Проснуться невестой

Размер шрифта: - +

Глава 15. В свете новых обстоятельств

 

Глава 15. В свете новых обстоятельств

 

Документы, которые Шевцов запросил в офисе автомобильной компании, были доставлены через пару часов. Шофёру потребовалось три ходки, чтобы отнести объёмистые коробки с папками в кабинет. Глядя на эту гору бумаг, Алеся просто гордость испытала, что на Земле изобретён электронный документооборот. Это ж сколько часов потребуется Виктору Валериевичу, чтобы разобраться во всей этой писанине? Наверно запрётся в кабинете и даст распоряжение не отвлекать, как он это обычно делал в офисе, когда предстояла кропотливая работа.

Но вопреки ожиданиям, как только водитель распрощался, Шевцов скомандовал:

– Пойдёмте, Чистякова, поможете мне разобрать документы.

Алеся поглядела изумлённо. До сих пор Виктор Валериевич ничего ответственного ей не поручал. Чай, кофе, или какие-нибудь уже готовые сводки подбить. Неужели вспомнил, что, вообще-то, она по образованию экономист?

– Чему вы удивляетесь, Чистякова? Сегодня рабочий день, – выдал он засеменившей рядом Алесе. – Но, учитывая специфичные условия, будет вам засчитан по двойному тарифу.

Кабинет, в особняке Эдварда, выглядел стильно и статусно. Шкафы из дорогого дерева, поблёскивающие лакированными коричневыми боками, были заполнены ровными рядами книг и настраивали на рабочий лад. Окна пропускали много света, но ни единого звука, тоже, видимо, чтобы не мешать мыслительному процессу. Ну и в довершение – удобный письменный стол, который, к сожалению, наличествовал в единственном экземпляре, и это означало, что Алесе придётся расположиться в кресле перед журнальным столиком.     

Она устроилась поудобней и приготовилась ждать распоряжений. Виктор Валериевич проигнорировав место за письменным столом, которое Леся ему уступила, пристроился в соседнее кресло.

– Прежде, чем начать работать с документами, нам надо обсудить вопрос о Валери.

Алесю эта лазутчица тоже сильно беспокоила. После того, как Шевцов препроводил её в выделенную ей спальную, она носа оттуда не показывала. Похоже, импровизация Виктора Валериевича произвела на неё неизгладимое впечатление. Но терзали большие подозрения, что затаилась она временно, и вскоре снова развернёт подрывную деятельность.

– Её присутствие в особняке будет нам сильно мешать, – продолжил мысль Шевцов. – Вы можете случайно выдать себя, и она поймёт, что к чему.

А почему это риск выдать себя есть только у Алеси? Она не задала этого вопроса вслух, но Шевцов будто услышал, что творится в черепной коробке собеседницы.

– А потому, Чистякова, что практика показала: вы плохая актриса. Роли вам удаются через раз. Матери Эдварда вы выдали впечатляющий экспромт, а мне сегодня утром подыгрывали плохо.

Хорошо Виктору Валериевичу говорить. Когда он, изображая влюблённого, прижимает Алесю к себе, ему не нужно бороться с эмоциями, потому что он ничего не чувствует. Она же не в его вкусе. А Леся так не может – не может ничего не чувствовать. Потому, что хоть Шевцов и не знает, но он-то в её вкусе и когда его рука притискивает к упругому телу, а нос щекочет сумасшедший запах моря, её охватывает жуткое и немного даже приятное волнение и неконтролируемое смущение.

– Нужно создать Валери такие условия, что бы ей захотелось отсюда съехать.

Вот с этой идеей Алеся была полностью согласна. Лазутчицу необходимо как можно скорее вернуть назад матери Эдварда.

– Валери воспринимает вас как соперницу. Сделайте её жизнь невыносимой, попробуйте всякие эти ваши женские штучки.

– Женские штучки?

Что Виктор Валериевич имеет в виду?

– Да. Шпильки, подколы, ехидство. Ну, вы же должны знать женские методы ведения борьбы лучше меня.

Алесе ещё ни разу не доводилось проводить подобных боевых действий. Про такие сражения она только в книгах читала, и не была уверена, что сможет применить книжные знания на практике. Врождённого ехидства в ней было не очень много.

– Не знаю, получится ли.

– Тогда есть второй вариант, – Виктор Валериевич едва заметно улыбнулся. – Дать Валери во всей красе насладиться ощущением «третий лишний». Изобразить, что у нас действительно бурный медовый месяц.

Слова были произнесены такой интонацией, что у Алеси перед глазами живо встала картинка того бурного, что Шевцов имеет в виду. В горле вмиг пересохло.

– Хорошо, – быстро выпалила она. – Попробую женские штучки.

– Попробуйте, – кивнул Виктор Валериевич. – А не получится, перейдём к запасному варианту.

Какое-то время он ещё держал Алесю испытующим дразнящим взглядом, будто наслаждался её смущением. Но потом посерьёзнел.

– Теперь за работу.

Шевцов поднялся с кресла. Раскрыл одну из коробок и разделил лежащие в ней бумаги на две стопки. Ту, что побольше, переправил на письменный стол. Менее объёмистая перекочевала на столик возле Алеси.

– Будем последовательно просматривать документы. Тут собраны все бумаги за текущий год. Меня интересует общее состояние дел на фирме, а также все более-менее солидные контракты, заключённые Эдвардом. Всё, что посчитаете достойным внимания, откладывайте в сторону, остальные бумаги, возвращайте в коробку.  

После этих слов надолго воцарилась тишина.

Что-что, а работать с числами Алеся умела. Сопоставляла, анализировала, обобщала. Два часа пролетело незаметно.

– Вы заметили? – нарушил молчание Виктор Валериевич, внимательно скользя по строчкам очередного документа.

– Заметила, – Алеся, как ни странно, догадалась о чём речь.

Дела автомобильной компании Эдварда в последнее время продвигались со скрипом. Расходы превышали доходы. Лорду даже пришлось брать кредиты.



Ольга Обская

Отредактировано: 25.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться