Простить. Ненавидеть

Размер шрифта: - +

Глава 5 Так приходит рок

Глава 5

Так приходит рок.

Люда проснулась от ощущения тяжести на груди. Открыв глаза, увидела возлежащего на себе поверх одеяла Тигра. Кот дремал.

«Значит, я дома», - подумала она и перевела взгляд на электронные часы, стоящие на комоде.

«8:30». Она попыталась воссоздать в памяти прошедший вечер. Память явно подводила. Например, Люда совершенно не помнила, как добиралась до дома. Осторожно сдвинув с себя Тигра, она села на диване. На ней были плавки и футболка с надписью «Предпочитаю женщин противоположного пола». На полу валялись джинсы. Вид у них был такой, будто Люда добиралась домой из бара ползком. На руке выше локтя обнаружилась большущая ссадина. Голова болела так, что казалось, будто там проходит конкурс барабанщиков, и они изо всех сил стараются друг друга перебарабанить.

- Вот это я, - проворчала Люда, снова упала на подушку и, тронув кота за лапу, простонала: - Тигр, будь другом, принеси рассольчику.

В ответ на просьбу кот перевернулся на спину, вытянув лапы и демонстрируя белоснежно-белый живот.

- Эх ты! - сказала Люда и закрыла глаза.

О мягкие стенки сознания слабо билась мысль о том, что на сегодня у нее были великие планы и высокие цели, именно же — она хотела поехать навестить маму и дочь Анжелы. 

Люда уже встречалась с ними через несколько дней после трагедии.

С матерью — Маргаритой Васильевной — она познакомилась в отделении полиции, куда Люду вызвали для дачи свидетельский показаний. Стоя в коридорчике и ожидая пока ее вызовут в кабинет, она разговорилась с сидящей неподалеку на стуле полной женщиной в черном. Та оказалась матерью погибшей.

Маргарита Васильевна была очень похожа на Анжелу, какой та могла бы стать лет через тридцать: доброе лицо в сеточке морщин, мудрые светло-голубые глаза. Для женщины, потерявшей дочь, она держалась очень хорошо. 

- Так значит, вы та самая девушка, что была с Анжелочкой, когда... это случилось? - произнесла Маргарита Васильевна, изучая ее лицо.

- Да. Я была с ней, - ответила Люда.

- Мне бы очень хотелось с вами поговорить... Только не здесь.

Потом они сидели в крошечном кафе и Маргарита Васильевна рассказывала о дочери. Конечно же она знала зачем Анжела поехала в Новосибирск и осуждала ее поступок.

- Я говорила ей, чтобы отступилась. Хотя бы ради Надюши, - ее глаза впервые за все время разговора заблестели, и женщина достала из сумки платок.

Люда тактично перевела взгляд на окно. Ей сильно хотелось закурить, но делать это при Маргарите Васильевне она не хотела, чувствуя, что резко упадет в ее глазах.

- Вы не смотрите, что я такая спокойная, - усмехнулась женщина, убирая платок в сумку. - Я уже две ночи не сплю, пульс под сто двадцать, давление... Сегодня с утра выпила  гигантскую дозу успокоительного и поехала...

Люда промолчала. Неожиданно у нее зазвонил сотовый. Оказалось, потеряли на работе.

- Маргарита Васильевна, вы извините, но мне нужно идти, - виновато сказала она. - Я бы хотела еще встретиться с вами и с Надюшей.

Так приезжайте к нам в выходной, - улыбнулась та сквозь слезы. - Все не так тяжко будет.

И Люда приехала. В ближайший выходной купила для Надюши огромного плюшевого зайца,  который занял все заднее сиденье, и поехала в Искитим. Ее встретила очаровательная девочка

с черными волосами и огромными синими глазищами — на фотографии цвета глаз Надюшки было не разобрать. Она была похожа на маленькую принцессу, вот только в сказочном королевстве случилось горе, и все игрушки скорбели вместе со своей хозяйкой. Грустные и поникшие сидели они в ряд на детском диванчике. Взяв подаренного Людой зайца, Надюшка слабо улыбнулась и, пролепетав вежливое «Спасибо», скрылась в своей комнате.

Люда же по приглашению Маргариты Васильевны, прошла на кухню. На холодильнике стояла маленькая фотография Анжелы и горела свеча.

Если при первой встрече Маргарита Васильевна поразила Люду своей стойкостью, то сейчас наоборот упадком духа. Казалось, что прошло не три дня, а три года: так сильно изменилась эта женщина. Опираясь на палку, она призраком бродила по притихшей квартире и плакала, говоря:  - С кем останется Надюша, когда я умру? У нас ведь здесь больше никого нет из родни. Отдадут в приют, а там ее сразу заклюют тамошние дети. Вы же, Людочка, видите, какая Надюша нежная и ранимая. Она даже в детский сад у нас не ходила.

- Маргарита Васильевна, ну зачем вы так говорите,  - успокаивала ее Люда. - Вам сейчас надо думать о том, как Надюшу вырастить, выучить, замуж отдать, да на свадьбе погулять.

Но та лишь вздыхала и утирала лицо мокрым от слез платком.

Потом она прилегла, а Люда пошла поиграть с Надюшей. Игра не получалась, и тогда она стала рассказывать девочке сказки, которые сама когда-то слышала от мамы. Надюша слушала отстранено, так что иногда даже казалось, что ей совсем не нравится, но когда за окном стало темнеть и Люда засобиралась домой, девочка обхватила ее руками и прижалась крепко-крепко.

- Не уходи, - попросила она.

- Я не могу остаться, - сказала Люда.- Мне завтра на работу, а я к тому же еще далеко от вас живу, и чтобы добраться до дома, нужно долго ехать на машине.

- А ты живи у нас!

Она улыбнулась:

- Я подумаю...

 

Так получилось, что с тех пор ей не удалось больше навестить маму и дочь Анжелы: сначала в области проходил фестиваль фольклорных коллективов, и Люда, освещая это событие, на две недели уехала из города, потом заболела ОРЗ (это в мае месяце!) и еще две недели провалялась в постели с градусником подмышкой.

Но теперь Люда точно решила, что в эти выходные обязательно съездит их навестить. Вот только немножечко придет в себя после вчерашней попойки  и сразу же... Эх, сейчас бы принять горячий душ и выпить крепкого кофе. Только  для этого нужно заставить себя встать... 



Кирра Уайт

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться