Противостояние. Миненталь

Размер шрифта: - +

Глава 8. Долгие серые дни, часть вторая

Мэт уперся ногой в мишень, резко дернул, и болт вылетел из обитой кожей деревяшки. Мэт упал в сухую грязь. Весь испачкался. Одна радость – он наконец-то стал попадать в цель почти как Удар, считавшийся лучшим стрелком в замке. Заняться все равно было нечем. В осаде они сидели уже четыре дня, и конца этой тягомотине не было видно. Ну, в самом деле, сколько можно? Эта неопределенность изматывала, к неопределенности добавлялось ощущение постоянного страха, которое каждый вечер усиливали орки, долбя в свои барабаны часами.

Мэт положил арбалет на плечо и отправился к Энгору. Тот стоял за пюпитром и вносил данные о количестве продовольствия в замке. Услышав, что кто-то вошел, интендант поднял глаза и спросил:

- Как там орки?

- Ты думаешь, что-то изменилось?

- А вдруг?

Энгор снова углубился в записи. Мэт не стал его беспокоить и пошел на улицу, где остановился поговорить с Бьерном, который все последние дни ходил сам не свой. 

- Ты чего грустишь?

- Какое тебе дело? Заняться нечем, так иди … – огрызнулся всегда доброжелательный Бьерн.

Да, после четырех дней, проведенных в осаде, нервы у всех были ни к черту. К тому же на следующее утро после атаки Гаронд распорядился урезать пайки вдвое, чтобы продержаться как можно дольше. Особого смысла в этом не было – наверняка Хаген не придет. Гонец, брат паладина Орика, посланный в город сразу после штурма, пропал с концами. Неизвестно, дошел ли. Единственное, что в последние дни радовало, так это то, что драконы не нападали. Во всяком случае, пока что.

Заняться в замке было нечем. Мэт пробовал читать книги в храме, но они касались исключительно магии и были написаны таким мудреным языком, что позевывать начинаешь спустя минут двадцать чтения. Разговоры с другими ополченцами не давали ничего – большая часть оных просто огрызалась в ответ, не говоря ничего осмысленного. Оставалось лишь одно – практиковаться в стрельбе и ближнем бою. От нечего делать Мэт целыми днями стрелял из арбалета и учился махать мечом под присмотром Керолота. 

Примерно раз в два дня он вставал в караул на стенах. Там картина была еще более удручающей, чем во дворе замка. Орки не спеша ставили шатры, располагались десятками в досягаемости арбалетного выстрела, но никто из осажденных не стрелял. Больно надо. Пока орки не подходят слишком близко к стенам, на них никто особого внимания не обращает. 

Во двор вышел Клиф, несущий на вытянутых руках большой котелок, а сзади его сопровождал паладин, несущий тарелки. Так, видимо, Гаронд страховался на случай голодного нападения. Сей небольшой конвой остановился у костра возле храма. Потом, наверное, должно начаться богослужение. 

А пока что ужин. 

Ели ополченцы в две очереди. Мэт попал в первую. В котелке был суп, отваренный из риса  и небольших кусочков мяса, которых было очень мало. Мэт взял глиняную миску с дымящейся жидкостью. Хлеба не было – его ели на завтрак, а обеда же не было вовсе – во имя все той же экономии пищи. 

Спустя пару минут к хлебавшему горячий суп деревянной ложкой Мэту сзади подошел Энгор. Он редко ел на ужине, и поэтому у многих возникли небезосновательные опасения, что интендант в одиночку жрет запасы по ночам. Сейчас же Энгор попросил налить ему всего половину порции, и Клиф с видимым удовольствием сделал это. Этому-то главное, чтобы на всех хватило. 

- Жуй, жуй, было бы чего жевать, - поддел Энгор угрюмо уставившегося на миску Брутуса. – А главное, чем…

- Ты че, тварь, бессмертный что ли? – тот вскипел, потому что его задели за живое. Как и многие бедняки, Брутус редко следил за зубами, и к своим сорока у него их осталось меньше половины. Много меньше.

- Следи за языком, - Энгор присел на землю рядом с Мэтом. – Кстати, ты случаем не знаешь, куда из запасов паладинов по дороге репа пропала? Целый ящик? И это в телеге, которая шла под твоим недремлющим оком! Как до такого можно было докатиться?! А, Брутус?

Тот побагровел, вскочил и пошел от костра. Мэт посмотрел ему вслед и спросил:

- А чего с ящиком?

- Репы-то? Стырили его, и с концами. Обыскивать всех мне Гаронд запретил, а так разве найдешь? Сожрут в тихую, и ищи потом следы…

- Почему именно он?

- Ну, может, его приятель, Ден. Один хрен. Кто-то из них стырил, как пить дать.

Доедали в полной тишине. Потом разошлись. Настроения просто так болтать о мелочах не было уже давно. 

К Мэту подошел Бьерн. Оказывается, он хотел извиниться за свою грубость. Она была простительна – все были на нервах. Многие огрызались, а у Бьерна была еще одна причина, по которой он не мог сидеть на месте. В Хоринисе, в портовом квартале,  у него осталась жена Дженни с дочерью и маленьким сыном.

- Да успокойся ты, там паладинов больше, чем здесь.

- Я знаю, - Бьерн почесал свою лысую голову. – А почему так? Главная же цель экспедиции ихней – добыча руды. А руду добывают каторжане под присмотром зеленых солдат. Рыцарей там, - он махнул куда-то на север. – Ведь всего ничего, как думаешь, а?

- Не знаю.

Мэт и в самом деле не знал. Причина, по которой Хаген с основным отрядом оставался в Хоринисе, интриговала всех, даже, наверное, лорда Гаронда, который в последние дни на улицу практически не выходил. Энгор рассказывал, что они втроем, то есть, Гаронд, Парсиваль и Орик, разрабатывают план прорыва осады.

Интересно, чего они там наразрабатывают. Даже взглядом Мэта, новичка в военном деле, можно было оценить безнадежность положения. Орки перекрыли все, от моста на севере до речки на востоке. На юге располагалось что-то вроде ставки – там было очень много орков, в основном элитных (в синих доспехах) и шаманов, которые изредка, наверное, ради интереса, метали огненные шары в стоящих на страже солдат. А забор, который орки строят уже пять дней, почти завершен – эти твари работают без перерывов, наверняка в несколько смен. Только зачем он им?



YuriyV

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться