Противоположные берега

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 8

Анри, держал в руках седло, намереваясь надеть его на лошадь, но та брыкалась и не давала подойти. Бросив, в сердцах, седло на землю, мужчина отряхнул руки и, насупившись, уселся на скамейку. Лошадь походила кругами, успокоилась. Подойдя к лежащему на земле седлу, поводила над ним своей мордой, пофыркивая и встав в гордую позу устремила свой взгляд вдаль, за ограду.

— Даже не думай! - ответил ей Анри. - Я высоко поднял перекладину, не перепрыгнешь!

 

Еще какое-то время лошадь бродила сама по себе, потом, то ли устала, то ли ей сделалось скучно - кто знает, подошла к своему хозяину и пихнула мордой в плечо. Анри отодвинул от себя лошадиную морду и отвернулся.

 

Джордж, наблюдая за происходящей сценой, рассмеялся.

Лошадь вскинула голову и грозно посмотрев на незваного гостя недовольно заржала и затопала копытами.

— Может, я ее куплю у тебя, - заговорил Баркли, - лошадка-то замечательная, только ты усмири ее до конца.

— Не продаю.

— Что так?! - помолчав немного и посмотрев на кобылу, добавил. - Она бы на ней прекрасно смотрелась. Клянусь, у них бы не возникало никакого недопонимания. Нрав-то одинаковый. А? - заулыбался он.

— Заткнись, - злобно проворчал Анри и отвернулся от Джорджа, стряхивая с ладоней невидимую пыль.

— Я тебе вот что скажу, - серьезно заговорил мужчина, оглядываясь на двери дома, искренне желая чтобы не помешали разговору. Подошел к бывшему другу. Старался смотреть прямо, но не в глаза. - Понимаю, не станешь объяснять мне свое пребывание в этой дыре, но скажи, куда делось твое: “люблю ее”, “сразу понял - моя”, а? Где это все?

— Заткнулся бы ты, а? - подражая интонации собеседника, устало выдохнул Анри, опуская взгляд.

— А я тебе всегда говорил: любовной лихорадкой нужно переболеть в юности, чтобы не морочить голову ни себе, ни другим. В общем так, понимаю, ты не очень-то рад меня видеть, поэтому, предлагаю сделку. Я уеду хоть завтра, но если, скажем, месяцев через шесть ты не появишься в Лондоне — забираю Натали себе. Ну, а если надумаешь вернуться — пусть сама выбирает. Твой отец хочет с ней в свет выйти, ты понимаешь меня? - он положил руку на плечо Анри. - Ее сожрут! - попытался достучаться.

— Зубы поломают, - неестественно улыбнулся в ответ и дернул плечом, освобождаясь от рук Джорджа.

— Мсье Жан, между прочим, предложил мне обвенчаться с ней. Сам понимаешь, если ты не вернешься, то ждать помощи неоткуда. Я же всегда готов принять ее в свою жизнь.

— Размечтался, - выговорил француз сжав зубы и зло зыркнул на бывшего друга.

 

Джордж рассмеялся ему в лицо и ушел в дом.

 

Анри резко встал, провожая задумчивым взглядом удаляющегося друга. Неторопливо подошел, и подняв седло с земли, звеня ремнями, приблизился к лошади. Одел седло, спокойно затянул ремни подпруги, та, даже не сопротивлялась и удивленно посмотрел на кобылу. Та захрапела и подтолкнула его мордой.

— Одни игры на уме! - недовольно проворчал он и серьезно выговорил. - Привыкай к седлу.

 

Кобыла нервно мотнула головой, вырвавшись из рук Анри, только отступать он не собирался. Одним рывком притянул ее, шаг — нога уже в стремени. Животное заржало и встав на дыбы, попыталась сбросить седока. Опустилась. Копыта с силой вонзились в землю. Недовольная происходящим, лошадь заметалась в стороны, прыгала, поднималась на задние. Анри обхватил ее за шею, чтобы удержаться в седле. Некоторое время кобыла еще пыталась сбросить седока, но через время успокоилась, недовольно похрапывая, вздрагивала и косилась на того, кто сидел у нее на спине.

 

Обрадовавшись своему успеху, Анри отпустил выгнутую шею животного, взял поводья в руки и, немного похлопывая ее ногами по бокам, стал подгонять. Лошадь помотала головой и опять поднялась на дыбы. Не удержавшись, с криком, бухнулся на землю, в поднятое копытами густое облако пыли. Со стоном перевернулся на спину, тело, и так, ноет после драк, прикрыл глаза рукой.

 

Животное бегало вокруг, но успокоившись подошла к лежавшему на земле человеку и ткнулась мордой в лицо.

— Не подлизывайся! - пробурчал Анри, отворачиваясь.

 

Лежать, конечно, хорошо, еще бы не в пыли. Де Бэтьюи не торопясь поднялся с земли и махнув лошади рукой, будто та понимает, отправился в конюшню. расседлал, почистил, притащил охапку соломы и закрыв загон, отправился на воздух.

 

Южное солнце садилось за горизонт, окрашивая небо разноцветьем. раскаленный, почти до бела, шар, погружался в оранжевое марево, да и все вокруг, насколько хватало глаз, становилось будто золотым.

 

— Анри! - услышал он тоненький девичий голос. - Ужин стынет, - звала Каролина.

 



Натали Карэнт

Отредактировано: 01.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться