Просто так... или влюбиться в первого встречного

Размер шрифта: - +

24 глава Под крылом самолета или продолжение знакомства…

Сесть в кресло и пристегнуть ремень. Не нервничать, не думать… Всего каких-то полтора-два часа и мы дома. Как-нибудь долетим. Надеюсь.

- Хватит жалобно вздыхать, - покачал головой Антон, откидываясь на спинку кресла. – Пока не взлетели, бояться нечего. Хочешь, поменяемся местами, будешь у окна сидеть?

То, что происходило за бортом самолета, казалось в разы привлекательней обстановки внутри. Может быть, действительно пересесть? А потом можно просто опустить шторку иллюминатора и не смотреть, пока над облаками не поднимемся.

Антон расценил мои колебания за согласие, и мы поменялись местами. Как раз вовремя. Бортпроводница попросила всех приготовиться к взлету, пристегнуть ремни и отключить мобильные телефоны.

Двигатели мощно загудели, самолет покатил по взлетной полосе.

- Салон полупустой, - Антон бегло окинул взглядом присутствующих.

Я тоже осмотрелась. Густо засажен нос и середина. На нашем же предпоследнем ряду заняты только два кресла, на следующем еще два, по правой стороне. За нами никого и сзади, и справа пусто. Дальше - выход в хвост, а над ним красная табличка. Вставать нельзя, пока не загорится зеленая. Хорошо ей: невозмутимо горит и не вздрагивает. У меня же сердце в пятках!

- Воскресенье, вторая половина дня – не самое популярное время для путешествий. Зато билетов море, на вечерний рейс было не достать.

Голос Антона – бархатистый, с хрипотцой - действовал успокаивающе, отвлекал. Когда он говорил, все мои беды отходили на второй план. Вот бы он совсем не замолкал! Пусть что угодно рассказывает, да хоть конституцию цитирует. Я бы слушала.

Эх, мечты, мечты… Как же спровоцировать? Что сказать?

Не знаю и потому молчу, а за бортом, у самой кромки дорожного покрытия, все быстрее мелькают коротко остриженные травинки. Самолет набирает скорость. На крыльях мигают проблесковые маячки, под нами все еще земля. Но ненадолго. Мягкий рывок - и шасси уже над асфальтном. Мы летим. Все выше и выше, с каждой секундой взлетная полоса отдаляется…

- Не смотри, - Антон откинул разделяющий нас подлокотник и подтянул меня к себе под руку.

- Спасибо, - я благодарно улыбнулась, обхватывая руками гибкий торс. Теплый и надежный, в мягкой байке. Ему идет меланж, а мне, пожалуй, не очень.

- Поспи, - чмокнув меня в висок, Антон удобно устроил свой подбородок поверх моей головы.

Да он меня приручает! Как кошку! Озарившая догадка позабавила и встревожила одновременно. Зачем ему это? Уж, явно не от вдруг воспылавших чувств. Тем более уже незачем притворяться, свои роли мы отыграли. Занавес, антракт. Следующий акт через полгода, не раньше. Тогда, в чем дело? Ни за что не поверю, будто такой как Антон Селиванов способен заинтересоваться невнятной малолеткой. (С самооценкой у меня все в порядке, всего лишь пытаюсь мыслить логично). Да он и не отрицает, какие у него планы на мой счет. Допустим, у него в семье кризис жанра – у богатых свои причуды. Я вполне могу представить, насколько его бабка нуждается в дееспособном наследнике и почему заинтересована любым способом вернуть внука в лоно семьи. В идеале: связанного по рукам и ногам! Своими стараниями родственники довели незначительную проблему до абсурда: женись по любви или по приказу, немедленно! В противном случае, прощай наследство. И снова с последствиями. Сомневаюсь, что Селиванов ради себя старается. Он же прямо сказал, что от его действий зависит благосостояние, как минимум, сестры. Следовательно, племянницы тоже. И если с Лизаветой все понятно, не маленькая, разберется, то Ксюшу в обиду Антон точно не даст. Получается, она и есть основная причина всего маскарада? Катастрофически мало информации. Что ж, придется спрашивать.

- Не хочу спать, лучше послушаю. Расскажи еще что-нибудь о себе. – Ура! Я смогла, набралась храбрости и начала беседу! И почему мне так сложно? Ни с кем другим в жизни не робела по пустякам.

Антон улыбнулся. Я этого не увидела, почувствовала. На душе сразу стало спокойно. Даже страх отступил.

- О своем бедовом детстве я тебе уже рассказал, в подростковом возрасте от меня были сплошные проблемы и, чем старше я становился, тем неприятности приобретали все более криминальный характер.

- Криминальный? – переспросила я, приподнявшись и заглянув в синие глаза. Они смеялись.

- Угу, - хмыкнул Антон, поцеловав меня в нос, от чего я смутилась и тут же спрятала лицо у него на груди. Зачем он так? Мы же договаривались! – Ну, так вот, в выпускном классе я с приятелями забрался в кабинет химии.

- О, да… Мальчишки попали в рай, - хихикнула я, представив возможное раздолье для опытов.

- Именно! И принялись экспериментировать. Доигрались до того, что устроили пожар. Сгорело почти целое крыло школы… Виновников, конечно, нашли… В общем, за то, чтобы моя фамилия не фигурировала в списке хулиганов, бабушка выложила кругленькую сумму. Этот случай, пожалуй, был началом вереницы неприятностей, которые я буквально множил день ото дня.

- Почему? Вернее, зачем ты бедокурил, если понимал, что поступаешь плохо?

- Мало того, что понимал. Многие из моих деяний были неслучайными, некоторые так вообще тщательно планировались. Причина в родителях, как мне тогда казалось. Они развелись, я взбунтовался… Скучно. А дальше по накатанной. На первом курсе университета мои шалости перестали быть просто хулиганскими выходками. Тем более я возомнил себя великим знатоком законов и пустился во все тяжкие, за что очень скоро поплатился. Но об этом периоде жизни я лучше расскажу в другой раз.

- Хорошо, - легко согласилась я. Не потому, что мне было неинтересно, наоборот, но на языке вертелся другой вопрос, куда более любопытный. – А девушка?..

Спросила и притихла, не зная, как отреагирует Антон. Все-таки тема глубоко личная…

Антон молчал, меня грызла совесть. Да, не стоило торопиться. Все равно бы рассказал. Когда-нибудь. Наверное.



Галина Фаремская

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться