Противоположность

Размер шрифта: - +

Глава 18+ (когда действия с лёгкой прелюдией превращаются в отвратительный кошмар!)

Витька!
Чертов Витька!
Как же он бесит!
Я покосилась на величественную фигуру в первом ряду. 
Сашка тоже злилась. Скорее всего, уже жалела.
Претензии были понятны. Но ведь даже предположить не могла, что ей серьезно нравится Витька.
Это сообщение явилось полнейшим шоком. Я-то думала, она шутит, когда закатывает глаза и томно произносит: «Витенька!».

Оказывается – нет.
Ну и что делать с вылившейся на свет информацией?!
Я принялась размышлять, как решить проблему. 
Сашке нравился этот негодяй. Витька же через неделю ее бросит, как и остальных. А Великая будет долго переживать предательство.

И вообще, даже если этот недомерок ей нравится, с чего она вздумала его ко мне ревновать?

Между нами вообще... непонятно, что! Но точно не то, к чему приревновала Великая.

Эх...

Я уже даже не злилась,  что она приплела Илью.

Просто неясно, что делать с создавшейся ситуацией.
Может и правда притвориться, что безумно влюблена в этого подлюку?!
Витьке надоест, он отвалит, а я приду жаловаться Сашке. 
-Да не прокатит этот детский сад! – вернул меня на землю Люсилиус, плюхнувшись рядом.
-Почему?
-Ты провалишься на первом же этапе, съездив пареньку по роже, когда тот полезет обниматься.
-А что прикажешь делать? – шепнула я.
-Вау! Правда послушаешь?!
-Забей! – отмахнулась я, ловя на себе взгляд обернувшейся Сашки.
-Подружка жалеет, – сказал Люсилиус, устраиваясь поудобнее на парте.
-Откуда…ах, точно! Ты ж мысли читаешь.
-Конечно. Могу сказать, что думают все! Например, твоя подружка думает: «Зачем! Ну зачем я ляпнула про Илью...» - передразнил Люсилиус Сашку. Он ткнул пальцем в препода: - А вот этот думает про какие-то основные фонды, их амортизацию, и в кого же влюбилась «она». Почему она на меня все время смотрит? Она меня хочет? Я должен сделать первый шаг?!
Только Люськин ус вымолвил это, как препод шагнул к моей подруге и остановился, вытаращив на нее глаза.
-Что? – голос Александры звучал удивленно.
-Ничего! – кашлянул молодой препод, и зашагал дальше по аудитории.
-Похотливый кобель, – буркнула я, презрительно зыркнув на этого Николая Николаевича (даже имя вспомнила!).
-Это что. Самое интересное – что думает дружище, с которым вы постоянно цапаетесь…
-Не актуально,– отмахнулась я и вздохнула, приходя к выводу, что всем парням нужно одно. Не считая Лехи. И, может быть Димаса. И, может быть Салима – этому просто негде жить (хотя, черт знает, какие у него намерения). И Ильи…
-Ой, ну все! Застрелите меня! – закатил глаза Люськин ус. – Хватит уже. Я устал слушать про этого парня.   
-Так не слушай.
-Не могу. Это как радио, которое не можешь выключить. Скорее научись это блокировать, а то сил больше нет.
Люсилиус закончил фразу и исчез.
Я улеглась на тетрадь и...
Разлепив глаза от звонка на следующую пару, обнаружила себя в пустой аудитории.
Отлично!
Даже никто не догадался разбудить.
Ну и ладно.
Потянувшись, я уставилась на раскрытую тетрадку передо мной.
И недозевала.
«Трусость или восстание?
Гордость или смирение?
Познание или ложь?
Милосердие или искренность?
Смогу ли я преодолеть трусость, чтобы защитить свою правду и честь?»… было написано в моем конспекте моим подчерком.
Я удивилась, когда успела это написать. 
Это точно не я.
Может, Люсилиус?
Хотя… зачем ему это? 
И что означает этот набор слов?
Есть ли смысл идти на пару, на которую не успела? Эх, опять в медпункт!
Так и не дойдя до назначенного места, взяла два стаканчика кофе и заняла излюбленное кресло в холле.
Почему за несколько дней моя жизнь превратилась в абсурдный кошмар?
Или, это сон? Очень страшный и сильно затянувшийся бред, потому что для реальности – это как-то слишком! 
А может я в коме?!
Был еще вариант. Нравился меньше всех, но, должна признать, что он вероятнее.
-Я окончательно екнулась! – констатация факта произошла слишком спокойно и порадовала.
Психи никогда не признаются, что они психи, а значит, моя персонушка не так уж и безнадежна.
-У меня много вредных привычек, – заявила я себе, отпивая из стаканчика, - разговариваю сама с собой, а еще  прогуливаю пары. Правда в медпункте, но это не сильно оправдывает. 
События, как попутный ветер, летят со всей силой в физиономию, а я стою с распахнутыми глазами и не знаю, как реагировать на происходящее. Уж слишком много думаю. Не то, чтобы это напрягает. Просто раньше не замечала этого, считая нормой. Одинаковые дни и одинаковые мысли. День Сурка, словом. Хотя, люблю оставаться наедине, думать, наблюдать за другими со стороны, подмечать оплошности и анализировать. 
А все почему? 
Моей жизни в этом нет, потому что стараюсь не совершать ошибок, а значит и исправлять нечего.
Это и есть моя самая огромная ошибка!
Интересно, это тоже вредная привычка, или вреднейшая?
Вспомнилась Сашкина обида. 
Ладно. Илью она вспомнила, чтобы сделать мне больно, от того, что больно ей.

Но обидки подруги необоснованны, а претензия, что удерживаю Витеньку – глупа.

Витька – просто раздражающий надоедливый фактор. И все! Этот тип вообще состоит только из вредных привычек. Впрочем, все они не интересуют, кроме одной: говорить гадости и портить настроение. Иногда кажется, что он специально поджидает, чтобы всё извратить.

Если у каждого есть цель в жизни, то цель жизни Витьки – извести каждый мой прожитый день!
К большой неожиданности, тип из моих мыслей взял да и вывернул из-за угла. 
Я скривилась, как от зубной боли, заподозрив Витьку в телепатии, телепортации и энергетическом вампиризме.
Дружок его направился к автомату, а надоедливый внешний раздражитель уселся через  два сидения и тяжко вздохнул, но промолчал, что опять же было удивительным. 
Я покосилась на него, и убедилась, что выглядит он как обычно: его излюбленная байка, драные джинсы…



Тания Ши

Отредактировано: 26.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться