Простая история. Осень

Размер шрифта: - +

Глава 7.2. Променад

***

— Мы гуляли по Неглинной,

Заходили на бульвар,

Нам купили синий-синий

Презеленый красный шар!

С.Михалков

 

С Оливером было весело. Оливер готов был исполнить все мои пожелания. Мне нужен чайный сервиз – пожалуйста. И чтоб не дорогой, но что бы качественный – пожалуйста. И что бы ни в центре столицы (не люблю я толпу), но и что бы ни с лотка на блошином рынке – пожалуйста. И не сердиться, что я столь требовательная особа – да без проблем. Кажется Оливер сумел сохранить спокойствие и удовлетворить все мои прихоти. Огромный плюс в его пользу.

Мы прокатились почти до середины одиннадцатого сектора в открытом ландо. Фиодориди распорядился направить экипаж через набережную Белых фонтанов. Да медленно, но зато как красиво! И в будний день праздно гуляющих как мы не много.

Мощенная светло серым камнем набережная вилась вдоль берега полноводной Те-Авэ, пересекая одиннадцатый сектор вдоль внешнего края района белой лентой искрящихся водных бликов. Если посмотреть на Па-Нуи в высоты птичьего полета можно заметить четкую радиальную планировку города, разделенную на двенадцать равных секторов, отличающихся самобытностью, индивидуальной планировкой улиц, отличительными особенностями архитектуры. Двенадцать – символ двенадцати рас, населяющих (или населявших) нашу Ао со времен ее создания Безымянным в котле Хаоса. Первыми котел покинули Тарако или драконы. Только вот данный нюанс лучше не упоминать при Первородных. Хи-хи, а что? Раз тарако вымерли почему бы не забыть о них окончательно? Данный факт (хотя возможно опять же очередная легенда «исторических» хроник) был почерпнут мною в библиотеке моего дяди. Дядя надо сказать весьма неадекватно отреагировал на мою любознательность и был очень сердит. Когда я говорю, что «очень» это означает что он кричал. А мой дядя никогда не кричит. Даже то, что можно назвать «повысил голос» это уже из ряда вон выходящее и нельзя сказать, что он его именно «повышает», просто слова бьют в тебя словно набатом. Очень интересный ментальный прием, от которого я еще не встречала способного отгородиться, ибо он не направлен ни на кого конкретно, но вот от чего-то достигает каждого. В детстве любила, выждав это его редкое состояние наблюдать за раскрывающимся цветком магического плетения – невесомого и словно водная дымка, разлетающегося вокруг.

Но что-то я отвлеклась. Так вот эти двенадцать секторов сходились в центре и опоясывали императорской дворец, словно лучи солнца, позиционируя единство и равноправие народов Ао. Ага как же, держи карман шире - равноправие куда не плюнь. Да и двенадцать рас мне кажется притянуты за уши, при чем за эльфийские. Почему тогда у нас три сектора – светлых, дроу и лунных. Вернее, уже не лунных, а нордов – носителей их крови. Ну правильно. Нужно же как-то назвать и узаконить тех, кто остался от Детей Луны. Но! Так как полукровок у эльфов быть не может, а вернее не должно (а между прочим, целое министерство бдит за чистотой крови), но иногда они всё же появляются. И всех понятно лихорадит от перспективы Лунных, ассимилировавшихся и полностью растворившихся в аборигенах севера[1] и ставших в результате теми, кого мы теперь зовем нордами. Так вот этот одиннадцатый сектор как раз им и принадлежал. Конечно, никто (ну опять же кроме эльфов) четко не соблюдал привязанностей расы к сектору. Так вот аллея Белых фонтанов заключала в себе все оттенки белого. Серо-белый гранит вымощенным ковром извивался вдоль змеиного русла, воздушные беломраморные колонны с металлическими прожилками, стройными рядами тянущиеся вдоль прогулочных дорожек соединены были между собой резными эпистелионами, а по-простому балками украшенными фризами растительного или животного орнамента. Ну и конечно же фонтаны! Странные гигантские сферы на тонкой ножке, увитой плющом, и словно парящие в воздухе, окруженные мириадами пушистых брызг и перемешивающие радужные ленты солнечных лучей. Изящные граллаторисы[2]* замершие в брачном танце среди бьющих из земли водяных столбов и суровые быстрокрылы, высматривающие свою добычу над вздымающимися волнами бескрайнего Моана (вероятно, именно его старались воплотить в этом произведении). Ближе к дворцу есть и огромный левиафан, засветившийся на моих не-лекциях. До него мы не добрались, свернув в Тихую аллею, полностью оправдывающую свое название и среди зарослей ивняка Оливер показал мне премиленький магазинчик «У миссис Браун». Нас встретила сама миссис Браун:

- Олли, - всплеснула руками дама из-за прилавка с лучистыми карими глазами. Хозяйка была отражением своего детища: такая же уютная и светлая. В больших открытых шкафах-колоннах были выставлены всевозможные чайнички, чашечки, блюдца, ложечки. От кипельно белого до лаконичного черного. Ярким мазком калейдоскопа цветов выделялась колонна с работой пустынных мастеров-стекольщиков. Только они могли похвастаться столь умелым обращением с этим капризным материалом и превратить его их хрупкого и невзрачного в переливающиеся кристаллы алмазной крепости и подарить ему насыщенный цвет ваших детских капризов.

- Добрый день миссис Браун, - учтиво поклонился Оливер, от чего женщина зарумянилась и хоть это и невозможно, но стала выглядеть еще добрее чем при первом впечатлении. Сразу захотелось в мягкое кресло, чаю и миндальных печенек.

- Совсем забыл меня, негодник, - пожурила его уже не молодая женщина. Впервые видела столько возрастного норда. У эльфов никогда нельзя точно угадать возраст. Конечно, норды платили за утрату чистоты крови Лунных, но и тех, кто выглядел старше стандартных человеческих пятидесяти лет тоже никогда до этого момента не встречала.



Кира Костенко

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться