Противостояние Том I

Глава 13 Все дороги ведут в Рим...

Дурной сон... Все это - словно обычный дурной сон. Кошмар, в котором ты бежишь, несешься неизвестно куда, изо всех сил, перебирая короткими, одеревеневшими ногами. Спасаясь от неведомой, постепенно настигающей опасности. Падая и спотыкаясь. Сбивая колени и локти в кровь. Полностью измазываясь, в дорожной пыли. И тем не менее, ты, все равно, все прекрасно понимаешь. Осознаешь, что выхода, как и спасения - нет!

Я, по плотнее привалился спиной к холодному боку, застывшей металлической махины, давая себе пару лишних секунд отдыха. Где-то там, в нескольких метрах позади, ревело яркое, обжигающее и почему-то, немного отливающее фиолетовым, пламя. А чуть сверху, точно над головой, в этот самый момент, проплывала чья-то, обглоданная и окровавленная рука.

Какая однако ирония. Я вообще не вижу снов. Совсем...

Нет, конечно, раньше меня посещали сновидения. Но и те, были навеяны ударной дозой морфия, казалось заменившей собой мою собственную кровь. Если, как считают некоторые из людей, сны - это результат работы интуиции и человеческого подсознания, то могу с уверенностью сказать: у меня их нет.

Хотя, кого по сути интересуют подобные малозначительные факты? Нет... вся ирония заключается в том, что я, как мне кажется, обладаю поистине великолепным, исключительным даром. Даром воплощать свои, самые неприятные ожидания, в реальность. Создавать из привычного мироздания мерзкую, зловонную клоаку. А так как у меня нет хороших снов, то и реальность получается соответственной. Правильно говорят: все проблемы, человек делает себе сам.

Слегка отдышавшись, порывисто встаю на ноги, опираясь на дверь, полуразбитого джипа.

Вокруг - только смерть... Это черное, вязкое и бесконечное ничто, казалось смогло проникнуть, даже в самые отдаленные уголки моей души. Уже давно, свило свое гнездо, прямо в центре груди, перекачивая, ставшую нечеловеческой кровь.

Мышци, тугими канатами зазмеившиеся по моим, дрожащим от перенапряжения рукам, создают невероятные усилия. Сломанная конечность отзывается волной тупой, ноющей боли, но я легко перебарываю эти ощущения. Ничего, я смогу немного потерпеть, сейчас просто не до этого...

Дверь и часть крыла, ранее плотно прижатые друг к другу и сидевшие как влитые, постепенно поддаются. Металл, жалобно застонав, искривляется и после третьего рывка, наконец, полностью сдается на милость победителя. Еще секунда и в руках остается, увесистый и очень тяжелый, самодельный щит. Если бы в боковых дверях автомобилей не было окон, то я бы оказался прикрыт почти с головы до ног. Но ничего, так даже лучше. Ничто не будет загораживать обзор, а голову, всегда смогу защитить вовремя выпущенной энергией.

Выглядываю из-за своего укрытия и прикрываясь этим импровизированным щитом, делаю один широкий и решительный шаг вперед. Прямо в наступающее на меня пламя.

Да - вокруг только смерть. Но если это так, если для того, чтобы все это прекратить. Положить конец этой бессмысленной, начатой не мной бойне. Если ее необходимо возглавить - тогда я готов! Пусть весь мир - мертв... Теперь это только на руку. Ведь я очень хорошо научился управлять мертвецами...

 

***

 

То же самое место. Часом ранее...

 

- Эй ты, здоровяк! Спрячься за той машиной. И не высовывайся, пока не прикажу этого сделать! - ткнул я рукой, указывая на одного из мертвецов.

Конечно, разговаривать с зомби, было самой тупой из всех возможных идей, которые только могли прийти в мою голову. Но все же, иногда, я это, весьма успешно, практиковал. Мне нужна была разрядка, ведь постоянное поддержание постройки и добавление новых частей плетения, требовали невероятной концентрации. Такое чувство, будто я, взвалил себе на плечи очень тяжелый, неподъемный груз. Сбросить который разрешается только после пересечения воображаемой финишной черты. А до этого - хоть плачь, хоть стони, хоть бейся в судорогах, но дотащи эту махину до самого конца. Во что бы то ни стало.

- А вот вы впятером, зайдите вон в тот подъезд. Прикроете кислотников, если что. -

Кроме всего прочего мне, в коем то веке, самому приходилось заниматься расстановкой всех своих отрядов и подбирать самую выгодную, для войска, диспозицию. Мои генералы были еще не на столько умны, вот и приходилось совмещать приятное с полезным. Получался и отдых, и создание значительно более защищенного от внешних вторжений периметра.

Мысленный таймер, все это дни тикавший где-то у меня в голове, показывал отметку в два часа и двадцать восемь минут. А это значит, что ровно через, четко отмеренное время, эта долбанная "стройка века", будет наконец завершена. И, готов поставить всю имеющуюся у меня Эссенцию, что ближе к самому концу этого феерического действия, обязательно что-то случиться.

Конечно, выбросы и периодические нападения, уже знакомых тварей, все так же продолжались. Стабильность, чтоб ее...

Но ничего крупного, после того, как удалось отсечь неведомому врагу, с пол сотни щупалец,  а так же, параллельно, закрыть образовавшийся разлом, так и не случилось. Кстати, раптор, который, каким-то невероятным образом выжил в той мясорубке, благоразумно предпочел оставить нашу теплую и дружескую компанию. И весьма поспешно, скрылся где-то в городе. Да и Бездна с ним. Главное, чтобы сейчас не вылез, а потом мне будет уже все равно...

Слуги, послушно внимавшие поступающим приказам, начали расходиться, занимая заранее определенные места. А я, тем временем, поднялся на постамент и вплотную приблизившись к обелиску, преодолел сопротивление энергии, вращающейся вокруг него. Настало время закончить плетение, добавив к нему финальную, самую сложную часть.

Мы с паразитом садимся на колени и поворачиваемся спиной к холодной, матово темной стеле. То, из чего собран обелиск, это, несомненно, мертвая, разлагающаяся плоть и кости. Но сейчас, после завершающего преобразования, материал, по всем ощущениям, казался совершенно другим. Больше всего он походил, наверное, на гранит.



ЛавДи

Отредактировано: 20.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться