Просто так... или влюбиться в первого встречного

Размер шрифта: - +

Глава 17 За тридевять земель и прочие сказки…

Стоило отложить телефон, как мою хандру, словно рукой сняло. Даже не помню, когда в последний раз так спешила прихорошиться. Чуть с ума не сошла, пока решила, в чем встретить гостя. Платья, юбки, сарафаны не подошли по определению. Сразу поймет - вырядилась! Было бы логично выйти в халатике. Как раз в шкафу висит подходящий, атласно-кружевной на запах и с россыпью цветочков в области декольте. Подарок крестной на семнадцатилетие. Жутко неудобный в обиходе, зато соблазнительный. Но нет, будь я чуть старше и живи одна, тогда, может быть… И все равно, нет.

Пыл остудил прохладный душ. Стоило успокоиться, как меня осенило: трикотажные шорты и майка – то, что нужно! Высушенные наскоро волосы подняла в высокий хвост и немного растрепала, создав впечатление творческого беспорядка. Из косметики только тушь и гигиеническая помада с эффектом увлажнения. В рот бросила пару цитрусовых драже. Целоваться я не собиралась, но дышать ментолом зубной пасты тоже не хотелось.

- Далеко собралась, на ночь глядя? – забеспокоилась мама. – Опять с Наташей бегать? Тогда надень штаны. Замерзнешь.

- Не-а, мам, - отмахнулась, на ходу соображая, куда спрятать мобильный. В задний карман или прижать поясом шорт? – Антон просил с Ксюшей посидеть.

В ответ мама лишь озадаченно приподняла бровь. Впрочем, ее мысли без того ясно читались по едва дрогнувшим уголкам губ. Жаль будет разочаровывать воспылавшую надеждой родительницу. Антон, конечно, классный, но слишком взрослый. Едва ли я готова к серьезным отношениям. Такой гулять за ручку по парку точно не захочет.

Звонок в дверь застал врасплох. Я не ожидала, что Селиванов поднимется, потому озадачено уставилась на телефон – никаких сообщений. Подошла, взглянула в глазок и поняла: опять пытается откупиться! На этот раз огромным плюшевым медведем.

- Игрушка для Ксюши, - вместо приветствия выпалил синеглазый, стоило открыть дверь и укоризненно кивнуть на мишку. – Она сказала, что ей нечем играть.

- Очень храбро прикрываться ребенком, - хмыкнула я, не оценив оправдание.

Игрушек у меня имелось столько, что хоть детский сад открывай! И Ксюша об этом знала. Кстати, о детях!

- Где кнопка? – озадачилась я, выглянув в подъезд. Никого. Странно…

- Дома, спит, - пожал плечами Антон.

- Но ты сказал, что… - начала я.

- Что мне нужна помощь, - продолжил он, кивнув. – И ты согласилась выручить. Потому я здесь и жду, когда ты соберешься.

- Куда? – растерялась я.

Что, вообще, происходит? Какая-то комедия положений кривая. Будто говорим на одном языке и совершенно друг друга не понимаем.

- В столицу, всего на пару дней. Мне действительно нужна помощь, Виктория, и желательно твоя.

В столицу? А почему не на луну? Он так просто говорит о поездке за тридевять земель, будто предстоит в соседний торговый центр прокатиться. Это, во-первых. Во-вторых, чем я могу помочь? В-третьих… Да много чего в-третьих и даже в-десятых найдется что сказать!

- А у меня вы, молодой человек, спросить не планировали? – вышла из гостиной мама.

Родительница была в своем праве, и Антон не удивился ее вмешательству. Смотрел спокойно, уверено.

- Селиванов Антон. Ваше имя мне известно, Марина Григорьевна. Предлагаю обмен: мне - Вику, а вам - Ксюшу. Годится? – на полном серьезе заявил юрист, усадив медведя в угол прихожей, и протянул руку для рукопожатия, символизирующего заключение сделки.

От подобной наглости кто угодно лишился бы дара речи, но только не Марина Григорьевна. Она постучала пальчиком по вытянутым уточкой губам, изобразив глубокое раздумье, и выдала:

- Годится! - а затем с энтузиазмом пожала юристу руку.

Что? От неожиданности моя челюсть буквально отвисла. Как это, годится? То есть мать променяла родную дочь на чужого ребенка? Вот так запросто?

- Но с условием, - добавила она. – Полная ответственность!

Ох, ну слава ежикам! Хотя бы одно условие нашлось. М-да…

- Конечно, - легко согласился Антон и перевел на меня взгляд: - Ты все еще здесь? Вылет через два часа. Будь добра, возьми с собой тот костюм, в котором я видел тебя первого сентября, ну или что-то подобное. Пригодится. Вернусь с кнопкой через сорок минут, не зевай.

Антон ушел, притворив за собой дверь, а я воззрилась на маму. Как она могла?

- Что? – пожала плечами родительница. – Ты все лето провела в глуши, пора развеяться.

- Ты хоть понимаешь, что он подумал?! – чуть не закричала я, схватившись за голову. – Да он же решил, будто ты спишь и видишь, как бы сбыть меня с рук!

- Ничего подобного, - хмыкнула мама и, как ни в чем не бывало, отправилась в гостиную досматривать сериал.

- В чем спор, а драки нет? – вошел в квартиру нагруженный покупками папа.

Из супермаркетовских пакетов во все стороны торчали продукты: зеленый чубчик ананаса, багет в целлофане, горлышки пластиковых бутылок с цветными крышками, рыбий хвост и еще много-много всякого разного.

- Да вот, променяли меня на пятилетнего ребенка. Поздравляю!

Папа ничего не понял из моих эмоциональных объяснений, потому не стал вдаваться в подробности. Разулся и понес свою ношу на кухню. Мама посеменила следом.

Покупки предстояло рассортировать и разложить по полочкам. Столь ответственное задание папе доверять нельзя. Чего доброго, консервы в холодильник запихнет, а молоко в тепле оставит… С него станется!

Так, ладно. Мне-то что делать: покорно идти в комнату и паковать чемоданы или устраивать бунт и требовать защиты прав несовершеннолетних? Вот же, дилемма!

- Куда отпустила? – с кухни послышался папин крайне удивленный возглас.

О! Наконец-то, хоть один благоразумный человек в нашем семействе…



Галина Фаремская

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться