Прошлогодний демон и Женя-главбух

Размер шрифта: - +

8 от 26.12

Закрыла глаза от удовольствия. Холод обжигал губы, но поцелуй оказался жарче, и страшно не хотелось, чтобы он прекращался. Будто в юности, были только они двое, а все остальные, казалось, и не существовали вовсе.

Чья-то ватрушка ударила по ногам. Гений нехотя оторвался от тезки и улыбнулся:

– Прерываться нельзя, обветрятся губы.

Женя сняла варежку и погладила его по щеке.

– Скатимся еще несколько раз, а потом подумаем, как решить эту проблему.

Мужчина чмокнул ее в нос и выпустил из объятий. Подобрал ватрушки, взял Женю за руку и потопал к горке. Его ладонь оказалась теплой и твердой, он без стеснения поглаживал руку спутницы ловкими пальцами. Отмечая, как все внутри волнуется в предвкушении, Женя со странным удовольствием поняла, что этот мужчина ее никуда не отпустит. Совершенно точно доведет начатое до конца. Улыбнулась. Почему бы и нет?

Следующий раз скатывались вдвоем. Ватрушка охнула, когда Гений уселся позади. Женя лишь закрыла глаза: его объятия волновали даже сквозь зимнюю одежду. Жутко хотелось поцеловать тезку еще раз, и спуск лишь ненадолго отвлек от спутника. Ухмыльнулась и покачала головой: похоже, девочка выросла, мужчины интересуют больше, чем горки.

– Я так долго не выдержу, – подлил Гений масла в огонь, крепче прижимая к себе, – куртка мешает.

– Не только куртка, – еле слышно прошептала Женя, представляя, что именно снимет с него, когда появится возможность.

Ватрушка выехала на ровную поверхность. Подниматься на ноги не было никакого желания… Хотелось и дальше утопать в его объятиях, причудливой смеси тепла чужого тела и холода окружающего пространства.

– Эй, голубки! – окликнул знакомый голос. Женя повернулась и увидела Соню, чинно восседающую на санях, запряженных тройкой лошадей. – Составьте нам компанию на второй круг.

– Соглашайся, – прошептал Гений, – летом там было чертовски красиво.

– У нас нет выбора, – спокойно сообщила тезка. – Соня не знает слова «нет».

Забрались в сани, уселись рядом. Женя без стеснения положила голову спутнику на плечо, казалось, они знакомы уже тысячу лет. Гений взял ее руки в свои. Она сняла варежки, но холодно не было, напротив, ладони будто обжигало прикосновениями. Вокруг плыли припорошенные снегом деревья, красовались игрушечные корпуса то ли «Прыткой девы», то ли другого дома отдыха, а Жене отчего-то захотелось растопить камин и вечность сидеть напротив, глядя на огонь. Вожделение отпустило, осталось лишь желание смотреть на пожирающее дерево пламя.

Вернулись, когда до обеда оставалось полчаса. Соня скомандовала разойтись по номерам и приготовиться к трапезе. В люкс Женя возвращалась без предвкушения, страсть уступила место спокойному удовлетворению, а прикосновения спутника навевали скорее нежность, чем желание. Тот, вообще, казалось, пошел на попятную: никаких поползновений не совершал, все больше говорил о ерунде.

Зашли внутрь и остановились в прихожей. Гений улыбнулся и, ничего не говоря, начал раздевать тезку. Осторожно расстегнул молнию на куртке, снял шапку, размотал шарф. Аккуратно повесил все на вешалку. Неспешно разделся сам. Подождал, пока Женя победит ботинки и скинет дутые брюки, оставаясь в длинном свитере и леггинсах. Смерил ее взглядом и покачал головой.

– О чем ты думаешь? – с тревогой спросила Женя, подозревая, что без очарования зимних развлечений разонравилась ему. Было бы очень обидно, если бы то, что так хорошо начиналось, закончилось пшиком.

Подошел почти вплотную и взял лицо в ладони. Посмотрел в глаза.

– Думаю: хорошо, что сейчас зима, изображать равнодушие проще. Где-то читал, что женщинам нравится игра в кошки-мышки.

Запустил ладонь тезке в шевелюру и повторил уличный трюк с поцелуем. Только в этот раз оказался жарче, требовательнее и смелее. Женя закрыла глаза. Спокойствие как рукой сняло. Хладнокровие забилось испуганной псиной и спряталось на задворки сознания. Осталось вожделение: животное, нетерпеливое, бешеное. Губы Гения одаривали бесстыдными поцелуями, руки бессовестно блуждали по телу, а Жене хотелось лишь одного – чтобы он не останавливался. Чтобы его тоже захватили инстинкты, а мысли заполнило ее тело.

До круглой кровати дошли не сразу, сперва занимались любовью на диване в коридоре, переделанном в гостиную. Уже обессилено уткнувшись Гению в плечо, Женя мысленно воздала должное тому, кто подбирал мебель: чтобы усесться на колени мужчине, диван оказался идеален. Смеясь, сообщила об этом тезке, тот лишь улыбнулся и, подхватив на руки, потащил в спальню. Вынудил забыть про обстановку, номер, дизайн. Оставил лишь нетерпение, жажду единения и сумасбродную нежность. Про камин и вечность Жене даже вспоминать было стыдно.

Очнулись ближе к вечеру, когда голод все-таки напомнил, что завтракали они плохо, а обед и вовсе пропустили. Гений чмокнул тезку в висок и потянулся к будильнику, стоящему на прикроватной тумбе. Циферблат показывал девятнадцать сорок пять, до Нового года оставалось чуть больше четырех часов.



Анна Пожарская

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться