Простая терранка?

Размер шрифта: - +

глава 1

   
Анастасия.
Это было как …не знаю, как пощечина или ведро воды на голову – обидно и отрезвляюще. Не скажу, что я и раньше ничего не замечала, просто мне хотелось им верить, но… своим глазам я верю больше. Они даже не старались прятаться от меня, конечно, ведь я еще два часа должна быть на работе. Но я сегодня отпросилась, ведь у нас праздник – два года, как мы начали встречаться. Что ж, на этом все и закончится. Немного жаль, что кроме неверного мужчины я потеряла еще и лучшую подругу. Странно, об этой потере я сожалею намного больше, чем о его измене. Занятые друг другом, они не замечали меня, пока я не бросила рядом с несостоявшимся женихом ключи от его квартиры.
- Всего хорошего! – больше говорить я ничего не стала и, не слушая их оправданий, ушла домой. У самого дома купила бутылку вина и большую шоколадку. Лежа в ванне и потягивая из бокала кагор, слышала, как долго надрывался дверной звонок, потом пиликал мобильник, оставленный в сумочке. Мне было все равно. Реакция на измену была странной – вместо ожидаемой душевной боли я испытывала облегчение, словно наконец-то скинула с плеч тяжелую ношу. Из-за этого чувствовала себя виноватой перед теперь уже бывшим парнем, словно сама уложила его в койку к другой женщине. 
Чтобы заглушить эти неуместные чувства, вина явно было мало, поэтому пришлось выползти из уже остывающей ванны и достать из холодильника бутылку водки. Впервые в жизни я напилась в гордом одиночестве и вырубилась прямо со стопкой в руке.
В эту ночь я впервые увидела его. Мой первый цветной сон.  Там был мужчина. На несколько лет старше меня. Почему-то, глядя на него, я почти забыла, что еще днем вроде бы была влюблена и собиралась замуж. Весь сон ходила за ним пьяным хвостом и, наверное, очень мешала и ему и его товарищам. Да и вела себя как малолетняя дурочка, докучая мужчинам вопросами и комментируя их действия. Поэтому мне велели больше к ним не соваться. В ответ я долго и громко возмущалась, что это мой сон и пусть другие в нем не командуют.
  А утром поняла, что абсолютно не переживаю из-за вчерашнего. На работу пришла с ужасной головной болью. И тут же присосалась к кулеру.
- В пьянстве замечена не была, но с утра пила холодную воду, -с усмешкой заметил бригадир на планерке, чем положил начало многочисленным шуткам в мой адрес. Отработала смену, выпив за день чуть ли не всю воду в цехе. Вечером позвонила маме, нарушив все ее планы и надежды на скорую свадьбу своими новостями. Выслушав причитающуюся долю охов-ахов, отключила телефон и завалилась спать. Через полчаса звонок в дверь разбил мои мечты на спокойный сон, и я в сотый раз пожалела, что когда-то сделала для сестры ключ от домофона. Сестричка, уверенная, что я срочно нуждаюсь в лечении «разбитого» сердца, явилась во всеоружии. Иначе говоря, притащила столько спиртного, что моя печень в ужасе почти отказалась работать. 
- Не умеешь- не берись, - сказал приехавший на вызов врач, забрав шприц у коллеги и ставя мне укол, когда заметил количество пустых бутылок, валяющихся под столом. Мы с его коллегой переглянулись, и задумались, кому из нас было адресовано сие высказывание. А через несколько минут мне было уже не до этого, потому что меня скрутило так, что я потеряла сознание. 
Когда я открыла глаза, первым, что увидела, было небо. Ночное звездное небо. Я лежала на траве, ощущая спиной и голыми ногами небольшие неровности и камешки. Рядом послышался шорох –на расстоянии вытянутой руки на траве сидел тот самый мужчина из моего сна, которого я достала своими пьяными шутками прошлой ночью. Почему-то даже и не удивилась, словно так и должно быть. Какое-то время мы молчали. 
- Пить хочется,- как только слова сорвались с языка, почувствовала себя дурой –ну, начала разговор, нечего сказать. Хотя именно пить мне и хотелось до ужаса. 
-Держи, - в плечо ткнулась бутылка минералки.
-О, -почти простонала я, прикончив полбутылочки парой глотков, -какой кайф! Ты просто мой спаситель!
Повернулась на бок и, подперев голову рукой, начала рассматривать своего спутника. Потом со вздохом снова откинулась на спину.
- Блииин, ну почему такие мужчины только во сне? – в том, что мне происходящее только сниться, я не сомневалась- ну не может мне в реале встретиться мистер «само совершенство», не с моим везением.
Незнакомец только усмехнулся.  Потом притянул мне руку, помогая подняться.  «Раз уж мне приснился такой шикарный парень, то нужно с ним познакомиться, имею же я на это право,» - решила я и посмотрела мужчине в глаза. Правда, на этом моя решительность испарилась и я почему-то переврала свое имя, сказав Анна вместо Анастасия, он  в ответ представился Дэном. 
 
  Делать в больнице, где я, конечно, оказалась, было нечего. Только спать между и во время капельниц. Сны были какие-то сумбурные и мутные, наверное, из-за большого количества лекарств, а мне почему-то хотелось вновь увидеть уже дважды снившегося мне потрясающего мужчину. Мужчине мои «хотения» были, видимо, абсолютно безразличны и сниться он упорно не желал…  
 Отвалявшись (это слово наиболее точно характеризует проведенное в палате время) положенные десять дней и похудев на три кило (да здравствует больничная кухня!) с чистой совестью выписалась и вышла на работу.
 И буквально через пару ночей, вновь озадаченный моим присутствием Дэн сказал, что я, наверно, Проходчица. Так как мне это ни о чем не говорило, он объяснил, что некоторые люди могут во сне перемещаться в другие миры-отражения. Я тут же решила, что и он тоже один из таких, но Дэн отрицательно мотнул головой. На мои вопросы, кто же он такой, мужчина не ответил, как я не допытывала.  И вот с тех пор я встречалась со своим новым знакомым довольно часто. Иногда я попадала в другие отражения, а иногда мне снились простые сны. Очень скоро я научилась отличать пустые сны от отражений, а сами отражения друг от друга. Неделя за неделей я ходила из мира в мир. Где-то было весело, где-то – похоже на обычную реальность, а в некоторых отражениях – очень страшно. Но, в отличии от скучной рутины, что тянулась день за днем, во сне всегда было интересно. Так я бы и гуляла без забот в мире сновидений, пока бы не вляпалась в какую-нибудь историю, если бы не Дэн. В один прекрасный день, то есть ночь, мы с ним снова встретились. В своем сне я сидела на лавочке, когда он подошел ко мне и сел рядом. Протянув мне мороженное, он заговорил:
- Тебе нужно быть осторожнее, разве можно бездумно лезть всюду!?
- И что в этом плохого? - не поняла я причин его озабоченности.
-Глупая! - устало посмотрел он на меня,- Если тебя поймают в запрещенных отражениях, то ты даже в свой мир не вернешься! Будешь лежать в коме, в состоянии летаргии, в зависимости от того, кому здесь попадешься! Попадешь к службе контроля – месяц комы обеспечен, а, не дай бог, к запрещенцам… можешь лет двадцать в лете проваляться и то, если повезет. 
- А что делать-то- жалобно протянула я, - я ведь не контролирую свои перемещения, как я могу знать, в каком отражении нахожусь, если я их даже не знаю?
 Дэн задумался. А через несколько дней подарил мне простенький, но симпатичный браслетик и велел стоять на месте десять минут каждый раз, когда я попадаю в какое-нибудь отражение.
-В браслете маячок,- объяснил он мне,- когда ты будешь в какой-нибудь из открытых реальностей, я приму сигнал и тоже туда пригоню. Так ты хотя бы под присмотром будешь.
- Зачем тебе такая морока? У тебя наверняка есть и другие заботы, кроме возни со мной,- я вопросительно посмотрела на мужчину в ожидании ответа, но тот промолчал. 
Несколько минут мы просто сидели, потом он так же молча встал и ушел.
С тех пор ни одно мое посещение отражений не проходило без встречи с Дэном. Сначала меня это забавляло, потом я начала прятаться и сбегать, правда, каждый раз безуспешно. Это меня ужасно злило первое время, зато мой добровольный сопровождающий веселился, пока я рвала и метала, пытаясь стянуть с руки злосчастный браслет. В конце концов, однажды я проснулась, а он болтается на запястье. 
И вот, спустя несколько месяцев со дня нашего знакомства, я знаю о своем друге немногим больше, чем тогда, что, впрочем, не помешало мне по уши в него влюбиться. С тех пор, как я это поняла, просыпаться по утрам для меня такая мука! Самое обидное, что мы с ним из разных отражений, поэтому не можем встретиться наяву, а значит, что все мои чувства не имеют никакого смысла, потому что будущего у нас нет.  Я даже не говорю ему о своих симпатиях, чтобы не усложнять и без того непростую ситуацию. Иногда Дэн спрашивает меня о друзьях, о моем парне. И я вру ему, какие они замечательные и какой у меня прекрасный друг (подразумевая под ним Дэна), хотя какие у меня в реальности могут быть серьезные отношения, если я в двадцать два ноль-ноль уже сплю, а весь день только и жду ночи. Чтобы увидеть его. У меня даже подруги нет, куда уж быть друзьям. По-моему, он все это прекрасно знает, и только делает вид, что мне верит. Чтобы не смущать меня. О своей жизни Дэн ничего не рассказывает, поэтому я знаю только его привычки, например, то, что он не любит шоколадное мороженное, не курит, не пьет темное пиво и еще кучу подобных мелочей. Зато он так и не знает, что я Настя, а не Аня, хотя я уже так привыкла к этому имени, что и в своем мире обо-рачиваюсь, если его слышу.  Самым тяжелым для меня было не показывать, что мне причиняет боль его отношение ко мне. Он просто не видел во мне женщину. Скорее, я была для него ребенком, младшей сестренкой, несмотря на то, что мне двадцать четыре года.
Несколько раз я из вредности старалась улизнуть куда-нибудь до появления своего старшего друга. Я оставляла несчастную безделушку на том месте, где появлялась, и как можно скорее делала ноги куда-нибудь подальше. И каждый раз попадала в какую-нибудь переделку. Однажды я попала в мир, больше похожий на фильм ужасов, чем на реальность. Может быть, будь на улице день, я бы испугалась меньше, но мне не повезло – в этом мире было глубоко за полночь. И хотя на меня никто из местных не обращал внимания, от одного только вида полулюдей-полумонстров по мне табунами бегали мурашки, и я начинала визжать каждый раз, когда кто-нибудь приближался ко мне ближе, чем на два метра. Естественно, в конце концов, Дэн меня нашел и потом долго отчитывал, за то, что я нарушила обещание ждать его, ни сходя с места, а вместе с этим попутно несколько законов этого мира. Но местные боялись даже заговорить со мной, так как я сразу начинала орать от ужаса, и мне ничего не сказали. Я молча выслушала выговор. А что я могла возразить, если он был прав? Да и если бы и появились возра-жения, все равно пришлось бы молча их проглотить – говорить я все равно не могла, так как от визга сорвала голос. Через пару ночей я уже намеренно влезла в это же са-мое измерение, что бы принести извинения за неподобающее поведения. Местные, несмотря на устрашающий внешний вид, оказались весьма дружелюбными ребятами. После этого я была там частым и, заметьте, желанным гостем.  А браслет все равно оказался на моей руке на следующую ночь.
 



Елена Кристель

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться