Противостояние. Миненталь

Размер шрифта: - +

Глава 5. Прихвостни Белиара

«Черт! Неужели все эти паладины такие заносчивые?» - Диего не мог уснуть. Уже второй час он ворочался с боку на бок и размышлял, почему посланники короля ему не поверили, ведь сообщение про появление драконов не могло их не насторожить. Этот урод Лотар даже не дал осмотреться в городе – просто приказал страже скрутить бывшего главу Призраков Старого Лагеря и все. Диего посидел некоторое время в городской тюрьме, а потом отправился с экспедицией обратно в Долину. 

Почти двое суток паладины безвылазно сидели в замке. Утром обещали отправиться за рудой. Диего должен их вести. Примерный район добычи определили, но каторжников он пугал – старые земли орков, место то еще. Хотя паладины прекрасные бойцы, но у Долины Рудников свои законы.

«Сколько же еще до утра?» - Диего не сиделось на месте. Хотелось уйти далеко-далеко.

Вдруг со двора раздался нечеловеческий крик. Крик боли. Крик, леденящий душу. Потом он стих и раздалась ругань паладинов и ополченцев, дежуривших во дворе. Потом крики:

- Драконы!!! Драконы!!! Бежим!!!

Диего соскочил с лежанки, впрочем, как и все каторжники. Черт! Они все-таки пришли.

 

***

Крик сожженного заживо морра на башне пробирал до костей. В ночной тишине он был слышен даже здесь, на утесе. Белиар, за что ты так с ними?! 

Огромные ящеры делали второй заход на замок. Их было трое. Их сложные имена Мубрак не запомнил, да и не надо было. Внешний круг замка пылал. Языки пламени доходили до верхней части стен замка. Но морра внутри было не до этого пожара. Скорее всего, они сейчас попрятались по каменным зданиям и сидят, не высовываясь. Их можно понять. Более страшного оружия Мубрак еще не видел – огненные потоки, исходящие из пастей этих тварей, просто поджигали на своем пути все, что могло гореть. 

Ящеры сделали еще один заход. Они подожгли весь внешний контур замка. Слышен был шум падающих стен и строений. Гореть они будут еще долго. Лишь бы не начался дождь. Посланники Белиара улетели на запад. С морра на сегодня хватит.

Мубрак сошел с утеса. Больше ничего интересного не предвещалось.  Атаку начинать преждевременно. Хотя именно на ней настаивало большинство помощников Хош-Пака. Особенно отличался Ур-Грекк, говоривший, что морра надо добивать, пока они трясутся от страха. Видимо, жажда убийства затмила в нем разум. 

Большинство орков просто не смогут пройти через огненную стену. Поэтому необходимо было начать осаду замка. Поддержали Мубрака лишь двое – Хош-Пак и Хош-Мор, который с удивлением посмотрел на своего вождя. Дескать, поумнел старик. Была высока вероятность, что морра, наплевав на все свои планы, дождутся, когда прогорят ворота внешнего круга, и уйдут на север. А морра просто нельзя было выпускать. Поэтому Мубрак предложил хотя бы поставить заградительные отряды по северному берегу речки, текущей у прохода в Хоринис. Но даже на это большинство штаба не согласилось. Они были одурманены идеей убить морра прямо сейчас. 

Тогда Хош-Пак подозвал к себе Мубрака и приказал брать всех орков, прибывших с материка, и преградить дорогу до Хориниса. В помощь дал Хош-Мора, которому подчинялись двое воинов и трое разведчиков. Сам же вождь остался спорить со своими (или уже не своими?) военачальниками.

 

***

- Драконы ушли!

Сейчас Мэта это особо не волновало. Он носился как угорелый, таская из подземелья ведра с водой. Требовалось потушить все хотя бы внутри замка. Говорят, горит еще внешний контур, но на него всем было плевать. Бьерн, помогавший таскать ведра, на бегу сказал, что погибло четверо ополченцев и ранен один паладин. Черт с ними. Надо работать. Быстрей.

Мэт запнулся и чуть не вылил все ведро на ноги Энгора, который принимал воду наверху – сапоги не пострадали, но выплеснулось порядочно.

Тот матернулся и послал Мэта с ведром во двор, тушить огонь, а сам стал дожидаться Бьерна.

- Воды! Быстрее! – безумный голос какого-то паладина погонял бегающих туда-сюда ополченцев. 

Горела одна повозка, предназначенная для добытчиков руды, горел помост над решеткой, горел второй этаж временной тюрьмы. Все это едва успевали залить водой или закидать землей. А о тушении того, что находилось за пределами каменных стен, и речи не было. Там был ад. К этому времени пламя до небес уже не доходило – некоторые хибары рухнули, некоторые еще догорали. Часть внешнего забора из бревен и досок обвалилась. 

- Че стоишь?! Бегом за водой! – Сильвестро, застигнутый атакой врасплох (он ходил лишь в рубахе и полотняных штанах) мощным пинком вывел Мэта из состояния задумчивости. Тот мигом побежал вниз, обратно к Бьерну с Энгором и затопленным камерам. 

Полностью все очаги возгорания потушили примерно через час. К этому времени внешний круг представлял из себя груду обожжённых бревен, обгоревших досок и остовов хижин каторжан. Внешняя стена рухнула примерно наполовину. Пошел мелкий дождик. Это хорошо. Хоть что-то останется целым.

Мэт устало прислонился к каменной стене. Каторжники под надсмотром паладина Фаджета делали самую противную работу - убирали тела погибших. Хоть их было и немного, но то, что осталось от этих солдат, описанию не поддавалось. Более-менее форму сохранили лишь металлические элементы доспехов.

С ними нужно было срочно что-то сделать. Куда их девать?

Решили похоронить под северной стеной, там было меньше всего разрушений. Скорее всего, потому, что драконы заходили в основном с юга и востока. Но думать о новой проблеме – забота паладинов. У Мэта же дело маленькое – лопату в зубы и вперед. Вынужденную вылазку возглавил Фаджет. За ним последовал Мильтен с толстой книгой в красном переплете. Трое ополченцев-копателей да восемь каторжников, несущих наскоро сделанные носилки с мертвыми. 



YuriyV

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться