Противоположность

Размер шрифта: - +

Глава 22... Полная парней и внезапности...

Прямо надо мной висело лицо парня. Лицо с беспокойством разглядывало меня. Я не выдержала и спросила:
-Чего?
-Ты в курсе, что болтаешь во сне? – поинтересовался Лёха.
-Нет, а что болтала? – струхнула, что сболтнула лишнего.
-Если честно, не понял. Слышу, что-то бормочешь. Решил, проверить, может тебе плохо. Но оказывается, ты это во сне.
-Лёха! Я сошла с ума! – решила сознаться я.
-Я тоже. После вчерашнего – это неудивительно, - грустно усмехнулся он, дыхнув на меня перегаром.
-Лёха, я сошла с ума гораздо раньше!
-Ну что ж. Бывает, – пожал он плечами, - нормальных людей становится с каждым днём всё меньше. А всё почему? Потому что в нашем мире сможет выжить только чокнутый! – вздохнул он, выходя из комнаты. Когда распахнул дверь, в комнату упал Салим, явно подслушивающий с той стороны.
Он не растерялся и торжественно объявил:
-Спящая красавица, подъём. Завтрак стынет.
-Ты прям сама заботливость, – хмыкнула я. – Смотри не перестарайся, а то влюблюсь.
Салим расплылся в жизнерадостной улыбке позитивного идиота и бесцеремонно плюхнулся на стул:
-Было бы неплохо. Тогда поймёшь, какой я классный! Я женюсь на тебе и увезу в Дубаи. Подарю  парочку нефтяных заправок, чтобы у тебя были деньги на мелкие расходы, у нас будет пятеро детей, а ещё лучше шестеро... Ты мне что, не веришь? – обиделся он на мой заливистый смех.
-Ты и дальше можешь втирать мне, что безумно богат. Но, пока что, ты обитаешь на моей кухне, без денег, без документов и без жилья… И это говорит совсем об обратном.
-Ясно. Значит, выйти за меня ты отказываешься? – огорчился он.
-Конечно. Ты очень мутный тип. А от предыдущей невесты вообще сбежал.
-Нельзя быть такой подозрительной. Тебе это не идёт. Если верить людям, быть открытой – то они к тебе потянутся.
-Кстати... почему ты тогда пошёл за мной?
-Ну… мне показалось, что должен это сделать. Я стоял на улице, раздумывая, куда бы пойти без телефона, документов и без денег, когда увидел девушку. У тебя на лице было клеймо обречения и одиночества. Мне захотелось тебе чем-нибудь помочь, защитить... Поэтому не раздумывая оттолкнул тебя, когда увидел несущуюся машину. Не могу объяснить, что мной двигало...
«А я вот могу!» - скривилась я.
- Просто... должен был это сделать. И всё! Это было какое-то помутнение мозга. Когда увидел твоё лицо, меня словно обухом ударили. Я понял, что должен пойти за тобой, во что бы то ни стало. Поверь: у меня нет никаких плохих намерений. Просто, что-то удерживает возле тебя. Не могу понять, что, и это меня беспокоит. Это не влюблённость. Не знаю, что – и это тяготит. Прости, если моя откровенность тебя шокировала. Я подумал, что ты всегда говоришь то, что думаешь, и считаю правильным делать то же.  За эти пару дней, что живу здесь, могу только сказать: никогда не видел таких удивительных девушек, как вы с Вероникой. Ты замечательный человек!
-Ой, всё! Харе заливать! Вали. Дай мне одеться, – спряталась под одеялом я.
-А ещё, когда ты смущаешься, ты забавно краснеешь, – добавил Салим и, наконец покинул мою комнату. А я вспомнила свой сон.
Бедный парень страдает из-за Сельвиры.
А проклятый Люськин ус… 
Не могу понять, нужна ему моя душа, или нет. Он так мутно себя ведёт. Не постеснялся заявить, что хочет свести счёты с Сельвирой, поэтому-то и портит мне жизнь. 
Но как же было легко. Это чувство лёгкости, безразличие к происходящему… Не хочется признавать, но не хотелось возвращаться, когда я почти умерла.
На меня опять навалилась тоска. 
После смерти Ильи даже не задумывалась, что могу кому-то понравится. Все парни стали враз не интересны. Да и зачем? У меня был мой один единственный, а смерть его отобрала. 
Но, не смотря ни на что, он всегда будет со мной. Никого другого, в принципе, не нужно. Тогда откуда ужасное чувство одиночества и никому ненужности?
Я провела ладонью по щеке, и поняла, что плачу.
-Ну и чего ты рыдаешь? – Салим опять бесшумно прокрался в мою комнату и хмуро вглядывался в лицо, прислонившись к дверному косяку.
-Ничего.
-Ты напоминаешь сахарницу. Красивую, серебристую с узорами сахарницу. Когда люди видят её, приходят в восторг. Но, у сахарницы есть дефект: она не открывается. Они пробуют и так и эдак – но это бесполезное занятие. Получается, что от сахарницы нет никакого толку, если на неё можно только смотреть.
-Ещё раз назовёшь меня дефектной и бестолковой, и я…
-Ты закрылась от людей, и не даёшь им по-настоящему увидеть, что у тебя внутри. У тебя красивая душа! Но этого никто не может  рассмотреть, потому что не позволишь, замкнувшись. Ты добровольно обрекла себя на одиночество.
Я неожиданно для себя и Салима разрыдалась.
-Эй, ты чего? – растерялся он. – Что я тебе такого сказал?
-Пошёл вон!
Он сел передо мной на корточки и, обняв, начал утешать.
Абсолютно незнакомый парень, которого я знаю несколько дней, понимает меня лучше, чем люди, с которыми находилась годами.
Он знал, что не нужно слов. Потому молчал и просто гладил по спине.
-Не представляешь, как я устала, – созналась я, буркнув фразу в его плечо.
-Представляю. Тяжело копить эмоции и чувства, не выплёскивая их. Попытайся раскрыть свои чувства. Поначалу будет сложно, но, со временем привыкнешь. Боль лучше всего переживать не одной. Когда ты выплёскиваешь её, когда рассказываешь друзьям о проблемах, а они поддерживают тебя, помогают, пытаются поднять настроение; когда ты осознаёшь, что ты не один, и что ты кому-то нужен – самое прекрасное, что может быть! Уже ради этого стоит жить! - улыбнулся Салим.
Я промолчала, а он чмокнул меня в темечко и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Это было хорошо. 
Потому что я опять расклеилась.
Через час вышла из комнаты, вполне себе в нормальном виде.
Салим шаманил что-то на сковородке, Лёха читал женский журнальчик.
То, что Лёху не тянуло в универ ещё больше, чем меня – было понятно без слов. Лучше пускай сидит на нашей кухне, чем бухает где-нибудь.
Салим сообщил, что у нас закончилась еда и мы втроём отправились в магаз.
Шоппинг отвлёк от грустных мыслей. Даже Лёха повеселел и взял себе пивка вместо водки. Салим же перечислял, что у нас будет на обед и на ужин. Я ещё раз убедилась, какой он полезный и незаменимый в хозяйстве парень.
Мы погуляли немного по проспекту, купили Салиму майку. В мужской отдел нижнего белья я не пошла. Осталась ждать парней снаружи. 
Домой вернулись к вечеру. Мобильный, забытый дома, разрывался. 
Я отрыла его за диванной подушкой и сняла трубку:
-Да?
В трубке послышались какие-то непонятные звуки, после чего – Сашкин вопль:
-Какого чёрта мобильный не берёшь?
-Дома забыла, - осторожно ответила я, прекрасно помня, что мы с ней вроде как поругались.
-Значит, пока тут горе, ты развлекаешься?! – обиделась Сашка.
Наезд был не понятен. Особенно, если учитывать все ранее произошедшие обстоятельства.
-Это не твоё дело, чем я занимаюсь! – нагрубила я в ответ.
-Где Лёша? – спросила Александра властным голосом собственника.
-Это же твой бывший. Откуда мне знать? – съязвила я.
Саша бросила трубку.
-Истеричка, – констатировала я факт.
Через двадцать минут очередной её звонок отвлёк от трапезы. Салим приготовил вкуснейшую шаурму, а эта непонятная женщина отрывала от божественной пищи.
-Ну что ещё? – сняла я телефон. Лёха напрягся, так как увидел фотку звонившей на экране.
В трубке послышались какие-то булькающие звуки и журчание воды. Словно кто-то стирал бельё, сморкался и смывал унитаз одновременно.
-Если ты желаешь поприкалываться, позвони кому-нибудь другому! – посоветовала я, намереваясь сбросить вызов. Но в трубке раздался протяжный вой.
-Ты что, плачешь, что ли? – догадалась я и, поднявшись с места, направилась в свою комнату.
-Ы-гы-гыыыы…. – было мне ответом.
-Что случилось?!
-Ы-ы-ы-ыыыы!
-Может объяснишь нормально, чего ты ревёшь?
-Ви… Ви… - захлёбывалась подруга.
-Что ви? – не поняла я.
-Ви-и-и…течка…
«Ви… течка? Витечка!» – дошло до меня.
-Витя…. – прорыдала подруга, подтверждая, что я разгадала этот ребус.
-Он тебя бросил?! Я так и знала! Я этому мерзавцу гланды вырву! Клянусь, не знаю, что с ним сделаю, но что-нибудь обязательно сделаю! – гневно пообещала я, забывая обо всех ссорах на свете. – Что этот гад натворил?!
-Витя, Витечка… - захлёбывалась Сашка, а я раздражённо перебила:
-Да какой он на фиг Витечка?! Это исчадие Ада. Говорила же: не связывайся с ним, что он сделал?
-Он у-у-у... умер!
Сашка завыла. Да так страшно, что я застыла с трубкой в руке, не в силах ничего сказать.
-Как умер? – спросила я, наконец, разлепив губы.
-Сегодня ночью. У него произошло... кровоизлияние в мозг. Кто-то ляпнул, что они с Лёшей накануне подрались. Что же делать?! – жалобно проскулила Саша.
-Успокойся для начала. Ты что, Витьку не знаешь? Он злопамятный, как сам чёрт. Просто злиться и пытается насолить Лёхе. У него двинутые приколы такие,– принялась я убеждать Александру.
-Какие приколы? Его завтра хоронят?! – разозлилась Саша.
-Что, правда? – усомнилась я, размышляя, что как-то быстро Витьку хотят запихнуть в бренную земельку. 
-Можешь зайти, полюбоваться на его фотку в холле.
-Что, вот так взял да умер? – спросила я недоверчиво. – Лёха же его в нос ударил. И в живот. От этого кровоизлияния в мозг не бывает.
-Бывает – не бывает: это никого не интересует! Предки Витечки всех поставили на уши. Лёшу ищет полиция. Ох, посадят его, дурака такого! – причитала Сашка.
-Сама виновата, – не выдержала я.
-Если ты знаешь, где Лёха, пожалуйста, никому не говори. Сделай так, чтобы он не высовывался, – взмолилась Александра Великая.
-Ах, значит, теперь ты начала волноваться о нём, - съязвила я.
-Пожалуйста! Прошу тебя!
-Я не знаю, где Лёха, – отрезала я и сбросила вызов.
Витька умер? 
Нет-нет! 
Наверное, это его очередной прикол. Острое недоумение. 
Получается… больше никогда не увижу его мерзкую физиономию, наглую ухмылку, и не будет его изощрённых выкидонов и придурочных шуточек…
Мне бы обрадоваться, но, стало очень неуютно. 
Признаюсь: новость глубоко поразила. В какой-то степени, человек с изощрённой фантазией мог назвать нас с Витькой... ну, не друзьями, а хотя бы приятелями. По крайней мере, мы с ним неплохо знали друг друга. Слишком, чтобы быть друзьями или врагами.
Я задумчиво забрела на кухню и уставилась на Лёху.
-Что? Что сказала Саша? – спросил он взволнованно.
-Где твой телефон? – спросила я.
-Телефон? В кармане. Я его отключил.
-Дай сюда, – протянула я руку. Лёша с недоумением вложил телефон в мою ладонь.  Я извлекла  батарею и, открыв окно, выкинула сим-карту.
-Ты что делаешь? – удивились парни в один голос.
-Тебе придётся побыть у меня некоторое время. Возьмите мою карточку. Нужен ещё один спальник, - обернулась я к Алексею.
-Зачем? У меня есть своя карточка, - ответил бывший моей подруги, ничего не понимая.
-Тебе нельзя ею пользоваться.
-Да почему? – возмутился Лёха.
В этот момент раздался звонок в дверь.
Мы замерли. Я знаком показала молчать и подошла к двери. 
Взглянув в глазок, поняла, что сейчас отправлюсь вслед за Витькой.
На лестничной клетке была полиция.



Тания Ши

Отредактировано: 26.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться