Просроченное завтра

Размер шрифта: - +

Глава 18 "Слишком мало времени"

Алёна дождалась, когда останется в квартире одна, и набрала номер, который знала наизусть. Абонент тоже знал её номер и даже не поздоровался. Она и не ждала, что Стас обрадуется звонку. Алёна готова была размазать обоих братьев Макеевых по стенке, когда узнала причину появления в её квартире демона в кольцах и поздно вечером его братца. У неё не хватило нервов поздравить Даню с контрактом с турфирмой. Как она только не называла его — столько слов не знали даже конюхи. В итоге она выставила его вон и сказала, чтобы с Полиной он встречался только в театре.

Она плакала всю ночь и, увидев утром в зеркале мышиные глаза, обрадовалась, что Эльвира отпустила её ещё на один день. И вот она звонила Стасу, чтобы извиниться. Это было сложно — надо было извернуться и не выдать свою связь с Сашей.

— Стас, я звоню, чтобы извиниться.

Ответа не последовало. Алёна закусила губу и провела пальцами по влажным ресницам.

— Не принимай всерьёз, что Даня наговорил тебе.

— А как я должен это воспринимать?

Голос его был слишком глухим. Он явно держал аппарат не у самого уха, точно боялся запачкаться голосом звонившей.

— Как мою глупую шутку. Только шутила я не над тобой. Я … — Алёна надеялась, что Стас скажет хоть слово, но он молчал. — Я не знала, как отшить Даню, и выдумала эту историю. Не было никаких имён, и я не знаю, почему он подумал на тебя. И почему его прорвало… Но я его выгнала. И звоню извиниться и сказать спасибо.

— Пожалуйста, — произнёс Стас уже немного громче. — Лена, у тебя есть температура?

Она замерла на секунду и выпалила:

— Я уже здорова. Эльвира сделала из мухи слона!

— А мне кажется, у тебя жар и ты бредишь. Сперва ты используешь его, чтобы отшить меня, а теперь меня, чтобы избавиться от него. Скажи, у тебя шарики за ролики от циферок зашли, или это твоё обычное общение с противоположным полом? Ответь, чтобы я не мучился, гадая, что же сделал не так, чтобы заслужить подобную оплеуху.

Алёна не знала, что сказать, потому молчала.

— Почему ты выбрала меня, а не Сашку? Сашка больше подходит для роли монстра. У него даже диплом есть.

Сердце подпрыгнуло в самое горло, и Алёна чуть не закашлялась. В ушах шипела прилившая к лицу кровь.

— Это был Саша. Потому что Даня однажды видел его. Я не знаю, почему он устроил эти разборки тебе. Он просто дурак.

Она выдохнула. Пусть будет так. У Стаса больше логики в словах, чем у неё.

— Да нет, дураки здесь мы с Сашей. Носимся с тобой, как с писаной торбой. Спрашивается, зачем? Чтобы вот такое получать в ответ? А не могла просто сказать одному из нас, что хочешь избавиться от неприятного знакомства. Сложно? Я ведь сказал, что ты можешь обратиться ко мне с любой просьбой. Зачем творить такое за моей спиной? И этот Даня… Он ведь хороший парень. Зачем ты обидела и его? У тебя что, совсем сердца нет?!

Нет сердца? Алёна закусила губу — да, больше нет.

— Думаю, твой Серёжа тоже от тебя натерпелся, — не унимался Стас.

— Серёжа умер, — не сдержалась Алёна.

Наступила тишина.

— Лен, прости. Так это всё из-за этого? Ну что ж ты не сказала… Я ведь знаю, как это больно. Первая любовь, она жестокая, она не забывается. Хочешь, я приеду вечером? Гулять не предлагаю. Холодно. Просто посидим где-нибудь.

— Не надо, — отчеканила она тем же тоном, каким начал беседу сам Стас. — Мне уже не больно. Особенно теперь, когда я знаю, что ты не обиделся.

Он усмехнулся в трубку.

— Ленка, ну как на тебя можно обижаться?! Ну ты такой ребёнок!

Алёна скрутила телефонный провод и чуть не выдрала из розетки. Ребёнок! Старик тут нашёлся! Придурок!

— Спасибо. Я именно это и хотела услышать. Ладно, пойду готовиться к завтрашним урокам.

— Я скажу Сашке, чтобы он утром за тобой заехал. Нечего тебе по метро после простуды ошиваться.

— Спасибо. Пусть он мне только напишет, во сколько выйти.

Она чуть не швырнула трубку о стенку. Жаль, что телефон не её личный. Она бы не жалела его, как не жалела Эльвира. Нет, не только её сын придурок. Они все придурки. И Макс тоже! Все! Все!

Она бросилась на кровать и разрыдалась. Зато потом стало легче. Она доела последний апельсин и вынесла из комнаты последнее напоминание о Дане. Потом запикал пейджер и высветил сообщение: «Таможня дала добро. В 9 часов. Поспи лишний часик. Вечер мой».

Она отбросила пейджер. Жаль, чувство юмора не передаётся половым путём. Она бы очень хотела так же легко относиться к отношениям с господином Светловым, как относится к ним он сам. Почему же так больно? Почему? Месяц, ещё целый месяц он будет с ней, в потом? Потом она зальёт расставание новогодним шампанским. Приедет Макс, будет не так одиноко…

 — Ленка, кофе? — Александр протянул ей бумажный стакан вместо утреннего поцелуя. — Боюсь, мать мне не сварит, а тебе, молодой, можно и два кофе в день. Скажи честно, скучаешь по кофе, который взбивает Стас?

Алёна сжала губы. Что же он хочет услышать?

— Ты хочешь перевести меня обратно в офис?

— Нет, ни в коем случае! Я же ревнивый, очень. Просто он говорил о тебе с такой нежностью, что мне захотелось дать ему в морду. Помчался гад тебя навещать. Может, он влюбился, а? С опозданием?

Алёна сжала губы ещё сильнее.

— Что ты хочешь, Саша?

— Тебя, я хочу тебя. Видишь, я тебя даже не целую. Я и без поцелуя не знаю, как дожить до вечера. Поскорее бы мать уже уехала. Я хочу и засыпать с тобой, и просыпаться.

— А как же консьержка у тебя дома?

— Ленусик, консьержки не замечают, когда приходят хозяева. Они замечают только, когда те приходят не одни. Я всё же хочу мать в Турцию отправить. Поколдуешь?



Ольга Горышина

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться