Против всех - 2. Предел равновесия

Размер шрифта: - +

Глава 1

По залитой лужами и грязью грунтовой дороге, уныло тянулся караван в десяток телег. Только начиналась весна, морозы уже ушли, снег успел растаять, превращая дороги в непроходимые болота. Запряженные в телеги волы и лошади, с большим трутом тащили свой груз, кнуты конюхов без устали хлопали по спинам, но не могли заставить животных двигаться быстрее. Все в караване от хозяина до последнего конюха нервно оглядывались, напряженно всматриваясь под любой куст, где может таиться опасность, со взведенным арбалетом. Нынче настали лихие времена, королевство Нордвейн ввязалось в очередную войну с соседями и не смогло справиться с последствиями столь смелого решения. После череды сокрушительных поражений силы королевства перестали контролировать свои границы и части внутренних территорий. От чего, многократно возросла преступность, лихие бандиты, и беглые дезертиры грабили и вырезали целые поселки мирных крестьян.

В конце каравана медленно переставляли ноги по колено в грязи, шли чумазые люди, беженцы. Бегущие из умирающего королевства в поисках лучшей доли. Бедолаги, были больны, грязны и голодны, сквозь порванные давно не знавшие иглы лохмотья, задувал пронизывающий ветер. Но не смотря ни на что люди, продолжали шагать их вела надежда, женщины лишь плотнее прижимали голодных детей к груди, а мужчины по удобней перехватывали котомки со скудным скарбом. В веренице людей были калеки, юродивые, нищие и обездоленные, все они хотели покинуть королевство в надежде, что охрана каравана защитит их от всех напастей.

Хозяину каравана уважаемому торговцу Беркулу, не нравилось такое количество нищих идущих за его караваном, все ныли, стонали, воняли, женщины падали перед ним на колени молили поделиться хотя бы крошками хлеба для их детей. Поэтому он всегда держал при себе пару охранников, которые не гнушались пустить в ход кнуты, по первому его знаку. Все это говорит о плохой обстановке в королевстве, на которой правда, можно заработать много золота, спекулируя различными товарами, чем он и занимался. Но также было много рисков, дороги были полны бандитов, а держать большую и опытную охрану он не хотел, уж слишком это было дорогое удовольствие. И для хорошего заработка приходилось крутиться и поэтому он никогда не разгонял нищих, которые постоянно увязываются за вооруженными торговыми караванами, наивные, надеяться что их кто-то будет защищать при нападении бандитов.

Бандиты тоже люди, им тоже хочется здорово жить, и плотно кушать, когда толпа оголодавших и протрезвевших с последнего дела мужчин, видит перед собой караван, они стараются убить всех. И конечно самые трусливые коих в бандах большинство, решают нападать на невооруженных и беззащитных нищих, ломая план атаки на караван и давая шанс дюжине его опытных и проверенных охранников выйти из сечи победителями, рубя в спину трусливых бандитов.

Еще не наступил вечер, но из-за тяжелой дороги быстро уставала скотина и не могла продолжать путь падая на животы, не реагируя на острые укусы кнутов. Беркулу ничего не оставалось, как отдать приказ о раннем привале.

Люди начали расходиться вокруг остановившихся телег, собирали хворост, зажигали костры и готовили нехитрый перекус из своих запасов. У одного костра сидели нищие да калеки, лысый тощий мужичек, закутанный в грязные, рванные одежды, помешивал в гнутом котелке варево состоящее из оленьих костей и кусочков мяса которые на них остались и жира которым охранники брезговали и выкидывали вместе с костями. Но благодаря богатому опыту и щепотке специй, даже из таких объедков можно приготовить похлебку, которая позволит ненадолго забыть о пустом брюхе и постоянном чувстве голода.

По шуму и скромному роптанию бедолаг, можно было понять, жиробас Рики, решил поразвлечься. Высокий крепко сбитый толстяк, на необъятном пузе которого в любой момент мог лопнуть ремень и даже кольчуга, не справившись со своими обязанностями. Рик был злым увальнем, с откровенно плохим характером, он очень любил само утверждаться в жизни за счет слабых людей, которые не могли позволить себе злить караванщиков. Рик любил каждый вечер перед сном пройтись по кострам нищих и показать свое отношение к ним, и конечно же выбрать очередную женщину или девочку для ночного веселья, он очень любил женщин. Его братья по оружию, другие стражники недолюбливали его и не разделяли его увлечений. Но Беркула ценил толстяка за его острый глаз, и прекрасную стрельбу из легкого арбалета. Толстяк как не странно, очень часто выручал караван своими навыками, и хозяин прощал своему лучшему воину любые проступки, и даже мертвые женские тела, которые иногда находили спрятанными в ближайших кустах, но это было редко один раз за поездку, или два.

Толстяк остановился перед костром калек, нависая над ними как утес, размышляя как этих никчемных уродцев поставить на место, наглость он не любил, а они все наглецы, или надеяться прятаться за его спиной до самого Ларнбурга. Он захрипел, собирая большой ком соплей и слюны, смачно сплюнув в котел, и с улыбкой наблюдал за реакцией калек, может кому-то, что-то, не нравиться, и он разомнется. Из нищих и калек только двое успели наполнить деревянные тарелки до визита Рика, седой старикан с испещренным шрамами лицом, да рваном балахоне, сквозь которое видно грязное тощее тело, и слепец.

Ларс, бывший тяжелый пехотинец, был горячего нрава и не терпел плохо отношения к себе и своим товарищам, и смириться с испорченной едой он не мог. Ларс, еще был молод, а на его голове не было седин, а в теле еще теплилась сила даже при такой жизни, он вскочил на ноги, но как всегда, в момент когда он злился, он забывал что у него нет рук, которые он потерял в плену у Ройландских ублюдков.

Тяжелый удар Рика в грудь, выбил из калеки весь воздух и он свалился на землю. Толстяк с идиотской улыбкой на лице, оседлал кашляющее тело и принялся месить лицо кулаками, скрупулезно выбивая зубы ломая нос и уродуя лицо, он не любил тех кто смеет, его недооценивать.

По спине толстяка пробежал холодок, а в груди зародился страх, он резко вскочил на ноги, оставив бездыханное тело убитого калеки и закрутил головой в поисках опасности. Но куда бы он не посмотрел, все было в порядке, сброд старательно отводит глаза не смея даже взглянуть в его сторону. У костра так же никто не решался на него смотреть, хотя здесь должны быть друзья этого неудачника, и только старик с бледным почти синим лицом, зажмурившись, держал теплую деревяшку с похлебкой. Жалко, что хозяин запретил убивать много нищих, так что прежде чем уйти, он выбил рук старика миску и гордо удалился.



Юрий Кварц

Отредактировано: 08.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться