Протеже советника. Подчинить тени

Размер шрифта: - +

Глава 4

— Тилья, Тиль! — Льяра бросилась мне навстречу, и мы крепко обнялись.

 Я всеми силами старалась не расплакаться, подруга, кажется, тоже. Мы не виделись со дня нападения и не говорили о нем, но слова сейчас были излишни, я не забуду того, что она для меня сделала. Она и ее отец.

— Эй, ладно вам уже тискаться! — проворчал Кэсси. — Нет, мне-то всегда нравилось наблюдать за девочками...

— Придурок! — шлепнула его по плечу Льяра.

— Как себя чувствуешь? — поинтересовалась я.

Подруга с улыбкой положила ладонь на живот:

— Отлично, малыш меня совершенно не беспокоит, только есть все время хочется. Собираешься внутрь? — она указала головой на окруженную колоннами стену храмовой рощи. — Я бы хотела заглянуть.

Естественно, вся затея была лишь предлогом для встречи, но отчего бы и не зайти? Я согласно кивнула.

Оэльрио обернулась к тактично замершему в сторонке будущему мужу. Принц Вердерион отличался особой оборотнической статью, невольно выделяясь среди прохожих. От него исходили волны уверенности и особый, присущий сильным мира сего магнетизм. Как же! Он теперь полноправный хозяин собственного магического источника. Такое накладывает отпечаток.

— Здравствуй, Тилья.

— Мой принц, — оробев, выдохнула я, присаживаясь в глубоком реверансе, благо наряд позволил исполнить его как следует.

Рядом припал на одно колено Кэсси.

— Ребята, ну прекратите! Мы и так привлекаем лишнее внимание.

Оставив парней нас дожидаться на лавочке в сквере, отправились в храм.

— Покайтесь!

Мы уже поднимались по широким ступеням на крыльцо, когда крик уличного проповедника заставил вздрогнуть и шарахнуться в сторону.

 — Покайтесь! Ибо скоро взойдет Кровавая Луна! — не унимался мужик неопределенного возраста, одетый в грязные лохмотья. — Покайтесь! И она наполнит реки багрянцем, и очищающая влага омоет улицы городов! Покайтесь! И да снизойдет на вас благодать Великой Матери! Покайтесь! И молите Богиню о прощении!

За миг до того, как рядом с ним соткались фигуры теневиков-безопасников, я что-то почувствовала. Пророка профессионально скрутили за пару мгновений и тут же ушли тенями. Стало необычайно тихо, лишь редкие снежинки кружась опускались на брусчатку.

— Будто и не было, — Льяра показала большой палец, сигнализируя насторожившемуся Верду, что все в порядке.

В этот момент мое внимание приковала спускающаяся по ступеням женщина. Незнакомка уже перешагнула черту юности, и была потрясающе красива, но поразило меня не это. И даже не мгновенное ощущение звериной силы и грации — многоопытная оборотница с какой-то очень крутой ипостасью.

Больше всего меня поразило ее явное сходство с Оэльрио.

— Льяра, смотри, — я дернула подругу за руку. — Та женщина!

За какое-то мгновение, что я переводила взгляд, незнакомка успела испариться.

— Да где же она… — бормотала я, озираясь по сторонам, но женщины уже нигде не было видно.

— Что? Что ты видела, Тиль? Куда мне смотреть? — жизнерадостно вопрошала Оэльрио, вертя головой.

— Показалось. Забудь, — решила я не вдаваться в разъяснения.

Льяре не стоит волноваться, а упоминание о пропавшей матери уж точно не придаст ей спокойствия.

В Храме Великой Матери ничто не нарушало тишину, кроме умиротворяющего шелеста листвы и пения птиц. Сквозь ветки деревьев проникали золотистые солнечные лучи, создавая ощущение, что здесь совсем иной мир. Существовала теория, что аркообразный вход — не более, чем хитроумный портал, который переносит прихожан совершенно в иное место, но доказательств ей пока не нашлось.

В самом центре окружности, ограниченной храмовой стеной и обводной дорожкой рос бук-реликт. Вокруг него на равном расстоянии росли еще восемнадцать растений разных видов в соответствии с календарем друидов. К каждому вела собственная тропинка, выложенная светлым мрамором с зеленовато-розоватыми прожилками. Они делили всю площадь на сектора, пространство между которыми было засаженные вечно цветущими петуниями белого цвета — сплошной ковер без малейшего проблеска зелени придавал особое ощущение чистоты.

У входа можно было обзавестись белой накидкой, какая полагалась всем прихожанам.

— Встретимся здесь?

Льяра дождалась моего кивка и, накинув капюшон, направилась в сторону зимних секторов. Я двинулась в противоположную сторону — туда, где рос мой орех. Шла неспешно, прокручивая в голове встречу с той женщиной, так напомнившая мне маму Льяры. Как она здесь оказалась и почему спряталась от дочери? Неожиданно глаз выхватил что-то неправильное. Что-то, чего попросту здесь не могло быть. Не могло и не должно было!

Ярко-красное пятно среди белоснежных петуний, выглядело зловеще. Сердце пропустило удар, а затем пустилось вскачь. Кровь! Откуда здесь взяться крови?! Застыла, уставившись на алое на белом, но, присмотревшись, выдохнула с облегчением.



Любовь Черникова

Отредактировано: 12.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться