Просто ангел

Размер шрифта: - +

Часть 1. Обычное-необычное столкновение.

Почему-то всегда есть те, кто хотят навязать любой истории предсказуемый исход.
Предсказуемое начало, предсказуемую середину, предсказуемый конец.
Это всегда вводило меня в лёгкий ступор.
И вводит до сих пор.
В общем, с тех пор, как я впервые об этом задумалась, ничего не изменилось.
Кроме вот этого.
Жизнь с удовольствием даёт второй шанс. Если, конечно, речь не идет о какой-то важной сюжетной точке, в которую вас неудачно затянуло.
Вот и я, глядя на прямое острое лезвие, которое вот-вот должно было войти в мою шею, вдруг совершенно внезапно, и, как-то случайно, задумалась.
А почему именно так?
Почему я должна умереть?
Только из-за того, что я принадлежу Корпорации?
Эх, ладно, если бы это вообще было из-за Корпорации.

Я постоянно наблюдаю за теми, кто меня окружает, и временами знаю их даже лучше, чем они сами знают себя. Те, кто на неё работают — тоже не исключение.
Скорее, сейчас этот кованый и отшлифованный до блеска кусок металла войдет в мою шею не потому, что они так плохи, а потому, что больно это весело для меня — с шумом ломать то, строили десятилетиями, и что, уж особенно, строил твой персональный, личный, единственный враг!
Впрочем, они сами виноваты.
Я ангел. Ангел.
Кажется, ко мне вернулось ощущение жизни. Время снова потекло вперёд по холодному металлическому лезвию. Холодный свет фонарей упал на мою щеку и ударил в глаза, и силуэт моего противника вспыхнул на какое-то мгновение темным на белом. Спустя еще мгновение, так же ярко я увидела его бешеные светлые глаза, искаженные яростью черты лица и крепко сомкнутый кулак, над которым, из рукава плаща, и зияло лезвие, закрепленное на выдвижном механизме.
Но я увернулась. Улетела в грязь, как и должно было случиться — но увернулась. Краем глаза успела увидеть всполох у плеча.
О да, ведь не надеялась же, что меня вообще не заденет.
Я приподнялась на локте. На мое лицо и волосы, затянутую чёрным грудь и плащ, падали тяжёлые капли дождя.
Слева от меня на ноги поднимался тот, кто едва не устроил себе выходные за мой несчастный, убитый счет. Во всей этой дурацкой истории с Корпорацией, вот это было самым дурацким. На стадии "Да когда же вы от меня отцепитесь!" особенно огорчало. Правда — это звучит намного лучше, чем оно было.
— Ку-куси меня... — с запинкой, но зло и язвительно рявкнула я, садясь и неловко отползая назад. Кажется, это прозвучало отчаянно. Нет, это и было очень отчаянно.
На меня посмотрели с бешенством. Как же, кусят. Кусят-откусят. Причем всё, до чего смогут дотянуться.
Мне не верилось, что я настолько разозлила Энода. Пожалуй, за всю историю нашего общения, это был всего-то третий раз. И далась ему та большая вышка с блестящими дисками? Некрасивая была вышка. Она вообще там зря стояла.
Он смотрел на меня своими голубыми, льдистыми, волчьими глазами, и я поняла, что та вышка была красивая. И стояла она там не зря. Ой-ой.
Меня пробил озноб. Сейчас шла ужасная, ужасная и очень серьезная игра. Я в ужасе посмотрела по сторонам, усилием воли собирая воду вокруг в плотные сферы.
Ну да. Я слышала, они эту вышку лет пятнадцать проектировали. А теорию и того дольше разрабатывали. А я все завалила всего за каких-то пять дней. Хи-хи.

А вот нечего ставить свои вышки где попало.
Вода вспучилась гладкими крупными линзами. Та же вода брызнула из под подошв сапог Клайва Энода, когда он поднялся на ноги и собрался показать мне, как сильна его симпатия к высокотехнологичным вышкам, и как сильна антипатия к тем, кто их разрушает.
Вода поднялась неровными сферами в воздух и с сухим треском заледенела. Спустя мгновения, неровной стаей, будто толпа хулиганов, она ударила в Энода, сбивая его с ног.
— Эм. Я могу все объяснить?.. — рискнула я, вставая.
Энод зашевелился так сердито, что я поняла — мое неприятное ощущение бесполезности этого вопроса, еще до того, как он прозвучал, было оправданным.
Я вскинула руку, замораживая часть воды вместе с Энодом. И услышала, как он резко вздохнул от холода, увидела, как вздрогнул — его мокрая одежда замёрзла тоже.
В этот момент, совершенно неожиданно, мое сердце странно и болезненно ёкнуло.
Все эти годы мы вели себя так, будто были совершенно бессмертны. Да, мы разных...хм... видов, у нас кожа разного цвета и когтей у него нет (хотя... никогда не приходилось заглядывать что у него под носками в ботинках — а вдруг?). Да и зубы у него более распространенной формы. В общем, по сравнению со мной в глазах человеческого общества он был просто красавчиком.
Но что если однажды я проиграю? Или проиграет он?
Несмотря на то, что, даже мирно спящая, я выглядела как монстр из сказок, убийство никогда меня не радовало, а было лишь обычной рутиной. Ага, сюрприз.
Я заметила, что до сих пор стою с простертой рукой, и с потерянным выражением лица смотрю на Энода. Прошла всего пара секунд, но за эти секунды он успел увидеть что-то в моем лице, и тоже как-то притормозил со всепоглощающей ненавистью.
Мне стало страшно уже не от того, что меня хотят убить, а от того, что меня собрались понимать — если я верно оценила его взгляд. Я нахмурилась и опустила руку. Тот факт, что у меня были черные волосы и кожа насыщенного цвета индиго, здорово помогал хмуриться эффектно.
Темные громады зданий, похожие на вытянутые черные сигары чернели сквозь падающий дождь.
Сигары побольше, сигары поменьше, перетянутые, будто рваными кружевами, металлическими перепонками. Слышался гул электричества в толстых проводах, и шум движущегося по пустым улицам сквозь металлические арки воздуха.
Мои волосы промокли - еще во время той гонки сквозь ночь, перед тем, как меня все-таки догнали. Они облепили лоб, неловко зацепились за острые кончики ушей, прилипли к шее.
Как раз в тот момент, когда я решила уходить, меня настигла боль в плече, немного пониже шеи. Я наклонила голову, и увидела серебристо-белый свет; он струйками поднимался вверх из мерцающего пореза, в многослойной прорехе в одежде.
Да, он все-таки достал меня. В смысле, не только достал совсем, а достал.
Значит, пора бежать. Язвительно помахала Эноду рукой, приподняв уголок губ, повернулась на месте, смахивая с взлетевшей полы плаща воду, и побежала по пустой улице промзоны так быстро, как только могла. Только успела заметить, как он пялился на мое плечо.
Спустя несколько секунд позади раздался яростный вопль — да, уже пришел в себя.
У-у-уф. Все-таки, какой он милый и уютный, когда сердится.
Я выдохнула на бегу облачко пара. Из-под моих ботинок летели брызги воды, подошвы размеренно и легко стучали об асфальт. Я мельком глянула на свои мокрые, стиснутые в кулаки руки. В сгибах суставов и на ладонях, там, где кровь отступила, кожа потемнела.
Было в том понимающем выражении, тень которого я успела увидеть на лице Энода, нечто жуткое.
Что именно? Не знаю.



Викториан Мур

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться