Простить. Ненавидеть

Размер шрифта: - +

Глава 7 Родом из прошлого

- На вот, надень халат и шапочку, - Катя, изо всех сил хмурилась, демонстрируя недовольство тем, что Люда ослушалась ее просьбы не приезжать прямо сейчас. - И чтобы вела себя тише мыши. Сегодня дежурит завотделением, а она та еще грымза.

Люда послушно надела халат, который оказался велик и свисал в плеч.

- Ну, я пошла, - она ринулась к двери.

- Постой! - схватила ее за руку Катя. - А шапочку?

Люда натянула шапочку до самых бровей.

Посмотрев на нее, Катя рассмеялась:

- Ты прямо  как Маленький Мук. Давай поправлю, - ее мягкие,  полные руки с ямочками на локтях быстро поправили шапочку.

- Слушай, может, уже пойдем? - нетерпеливо спросила Люда. Пообещав во всем слушаться подругу,  она из последних сил сдерживалась, чтобы не помчаться по отделению в поисках Тарасова.

- Сейчас пойдем, - спокойно сказала Катя и, отступив на шаг, критически оглядела Люду, - ну вот, теперь более-менее.

Ее полное тело проплыло в сторону шкафчика с лекарствами. Достав с верхней полки термометр, Катя положила его на плоскую металлическую тарелочку и, накрыв полотняной салфеткой, протянула Люде.

- Он в третьей палате.

- Хорошо, - Люда взяла тарелочку. - Спасибо.

- И долго там не задерживайся.

Люда вышла из «Сестринской» и направилась вдоль по коридору. Возле одного из окон стоял парень на костылях и разговаривал с кем-то по мобильному телефону.

Прижав салфетку пальцем, Люда чуть ли не бегом отправилась искать нужную палату. Та оказалась почти в самом конце длинного коридора. Оглядевшись по сторонам, Люда приоткрыла дверь и скользнула внутрь. Палата оказалась одноместной. Какой-никакой ремонт, обои в полосочку, пластиковое окно, телевизор, холодильник и шкаф-купе. У стены слева кровать, на которой лежал бледный, небритый Тарасов. Он был в голубых пижамных брюках и с обнаженным торсом; левое плечо туго перебинтовано.

Люда швырнула на тумбочку тарелку с градусником и бросилась к кровати.

Тарасов испуганно натянул на себя пододеяльник:

- Девушка, вы что?

Тут он узнал Люду и, кажется, испугался еще сильнее:

- Люда?! Что ты здесь делаешь?

Не дав ему опомниться, она обхватила ладонями его лицо и начала целовать в губы, лоб и щеки, шепча:
- Живой! Господи, живой! Олеженька!

Сестринская шапочка слетела на пол. Тарасов, морщась, пытался отвести от себя ее руки.

- Да угомонись же ты! - проворчал он, увернувшись от очередного поцелуя.

- Ох, Олеженька! - всхлипнула Люда. - Кто это сделал?

- Не знаю. Псих какой-то. Напал в подворотне и убежал. Вовку-охранника жалко. Говорят,  совсем плох.

- А может это по делу Анжелы?  - Люда вглядывалась в лицо Тарасова, пытаясь по его выражению понять все раньше, чем тот ответит. - Ты занимался им? Что-то раскопал?

- Какой еще Анжелы? - недоуменно спросил Олег и тут же, вспомнив, махнул здоровой рукой: - а, Анжелы! Нет, она тут совсем не при чем. Говорю же тебе, это какой-то маньяк.

- Тогда почему ты нанял охранника? Раньше его не было.

- Да, не было. А теперь есть. Мне по статусу личная охрана положена. А то у Леньки со второго канала есть, а я что же, хуже Леньки...

- А... понятно. Значит, все исключительно ради понта, - протянула Люда и отвернулась к окну. Она ощущала себя обманутой.

- Люда... - примирительно позвал Олег и тронул ее за руку.

Она передернула плечами.

- Люда, ну иди сюда.

Она подумала, что в конце концов глупо обижаться на Тарасова за то, что он не способен сопереживать другим людям. Просто не способен и все. К тому же, он сразу сказал, что не станет заниматься темой Анжелы, так что во лжи его так же обвинить невозможно .

Олег притянул ее к себе, и, усадив рядом на кровать, погладил по  щеке:

- Ну что ты в самом деле? Видишь, я живой и почти здоровый, а ты голосишь тут по мне, как по покойнику...

Он как обычно принял все страдания на свой счет. Люда решила не разубеждать его.

- Я так испугалась... - тихо сказала она и дотронулась пальцами до повязки: - очень больно было?

- Нет, не очень, - ответил Олег таким тоном, что сразу становилось понятно: на самом деле очень. - Ну хватит обо мне. Лучше расскажи, как ты.

Она пожала плечами:

- Обыкновенно.

- Я скучал по тебе.

- Правда? - Люда недоверчиво заглянула ему в глаза. - Тогда почему ни разу не позвонил?

Он ласково погладил ее по голове:

- Но ведь это ты на меня обиделась. Значит, тебе и звонить первой.

«Обиделась, - царапнуло по сердцу. - Какое пустое слово в сравнении с трагедией в семье Анжелы. Если бы Олег побывал у нее  и увидел Надюшку, он бы понял, какую нелепость сказал».

- Знай я, что ты сразу все простишь и приедешь в больницу, то сам бы нанял киллера, - сказал Тарасов с такой интонацией,  от которой у нее всегда бежали мурашки по коже, а внизу живота начинало сладостно тянуть.

- Дурачок, - улыбнулась Люда. - Нельзя шутить такими вещами.

Вместо ответа он обнял ее за шею и поцеловал. Блин, как же классно он целуется!

Не нужно было отвечать на этот поцелуй. Совсем не нужно! Ведь она заранее знает, чем все закончится - несколько недель страсти, когда они будут заниматься сексом как кошки, сколько угодно и где угодно, а потом охлаждение со стороны Тарасова. Начало конца будет выглядеть так: 

«Извини, я сегодня не смогу приехать. Много работы».

«Нет, не надо приезжать, я сам тебе позвоню».

И финал:  «Ты отличная любовница, но давай будем просто друзьями».

Да, не нужно было отвечать на его поцелуй, но Люда знала, что несмотря ни на какие доводы разума, будет входить в реку любви к Тарасову снова и снова, потому что только и живет воспоминаниями о тех неделях счастья.



Кирра Уайт

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться