настороженным взглядом.       
- Ты это, Монах… - начал говорить Студент, поднимаясь, чтобы перегородить обзор Монаху. Но тот уже начал подходить вплотную.
- Ты зачем в рюкзаках лазишь? – Монах уже стоял возле Студента, увидел раскрытые рюкзаки.
Студент почувствовал, как в душу закрадывается страх. Сейчас от голоса Монаха проснется Борода, а потом и Фигура. И накроются медным тазом все планы Студента. И жизнь оборвется – Борода примет это за мародерство, а с мародерами разговор короткий. Ну, а после они покинут эти развалины, оставив в них остывать Студента с простреленной головой…
- Я… это… - мямлил Студент. Внезапно он почувствовал, как успокаивается. Испуг, обнявший было холодными объятьями, медленно уходил. Студент знал, что делать. Почувствовал, как рукоятка ножа словно нагревается в руке, сам нож словно слегка потяжелел. Студент сделал шаг вперед, теперь он стоял вплотную к Монаху. Без размаха, правая рука с зажатым в ней ножом, резко ушла вперед. Еле слышно затрещала пробиваемая ткань, а затем и плоть. Левая рука поднялась и прикрыла рот Монаха. Нож вышел из его тела, но еще трижды он вонзался в тело Монаха, с легкостью разрезая одежду и плоть…

 Студент аккуратно опустил тело Монаха на пол, прислонил спиной к невысокому бетонному выступу. Глянул на спящих – все тихо, никто не проснулся. Все, обратной дороги нет, нужно поторапливаться. Студент вернулся к рюкзакам, закрыл и завязал горловины. Встал, взвесил на руке – нормально, не тяжело. Да и с чего тяжело-то будет? Но Студент верил, что скоро у него будут тяжелые рюкзаки, набитые редкими и дорогущими артефактами. Улыбаясь этим мыслям, Студент закинул рюкзак на плечо, повернулся к выходу…
- Далеко собрался, сученыш? – Борода хмуро смотрел на Студента, направив на него «Багиру». Неплохой пистолет, особенно на ближних дистанциях. Ну, а с двух шагов, что их разделяют, проделает немаленькие дыры в теле Студента.
- Я ухожу, - ответил Студент, выдержав злой взгляд Бороды. Не так это уж и сложно оказалось. – Я дальше без вас. Я сам по себе.
- Ты думаешь, я позволю тебе уйти? – было четко видно, как злость и гнев душат Бороду. Он покраснел, едва сдерживал себя, чтобы не сорваться и не накинуться на стоящего перед ним дерзкого стажера.
- А я не спрашиваю разрешения, - ответил Студент. Сделал шаг в сторону, обходя стоящего перед ним, но Борода со злостью схватил его за руку. Студент вырвал руку, а в следующее мгновение Борода отшатнулся, получив удар по лицу. Борода даже опешил от такой наглости. Кровь прихлынула к лицу.
- Да я… я тебя, щенок…
- Что? Что ты мне? Ты мне теперь никто… Я теперь сам…
Студент развернулся, повернулся к выходу и пошел не спеша, словно дразня Бороду. А того уже трясло от злости, он едва сдерживался, чтобы не нажать на курок его верной «Багиры». Но он еще не мог поверить в то, что его же стажер так нахально и нагло ведет себя, так бесцеремонно обобрал его. Но тут взгляд упал на Монаха. Борода увидел небольшую пока что еще лужицу крови, вытекавшую из-под комбеза. Борода сразу все понял. Пистолет словно сам по себе поднялся в руке.
- Стой! Стой, сука!!!
Студент на мгновение замер, но потом снова продолжил движение, не оборачиваясь.
- СТОЙ!!!!!
Еще несколько шагов – и Студент выйдет из строения. Борода решился. Глухой щелчок. Еще один. Снова щелчок. Снова и снова…
- Что, патроны кончились? – Студент остановился и, развернувшись, смотрел на Фигуру, проснувшегося и растерянного, Бороду, завалившегося набок Монаха.
Неожиданно Борода резко нагнулся к своему сапогу. Но автоматная очередь опередила его. Борода упал на пол, выронив маленький, едва помещавшийся в руке, однозарядный пистолет. Не торопясь, Студент подошел к нему. В руках Студент держал АКСУ Монаха, его же «Гадюка» мирно висела за спиной.
- Эх, Борода, - проговорил Студент. Несколько секунд помолчал: - Прикинь, не знаю, что нужно обычно говорить в таких случаях…
И расхохотался. Громко и весело. В глухой, зловещей тишине его хохот раскатился, казался каким-то нечеловеческим. Фигура неожиданно метнулся к рюкзакам. Снова прогремела короткая очередь.
Борода глухо застонал, когда Фигура, захрипев, мешком завалился за бетонные полуразрушенные выступы. Борода не боялся. Он знал, что когда-нибудь умрет. Он столько раз смотрел смерти в глаза, но каждый раз она его миловала. Сколько раз он представлял себе свою смерть – от пули, полученной в бою; от клыков мутантов; от пуль вояк; но он не мог представить, что умрет вот так – от руки своего же стажера, вставшего на разбойничий путь…
Студент тем временем перестал смеяться, нагнулся, легко выдернул из слабеющих рук Бороды его «Багиру». Откуда-то достал обойму от «Багиры», вщелкнул  магазин, передернул затвор. Выстрел.
 Спустя минуту Студент вышел из полуразваленного строения и, не оборачиваясь, направился в сторону дороги. Он пару раз уже бывал в Темной Долине, поэтому имел представление, в какую сторону идти.

  …Студент шел уже с полчаса, удачно прокладывая дорогу. Его пока что не трогали мутанты, а аномалии он удачно обходил. Настроение начинало понемногу подниматься. Про недавние убийства товарищей он почти забыл. Никак душевных мучений и прочей ерунды, как любят писать в книгах. И ничего сложного. Убить своих бывших напарников оказалось делом проще простого… А ведь если разобраться, то они сами виноваты. Он не хотел никого убивать, он бы просто ушел и все… Теперь перед Студентом встал вопрос – куда податься? Ответ нашелся быстро – в Бар, под крыло Долга. На Кордоне сталкеров нет, многие сейчас в Баре трутся, но отмазаться от расспросов будет несложно: на них в Темной Долине напали бандюки. А то, что на Свалке отбивались от вояк, многие видели – Филин, например… Он даже покажет место, где отбивались от бандюков – трупы к тому времени уже обглодают мутанты, если, конечно, по частям их не растащат…

Раздумывая, Студент не заметил, что он сам уже несколько минут является объектом пристального внимания. Две пары глаз внимательно следили за ним с того самого момента, как он перешел мост через болото. Как ни странно, но мост этот остался целым, на него не повлияли ни две Аварии на ЧАЭС, ни годы, прошедшие с того времени. 
Две пары глаз, принадлежавшие двум парням. Одеты они были слишком странно – черные кожанки, плотные трико, на ногах у одного высокие кроссовки, у другого – черные кожаные полуботинки. Казалось, что выглядят они несуразно на территории Зоны, где обычно сталкеры облачались в комбезы. Но тот, кто хоть немного знал Зону, а особенно Свалку и Темную Долину, безошибочно определил в них обычных бандитов. Тех, кого не приняла Зона. Тех, кого изгнали сталкеры. Те, по кому, едва завидев, без предупреждения, открывали огонь на поражение бойцы всех группировок. Бандиты не совались вглубь Зоны, ошивались лишь на ее окраинах, портя жизнь всем ее обитателям. На Свалке и на Кордоне новички получали первый боевой опыт именно в стычках с бандитами…

  Студент уже почти обошел болото, до прохода на Свалку, что притаился среди невысоких сосенок, где был совсем низкий фон, оставалось всего метров пятьдесят, не больше. Сейчас он обойдет с левой стороны огромный, необъятный валун. Справа от него - Студент это четко запомнил – примостилась целая россыпь аномалий. Тут и «Карусель», и «Трамплин», а чуть дальше переливалась искрами «Электра», слегка гудя… Вот и пройден уже валун, сейчас по прямой вон до той большущей пушистой ели, а там наискосок метров тридцать, и вот он, проход на Свалку.  
  
 …Когда раздались выстрелы, Студент даже не успел испугаться. Он бросился на землю, к тому же что-то ударило его, казалось, сразу по всему телу, ускоряя его падение. Упав, он попытался перекатиться за большую кочку, но… не смог. Почувствовал, как немеет правая рука. С трудом поднес ее к лицу – рука была в крови. Внезапно Студент почувствовал, что начинает проваливаться куда-то в пустоту, тьма начала обволакивать его. Угасающим взглядом увидел, как к нему направляются двое бандюков. И – тьма окутала его начавшее угасать сознание. 

 …Спустя несколько минут, по берегу болота шли два бандита, улыбаясь и весело пересмеиваясь. На плечах их висело по паре автоматов, а в рюкзаке лошары, которого они только что вальнули, нашлись не только патроны, но и артефакты, и даже немного жратвы…
Для этих бандюков человеческая жизнь не стоила и ломаного гроша. Они убивали даже за банку тушенки или автоматный рожок патронов. Они не знали цену человеческой жизни… Для них убить человека для того, чтобы забрать нужное, тоже было просто. Даже слишком просто.     
Проще простого…   



Андрей Рачковский

Отредактировано: 08.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться