Противостояние. Миненталь

Размер шрифта: - +

Глава 12. Иннос отвернулся от нас

Ожидание тянулось мучительно. Уже третью неделю длилась осада. С каждым днем жратвы все меньше, а проблем все больше. Многие надеялись на приход этого «Посланника Инноса», но он лишь добавил разнотолков, не внеся ничего определенного. А как радовались, когда ночью сквозь ряды орков прорвался один человек, что говорили, что думали, о чем мечтали!

А теперь… Он ушел, а спустя несколько часов ушли маг Огня Мильтен и неожиданно освобожденный каторжник-негр. С какого рожна Гаронд отпустил преступника – неясно. Он не отчитывался даже перед своими паладинами, и тем более перед солдатами, которые, наверняка, для него – мусор, так, рабочая скотина, которую не жалко послать в первых рядах. Бьерн затянулся найденной самокруткой. Здесь его никто. не увидит, разве что орки, но им начхать. Им, скорее всего, тоже надоела эта осада. Хотя… Они же звери. Что им несколько дней – они живут раза в два дольше людей, им это не так страшно.

Самокрутка потухла. Бьерн выкинул ее за стену. Мать... Когда же смена? Запропастился где-то Мэт. Сидит, небось, у Энгора и жрет чего-нибудь. А с ним, с Бьерном, не поделиться. Парочка уродцев. Конечно, они оба осунулись, лица стали бледными. Мэт уже дня три не выходит тренироваться. Видать, настроения нет, неженка городская…

Бьерн оглядел двор замка. Несколько паладинов и ополченцев сидели у костра у храма.

Хотя, какой это теперь храм – без мага Огня. Его уход некоторые паладины восприняли как то, что Бог покинул ряды отряда Гаронда. Да и ополченцы были солидарны с ними. Как? Зачем? Он ведь должен был понимать, что будет означать его уход для этих ослабших мужиков в доспехах. Слабаки… Все слабаки…

Черт! Что он говорит?! Точнее, о чем он думает?! Черт! Паладины – слабаки, которые воюют с молодости до близкой смерти? Которые идут в бой, даже зная, что назад они не вернутся? Которые могут скитались месяцы по пустыне под руководством генерала Ли, понимая, что никто им не поможет?

А-аааааа! Черт! Бьерн оперся об парапет. Эта неопределенность убивает. Твою мать! Резкое устрашающее желание перекинуть свое бренное тело через стенку и упасть. Даже если выживет, орки добьют. А как же Дженни, как же дети?

Нет, лучше не думать. Совсем. Если ты думаешь, ты боишься даже без причины. Если ты не думаешь, ты не боишься, пока не придет повод.

А вон и смена. Мэт вышел из сумерек, слегка припадая на правую ногу – недавно во что-то вляпался в темноте склада.

- Здорово!

- Привет, - буркнул помощник Энгора. В последние дни это обычно оптимистично настроенный парень стал каким-то замкнутым, вечно хмурым и совсем не улыбался. Да уж, во что эта осада превращает людей. Любой человек, который переживает за свое будущее, наверняка бы уже попытался сбежать и закрыться в городе.

Но тем, кто сидит в замке, наплевать на свое будущее. Им наплевать на все. Бьерн часто думал о своей семье, представлял их лица, как он будет приходить домой, как они всей семьей будут ужинать, говорить о всяких мало значимых вещах… Но в последнее время, их лица стали забываться, все мечты стали перекрываться постоянным чувством голода, а желание деревянной кровати в казарме, застеленная соломой, заменило воспоминания о домашнем уюте.

Тому же Мэту в этом отношении в разы проще. У него нет ничего, что удерживало бы его на острове, в городе. Он может уехать с теми же паладинами на материк, оставив Хоринис на произвол Белиара.

Мэт притащил откуда-то пустой ящик и сел на него. Заметив, что Бьерн задержался, он спросил:

- Как думаешь, кому лучше – тем, кто в замке, или тем, кто на рудники отправился.

Вопрос поставил Бьерна в тупик. Действительно, кому лучше?

- Не знаю, если честно. А ты как думаешь?

- Думаешь, я стал бы спрашивать, если бы знал ответ?

- Ты всегда так делаешь.

Мэт сделал некое подобие ухмылки. Больше никакой реакции с его стороны не последовало. Потерян парень. Ну да и ладно.

- Что на ужин было?

- А…. Так, вода, перемешанная с теплой водой и сдабриваемая водой холодной, - поморщившись, ответил Мэт.

- То есть?

- Так, бульон. Судя по всему, в котелке разварились несколько питательных травин, пара репок, и все это было подано нам.

- Не густо.

- Да, чуть не забыл – все запили кипятком.

- Твою же…

- Да. Я думаю, скоро от голода подыхать начнем.

- Я стараюсь об этом не думать.

- Ай, наплюй. Все равно рано или поздно помирать.

Такие мысли не в восемнадцать лет не посещали лысую голову Бьерна. Да и в почти тридцать он старался об этом не думать. А он уже думает. Ему не за что зацепиться в этой жизни что ли? Хотя… Нет, не за что. Ничего у него нет.

С севера послышались отдаленные крики, отблески огня. Кто-то прорывается в замок. Неужели? Хаген. Но от реки бежало лишь несколько одиноких фигур. На стенах заорали, требуя поддержки прорывающимся. На стены полезли паладины-маги и арбалетчики. Они должны прорваться.

 

***

Ночью ушло около трети наемников. Да уж, Онар явно ошибся – верность за деньги не купишь. Подались в бывшую Долину Рудников, дураки. Ну что они найдут там, кроме орков? Золота там нет, одни лишь проблемы.

Все проблемы оттуда. Месяц назад оттуда на Хоринис просочились отряды орков, а несколько дней назад пришли какие-то странные маги в темных рясах. Стали пропадать люди, а эти маги, которых подозревали в этом, практически никого не подпускали к себе, так что выяснить правду не представляется возможным.

Фермерская кухарка Текла поставила перед Игнатом полную миску похлебки. Он был из тех немногих, кому часто удавалось получать ее лучшие кулинарные творения – она показывала, что тридцатилетний наемник её небезразличен. Зато другие наемники недолюбливали Игната, считая его нечистым.



YuriyV

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться