Просроченное завтра

Размер шрифта: - +

Глава 22 "Саша против Александра Сергеевича"

Алёна успела перехватить взгляд старушки, когда садилась в машину, и не особо расстроилась — ко всему привыкаешь. Главное, научиться плевать на чужое мнение. И не на чужое тоже, но всё же хорошо, что с Максом они не разругались в пух и прах из-за ничего. Из-за его фантазий! Теперь бы помириться со Стасом, а то придётся вернуть билеты, которые возвращать теперь нет никакого желания. Опозориться перед Максом нельзя, а проведи она субботний вечер одна, не избежишь издёвок.

Обо всём об этом Алёна передумала пока шла под аркой, а теперь надо вновь держать ухо востро — отчего это Стаса так передёрнуло от «Саши» — ему же самому не нравится, когда его называют Станислав Витальевич, или он дарит своё имя в качестве снисхождения, и оставляет такое право только за собой? Или же всё намного банальнее — офисом занимается он, и он для всех должен быть царь и бог. Александр Сергеевич — это редкий и желанный гость, нечто эфемерное, о реальности которого догадываешься лишь по подписи на документах. Всё под контролем. У Стаса. А «Саша» — это уже нечто осязаемое, это почти друг, который может задать вопросы, которые не понравятся Стасу. Они поделили территорию, и если Александру плевать, то Стас, похоже, как пёс, сторожит границы своих полномочий. Но разве она виновата, что ей с эфемерным Александром Сергеевичем по дороге?

— Я давно не был таким пунктуальным с утра, — улыбнулся он совсем как «Саша», скатываясь с поребрика, на который опять заехал. — Ты меня так, глядишь, и перевоспитаешь.

А вот этого не надо. Оставьте, Александр Сергеевич, подколы для Станислава Витальевича — это его прерогатива, и он очень ревнивый в этом плане. Конные бранятся, только тешатся, а пешие потом горько плачут по неиспользованному жетончику в метро. И вообще она зря, что ли, карточку покупала? Дорога на работу — это возможность почитать, а здесь сидишь в мягком кресле, как на иголках.

— Там сзади папка. Для тебя, — бросил Александр, глядя прямо на дорогу.

Алёна протянула руку — подшивка вырезок из журнала «Звезда».

— Пытался найти Пелевина, но кто-то зачитал, по ходу. Так что читай пока Довлатова.

— А кто это? — спросила Алёна почти шёпотом. Такие унижения каждое утро она не выдержит. Хоть бы он больше в офис с утра не ездил. Или не предлагал подвезти.

— А тот, кого в школе не изучают. Почитай, почитай. Здесь его воспоминания про жизнь в Штатах. Довольно забавно. Понравится, прочитай «Заповедник», а потом посмотри постановку Малыщицкого. Хотя, наверное, девочкам в нежном возрасте нравятся другие сюжеты.

К счастью, он следит за дорогой, а не её реакцией. Уши точно пылают — может, её с дочкой перепутали? Она не просила заниматься её образованием. Как-нибудь разберётся, что и когда читать вне школьной программы. Папка жгла руки, но не положишь же назад.

— Я взялась перечитывать Булгакова, — начала она осторожно. — Я не люблю читать несколько вещей одновременно.

— Так я тебя не тороплю. Дома без дела валяется. Пусть поваляется теперь у тебя. Под настроение полистаешь. Хотя не хочешь, не бери.

Он схватил папку и швырнул назад, даже не дав ей ответить. Вот нервный! Лучше вообще замять тему внеклассного чтения. Начнёшь обсуждать литературные вкусы, он выдаст список, в котором она не найдёт не то что прочитанного романа, а даже знакомого имени. Стас в этом плане намного лучше — он вряд ли читал больше неё. А у этого товарища за плечами, скорее всего, университет. Но молчать всю дорогу тоже не дело. Обсуждать погоду? Да он такое ещё сморозит, что она до вечера с красными ушами ходить будет.

От тишины их спас звонок. В этот раз Александр, к счастью, оставил мобильник во внутреннем кармане пиджака.

— Что, вообще не грузят? — он раскрыл было рот, но поймав взволнованный взгляд Алёны, промолчал и тихо ответил: — Скажи, чтобы ждал меня на месте! — Он снова стрельнул в её сторону глазами и только скрежетнул зубами. — Да, полчаса в лучшем случае. С ней, а как ещё? Ничего, в машине посидит. Слушай, других проблем нет? — он снова скосил глаза. — Да так, на всякий случай уточнил. Всё, будь на связи.

Теперь Александр швырнул телефон ей на колени.

— Я ни разу не ругнулся, заметила? Я вообще-то до Стаса был более интеллигентным — на скрипке полечку играл, решал безумные задачки и всё, как надо, понимал…

— Серьёзно?

— Скрипка или не ругался? Всё ложь. Не верь, Ленка, мужикам. До офиса я тебя сегодня могу и не довезти, а ведь вчера слёзно обещал.

— Я могу на метро.

— Чтобы Стас сорвался тебя встречать? Размечталась! Будешь сидеть и читать Довлатова. Час работы Стаса стоит куда дороже твоего, — И когда Алёна опустила глаза к стиснутым на коленях пальцам, он легонько толкнул её в плечо. — Обиделась, что ли? Это бизнес, ничего личного, детка. Говоришь с вами, вы обижаетесь. Не говоришь с вами, вы тоже обижаетесь. У мужиков в этом плане намного проще — послали друг друга и успокоились. Так что можешь меня послать. Я не из обидчивых.

— У меня брат из обидчивых, поэтому я научилась молчать в опасных ситуациях.

— Ну… — протянул Александр, слишком надолго оторвав взгляд от дороги. — Со мной у тебя этих опасных ситуаций не было… Пока, во всяком случае. Я вообще не люблю вгонять людей в ступор. Главное правило бизнеса — полное отсутствие эмоций. Но с бабами это не проходит, похоже, поэтому мне нужно заскочить в магазин. Со мной пойдёшь или в машине останешься? Здесь, кажется, райончик приличный. Но всё же я закрою машину, так что ничего не трогай, чтоб сигнализация не сработала, о’кей?



Ольга Горышина

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться