Протеже советника. Подчинить тени

Размер шрифта: - +

Глава 5.

Льяра ждала в просторном холле, где тянулись ряды вешалок. Избавляясь от балахонов, мы делились впечатлениями, а когда вышли на крыльцо, нас снова напугал очередной проповедник, которого постигла та же участь, что и предыдущего.

Верд и Кэсси встретили нас прямо у входа.

— Четвертый, — констатировал брат, наблюдая, как растворяются теневики вместе с очередным нарушителем. — Будто медом им тут намазано, — усмехнулся он, покачнувшись с носка на пятку.

Верд обнял Льяру за плечи, притискивая к себе.

— Ребята бдят, молодцы. Вот только эти горлопаны — ерунда, идут на это ради выпивки или дозы карэша, но ничего на деле не знают о своих нанимателях и их делишках.

Синие внимательные глаза, точно сканер прошлись по многолюдной площади.

— Опасаться стоит тех, кто незаметен. Тех, от кого крикуны отвлекают внимание.

— Да, в газетах, что ни день, так какое-нибудь происшествие, — согласился с ним Кэсси. — Вот буквально на днях оборотник озверел ни с того ни с сего.

Пока мужчины обменивались мнениями о культистах, мы с Льярой снова оказались рядом и заговорили о более приятных вещах:

— Ну так что, сможешь вырваться на девичник?

— Очень постараюсь, — ответила я с долей неуверенности в голосе.

— И что это значит, — мгновенно раскусила меня Льяра и подозрительно прищурилась.

— Есть кое-какие затруднения, — я поморщилась. — Помнишь, я как-то упоминала Лаиссу?

Я поведала вкратце о своих проблемах, но не успела толком договорить, как Верд оборвал разговор с Кэсси на полуслове, и его лицо приняло отстраненное выражение, выдавая мысленный разговор.

— Котенок, нам пора. Твой отец требует, чтобы мы вернулись и срочно. Прямо сейчас.

— Извини! — Льяра нахмурилась. — Разговор откладывается, но у меня с собой разовый амулет вызова, сообщи, если сможешь прийти на девичник.

У порталов мы тепло распрощались, и я с теплым чувством наблюдала, как могучий оборотник смотрел на лучащуюся счастьем невесту. В каждом его жесте и движении сквозила нежность и искренняя забота о любимой. Испытав тянущее чувство тоски, я вознесла еще одну короткую молитву Богине, чтобы у них так все и осталось, чтобы не охладели с годами их чувства, чтобы любовь всегда была обоим в радость.

Когда пришла наша очередь, я потянула, шагнувшего было на мерцающие зеленой вязью плиты, брата за рукав.

— Может, теневым?

— Сдурела? Потом еще минут пятнадцать мутить будет.

Кэсси плохо переносил теневые порталы.

— Зато намного быстрее.

— Я тебя не узнаю, — пробормотал он, послушно перебираясь на другую плиту.

Холод сковал на миг тело, когда начался переход, но впервые я отнеслась к этому с любопытством.

Говорить с дядей насчет девичника решила втайне от Лаиссы, мало ли что она удумает. Время выбрала после ужина, когда лорд Хортес, по обыкновению, запирается в кабинете и работает или читает перед сном. Змея же занимается процедурами, призванными сохранить ее красоту и молодость, или отдыхает. Идеальный момент!

Когда встали из-за стола, я выждала почти час, чтобы дядя гарантированно пришел в благостное расположение духа, но на подходе к его кабинету поняла, он не один. Дверь оказалась приоткрыта, и до меня отчетливо донесся возбужденный голос Лаиссы:

— Раш, ты должен на это пойти! Иртон станет достойным мужем для Тилирио, стоит его уважить. И потом, ничего плохого в том, что они поужинают вместе, нет!

Вот же гадина! И чего только так ратует за этого Иртона, словно он ей денег обещал, в случае успеха? Не удивлюсь, если так оно и есть.

В коридорах Хортес Холл давно уже не сновали слуги, так что, не боясь быть застигнутой за столь неблагородным делом, я приоткрыла дверь чуть шире и превратилась в слух.

— Это позволит им обоим расслабиться, — убедительно звенел голос Змеюки. — Они побеседуют, познакомятся ближе. Согласись, ведь на семейном ужине это попросту невозможно!

Умело давит! Резонные доводы приводит.

— Не знаю, — сомневался дядя. — Тилья желает прежде окончить академию. Думаю, моя сестра не одобрила бы подобного, я ведь я обещал заботиться о ее дочери.

Я стиснула кулаки и закусила губу. Мамочка, почему ты оставила меня так рано? Я сейчас так в тебе нуждаюсь! Слезы затуманили взор, и я крепко зажмурилась, прислонившись лбом к стене.

— И потом, разве ты забыл, что за нравы царят в академии? Эти же сплошь вечеринки, соблазны и свободная любовь. Молодёжь отрывается по полной, вырвавшись из-под родительской опеки. Только вот последствия выражаются обычно в денежном эквиваленте. Кому потом придется это расхлебывать?

От негодования у меня даже дыхание перехватило, и прояснилось в глазах. Это она на что сейчас намекает?!



Любовь Черникова

Отредактировано: 12.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться