Против богов

Font size: - +

Глава 13

Глава 13

 

Вот уж шесть дней прошло, а князь пресветлый Арнард с дружиной своей по болотам кружит, следы врагов ищет. Сыскари носом, будто псы, в землю уткнулись, инструмент достали, вкруг себя разложили, да ничем князюшке помочь не могут. Уж и так искали, и эдак, только нет ни следочка, ни зацепочки. Жрецы да жрицы молитвы возносят, словом божьим тропы обыскивают, да и им ответа нет.

- Что ж за проклятье такое? Как посередь земли родной деревенька одна затаилась? Как от взора прятаться может?

- Сыщется, господин, на голову встанем, а найдем.

- Хоть колесом ходите, но чтоб была мне деревенька.

- Сделаем, пресветлый батюшка.

Вот и ищут сыскари да прислужники божьи. Да вот только, будто кто кругами их водит, то в топь, а то из леса прочь выведет. А как против воли чужой идти хотят, так беда за спиной стоит, погибелью угрожает. То стая волчья на лошадей кидается, а то и воронье на головы кидается, так и норовят глаза выклевать. Да кто ж им позволит? Вскинут луки ратники, поднимут жрецы посохи, да и отходит опасность, только всё одно за плечом стоит, часа своего дожидается.

Уж измаялись люди, кони и вовсе ноги переставляют, от запасов только крошки остались, а князь всё отступать не велит

- Найдем злодея, будет нам отдых.

Сказать-то легко, да сделать сложно. Тяжело людям, а только Арнарду всех тяжелее. Гложет тревога душу пресветлого, тоска иссушает. Развернул бы коня быстроногого, да поскакал назад, с ветром споря, но дела правого не бросишь. Летит душа птицей легкою к городу каменному. А в городе том дом стоит, где сердце княжеское осталось. Горюет оно, печалью полнится, мужа любимого призывает. И нет тому сердцу защитника, в болотах застрял, лиходея сыскать не может.

- Как ты там, Эринушка?

Стыло в груди, будто стужа лютая кровь льдом сковала. А уж в голове мысли тяжкие, как пчелы кружат, жалят сомнениями. Сдержала ли слово сестрица, не прознал ли правду батюшка? Как Эринка живет-поживает? Не обидели ль… не сгубили?.. И от таких размышлений и вовсе завыть хочется, да нестись назад, сломя голову. Да только как бросишь тех, кто стоит за плечом, кто князю своему доверился? Вот и смотрит хмуро Арнард, новый день промедлений проклинает.

А на душе своей таит воспоминание, никому не рассказывает. Да и было ль то, или пригрезилось? Приходила ль Эринка, рукой ласковой по щеке гладила, или же сон всё пустой? Сказала, что Аридой свидание им дарено, а как поцеловал, так и рассеялось видение, как морок наведенный. Вот и гадай тут, то ли и вправду милость, богиней ниспосланная, а то ли колдуна злого шутки.

Уж сколько раз впереди деревенька мерещилась, а как пойдут к ней, так и исчезнет, один лес вокруг. Точно глаза отводят. Смотришь косо, видны дома рубленные, а как прямо поглядишь, так и нет уж домиков.

- Ох, ты ж, Бавлин, бог-покровитель…

Сидел у костра князь, а вдруг на ноги и вскочил.

- Сыскари! – зычно крикнул.

- Тут мы, князь пресветлый.

Стоят Хал да Агрей, на господина предано смотрят. А Арнард уж снова задумался, мужиков не замечает, ну и они не шелохнуться, ждут, что князь им скажет. А пресветлый-то аж глазами сверкнул, как за мысль свою ухватился. Неверно ведь ищут. То морок развести хотят, то идти по указаниям, да только зря это всё. Уж сколько раз пытались, а всё мимо. По-иному тут надобно!

- Доставайте свои премудрости, да вновь дорогу ищите, ту, что к мороку ведет. Как сыскали его, помните?

- Как не помнить, князь пресветлый? Уж несколько раз так выходили.

- Вот и снова мне морок тот откройте.

- Как господину желается.

Подошел к Арнарду Михай, взглянул на него с любопытством.

- Что задумал, пресветлый?

- Дадут боги, сегодня в деревеньку въедем, - отвечает князь, а сам улыбкой хмурый день осветил, будто солнышко. – Есть ли у нас зеркало, Михай?

- Так не бабы, чай, - пожимает плечами первак. – Пятерней причесался и ладно.

Поглядели тут друг на друга Арн и Михай, да к жрицам и обернулись. Где ж еще им баб в лесу сыскать? А вон они стоят, рука об руку уже шесть дней с дружиной ходят. Усмехнулся первак да и пошел к Аридиным прислужницами безделушку выпрашивать. Глядит ему вслед Арнард, а сам о своем думает. Коли деревенька-то от прямого взора прячется, то будет искать ее через зеркало. В отражении, глядишь, и явится. А там уж и жрецы свое дело сделают, дорогу очистят.

- Нашли, пресветлый князь.

Обернулся Арн, стоит за спиной его Хал, сыскарь из Эринкиной деревни. Справный мужик, дело свое знает, доволен им Арнард. А тут и Михай вернулся, зеркальце в затейливом окладе протянул. Сразу видать, что женская игрушка. Приложил ладонь к груди пресветлый, да жрицам и поклонился.

- По коням! – воскликнул князь и первый к жеребцу своему направился.

Ох, уж и нетерпеливо ему сделалось. Так и хочется догадку свою проверить, угадал ли загадку узнать. Вот и смотрит на людей своих, что спешат, собираются коршуном. А его нетерпение уж и другим передаться успело. Устали они по лесам да болотам кружить. Лучше уж враг, да лицом к лицу, чем вот так вот ходить да путаться. А как готова дружина была, так с места-то и сорвались.

Сыскари впереди, им путь знаком, князь за ними, а остальные следом скачут, от пресветлого не отстают. В руках сыскарей указайки стрелками вертят, путь-дорогу показывают, а мужики их словами мудреными подстегивают. Вот уж и холм знакомый, а за ним дорога опять в траве теряется, будто снег по весне тает. Моргнешь, и нет ее, словно и не было. Только враки это всё, есть дорога наезженная, злыднем черным спрятанная. Вот и дома вдали показались, да и пропали из виду, как будто рукой стер кто.

- Всем стоять! – крикнул Арнард, а сам с коня-то и спешился.



Юлия Цыпленкова

Edited: 09.08.2017

Add to Library


Complain




Books language: