Противостояние. Хоринис

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая. Скоро...

Тяжелый рассвет  выдался в это утро. Мубрак перевернул ногой труп незнакомого ему шамана. Не он, не Хош-Грак. Труп Ур-Грекка, весь в крови после пяти полученных ударов тяжелым топором, разведчики уже кинули в общий костер. Где этот старик?

Еще одна палатка. Пусто. Мубрак даже не носил с собой Краш-Варрока – он ему был не нужен. Сопротивление в деревне оказывали лишь немногие, примерно десятая часть всех тех воинов, кто когда-то жил в Долине. Многие из них погибли в войне с морра, часть – под Хоринисом в братоубийственной войне, а те, кто еще ничего не понял – здесь, под холодной зимней луной.

Хош-Грака в деревне не нашли. Наверняка этот старик сбежал по горам и теперь будет отсиживаться в одному ему известных пещерах до скончания веков. Второго шанса захватить власть на острове у него не будет.

Мубрак долго говорил с жителями Долины. Увещевал, угрожал, уговаривал, но, кажется, достиг того, чего хотел. Орки Долины никогда не восстанут против собратьев с Севера. Они обеспечат работу шахт, будут контролировать морра, которые на огромных плодородных землях острова будут выращивать пищу оркам.

Теперь осталось две проблемы. Немногочисленные морра, не желавшие сдаваться, и проблема с добычей руды для орков с материка. Первая еще терпит. А вот вторая… Фаррег как раз закончил обход шахт. Он не принимал участия в боевых действиях. Он слишком ценен по другой причине. Он слишком умный для воина, и слишком опытен, чтобы вообще не заниматься боевыми искусствами. Так что он с несколькими другими орками зачистил шахту на севере от успевших расплодиться ползунов, Белиар бы их побрал.

Мубрак поприветствовал своего помощника.

- Фаррег, как у тебя дела в шахте?

- Они не завалили ее, но и не обустроили, - с трудом сдерживая сон, ответил строитель. – Нужны, по меньшей мере, три-четыре десятка морра-рабов, чтобы начать добычу в течение недели.

Мубрак кивнул. Надо подать весточку наемникам в город. Пусть пригонят всех, способных работать в шахтах. Тогда и Хоринис удерживать станет в разы проще. Мубрак вообще удивлялся, почему рабы не подняли еще ни одного восстания. Мелкие стычки, драки, да, это было. Но отнюдь не мощное восстание, которые, как рассказывал Кан, то и дело вспыхивали на подконтрольных оркам территориях. Мубрак про себя просил Белиара, чтобы так продолжалось и дальше, но умом он понимал, что рано или поздно ему придется столкнуться с подобным.

- Быстрей, быстрей!

Воин на перекрестке подгонял орков хоринисского племени, замешкавшихся по какой-то неведомой причине. Лишь бы не переусердствовал, а то одной орочьей войны Мубраку хватило до конца его дней.

Опять начал падать снег. Как же все осточертело…

Нужно возвращаться в Хоринис.

 

***

Поздняя ночь. Почти утро. Скоро все начнется. Гаронд бросил взгляд налево, на восток. Небо уже начало светлеть…

Солдаты, все, кто мог ходить и драться, ждали. Гжегож хмуро разглядывал ворота в город. На галерее над ними покуривали свои самокрутки двое наемников, по ним не было видно, что они устали или еще что-нибудь подобное. Нет, отнюдь. Один раз наверх залез Норрингтон с проверкой, так что расхолаживаться продажным ублюдкам не дают.

Солдаты прятались в канаве, в оставшихся придорожных кустах, за обломками телег, за камнями. Скоро рассветет, рассеется зимний туман, и наемники с легкостью разглядят противников около стены.

Гаронд сплюнул, перевернулся на спину – он лежал на куче вырубленных рабами веток.

- Когда рабы начнут?

- Обещали открыть ворота, едва начнутся работы. Но там могут возникнуть сложности – никто не знает, сколько погибло наемников при штурме.

Гжегож растер замерзшие щеки.

- И еще непонятно, когда вернутся орки. Вы поставили дозорных на дороге?

- Конечно, - фыркнул Гаронд. – Не думаю, что они уйдут надолго – у городских большой перевес в силе. Да и командующий у них неплохой. Я еще когда в замке был, понимал, что против нас не дикари воюют. Иннос, ну сколько еще?

Гжегож усмехнулся и вновь принялся пристально разглядывать ворота, хотя в этом не было никакого практического смысла. Сколько прошла с лета? Несколько месяцев? Он помнил своего нынешнего командира тыловым тюфяком. А теперь он уже достаточно опытный ветеран. Как же быстро меняются люди.

Черт подери, когда уже Харви с Гансом и еще несколькими рабами соизволят прокрасться к воротам? Судя по времени и доносящемуся откуда-то из города стуку молотков, на работу уже выгнан весь город.

Снежная поверхность начала слегка краснеть. Всходило солнце.

 

***

Рабы с шумом ремонтировали причал в порту. С самого раннего утра матерщина разлеталась по всему кварталу. Какой-то ублюдок то ли по пьяной лавочке, то ли еще по какой причине, развел костер прямо на причале, вследствие чего тот загорелся. А скоро прибудут орки, и они точно будут не рады, если заметят, что причал, к которому скоро должны будут приставать корабли для загрузки руды, сгорел.

Мэт почти сорвал голос, когда кричал на напившихся ночью наемников. Нужно их наказать, и чем жестче, тем лучше. И Мэт был близок к тому, чтобы взять розги и всыпать придуркам. Так что он только выкинул пустые бутылки из-под шнапса в море.

Вообще, обстановка с самого утра в городе была напряженная. Чувствовалось, что что-то произойдет. Но пока было не ясно, что именно. Рабы работали, наемники стерегли, все на своих местах. Или нет? Мэт еще раз пробежался глазами по лицам рабов. Не видно того послушника, который тогда отказал во вступлении в наемники. Упертый, черт. Но где он сегодня?

Мэт с задумчивым видом прошелся по набережной. Где он…

- Морра!

Дампек, черт. Напугал. Мэт поприветствовал орка.

- Дампек, ты где был ночью?

- Спал, морра, что же еще?! – с удивлением отозвался тот. – Что я мог делать?



YuriyV

Отредактировано: 29.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться