Противостояние

Размер шрифта: - +

Глава 1

Сложно было сказать, когда началось это противостояние, и сложно было сказать, когда оно закончится. И только падающая звезда стала предвестником конца мира.

***

Белые глаза внимательно следили за яркой летящей в темном небе точкой.

«Издевательски медленно, хотя и знаешь, что быстро», - подумалось девушке. Она была худой, даже слишком, с длинными, вечно спутанными, белыми волосами; в одежде больше похожей на старый холщовый мешок.

«Сколько уже веков мы живем так? Древние легенды поют, что когда-то народы были другие. Но то ли мутация, то ли еще что. Старейшины говорят, такие как мы существовали и во времена Неизменных. А может, просто мы были первыми, с кем мутация сыграла в свою игру? Мы смотрели, как прежние разрушают себя. Как складывают головы великие в битвах. И как падальщики приходили мы после боя, чтобы съесть эти израненные души. Да обретут они покой. И спустя века, когда наш мир разорван на мелкие города, противостояние продолжается. Пусть другое и с другими. И Неизменные пропали. И надеяться давно не на что».

Жить сложно. Всегда и везде. Особенно, когда ты из баньш-изгоев. Вздохнув, она вырвала из земли пучок травы и с наслаждением съела.

«Вкусно, как и душа, жаль, горожане этого не понимают».

Падающая звезда сверкнула еще ярче так, что девушка прикрыла рукой глаза. Звезда исчезла. И небо стало слишком чистым. Вой из глубин простирающегося за спиной леса напомнил, что пора в обратный путь. Вздохнув, баньши наполнила ведро водой из ручья и поднялась. За ручьем простирались неизведанные просторы, но зачем они ей, они не манят, вытоптанная сотнями ступней тропинка отведет домой — это правильный выбор.

Следующие дни привычно тяготили своей серостью. Тупые иглы натирали и так огрубевшую кожу, но надо сделать как можно больше рубах. И нужны все возможные припасы, и потому придется вновь идти в промозглый лес.

Плетеная корзина на локте наполовину заполнилась травой, и баньши решила, что пока светло можно пройти чуть дальше вглубь леса древних, массивных деревьев.

Она переступала через вековые толстые корни, отводила острые ветки, внимательно изучала каждый участок. Внезапно все ее мышцы напряглись: где-то рядом была Еда. Былые размышления ушли из памяти, и она двинулась на запах. И лишь одна мысль: «дурманит».

Несколько шагов и увидела угасающее свечение в глубине вековой чащи. Еще несколько шагов - и лежащее на бурой земле тело, явно принадлежащее девушке. Баньши облизнулась.

«Какая странная, волосы цвета спелой пшеницы, - невольно отметила баньши. - Неужели, Неизменная? Откуда?».

Не успела она сделать шаг, как что-то откинуло от тела. Потирая ушиб, баньши огляделась – никого рядом не было. Помотав головой, вновь попыталась приблизиться к «законному обеду» – и новый удар.

- Да что такое?! – в сердцах выкрикнула баньши. Дальше разочарование и удивление ее лишь углубились, поскольку «еда» нагло пошевелилась и, встав, развернулась.

- ЧТО ТЫ?!!!!! – выкрикнули они одновременно.

Несостоявшийся обед выглядела весьма странно: очнувшаяся незнакомка была одета в слишком обтягивающую оранжевую рубаху с короткими рукавами, с изображением длинной изогнутой линии на животе, в короткие штаны с широким черным поясом, длинные белые перчатки и сапоги, будто сделанные из переплетающихся веревок. Никогда ранее баньши не видела ничего подобного. Но самыми удивительными были глаза незнакомки — полностью зеленые, даже без зрачков.

- Что ты? – повторила эта зеленоглазая, от испуга не осталось и следа, а в руке появился длинный кнут.

- Как ты это сделала? – вместо ответа поинтересовалась баньши.

- Не знаю, - замялась и даже засмущалась незнакомка, - само как-то получилось.

- А откуда ты?

- Я…не помню, - незнакомка удивленно моргнула и опустилась на землю, - я, кажется, вообще ничего о себе не помню.

***

Темный лес, черные деревья в три обхвата толщиной, а баньши сидит на сырой холодной земле и мирно беседует со странной девушкой, как с давней подругой.

- Все здесь какое-то незнакомое, - с грустью проговорила незнакомка, поежившись, но не от холода, а от ощущения полной и абсолютной нестабильности. - Чужое, не родное.

- Похожих на тебя я раньше не видела. Хочешь выпить крови, съесть душу, мяса? - поинтересовалась баньши.

Ее собеседница замотала головой.

- Вот уж точно нет! Не. Не-не-не. Определенно.

- Ты не упырь, и точно не баньши. Ни у кого из нас кнуты вот так не появляются, - задумчиво добавила баньши.

- Да это для меня как говорить или ходить, мышечная память - так вроде называется.

- И слова не из нашей речи.

- Как думаешь, что я такое? - вздохнула незнакомка.

- Думаю, ты упавшая несколько дней назад звезда. Ходили у нас подобные легенды. Но точно я их не перескажу.

- И что мне делать теперь?

- Это ты должна знать, - баньши почувствовала укор в глазах незнакомки, хотя никаких эмоций те не выражали. - Извини, как ты можешь знать, если ничего о себе не знаешь, - виновато проговорила баньши.

Съесть ее душу было невозможно. Это баньши поняла еще раньше, когда только незнакомка очнулась. Словно само мироздание кричало, не делать этого. И это было интересно. А разве можно съесть то, что пробуждает в тебе интерес?

А еще незнакомку было жалко, потерянная, с непонятными способностями и такая одинокая. Баньши любезно протянула ей пучок травы.

- Не уверена, что я и это ем, - вздохнула та.

- Меня зовут Ева, - представилась баньши.

- Хар... харо...хара, - неуверенно проговорила незнакомка, - единственное, что всплывает в памяти.

- Буду звать тебя Хара, - улыбнулась баньши.



Анна Елагина

Отредактировано: 25.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться