Провал-2. Внучка императора

Размер шрифта: - +

Глава 8

Мы с Рактием сидели за накрытым к ужину столом, в огромном кабинете, отдыхая от суеты и переживаний. Безопасники, кое-как перевязав голову невменяемого убийцы, ушли. Император, нежно поцеловав меня на прощание в лоб, тоже убыл к себе, за компанию прихватив кота. Есть не хотелось. Перед глазами стояла распластанная в прыжке фигурка Вол'ли, плавящаяся в ослепительном луче страшного оружия.

– Этот молодой дракон сошёл с ума? – нарушила я молчание. – Мне показалось, что вы почитаете императора наравне с богом. Даже ты, сын и наследник, радикально меняешься в его присутствии. Лишний раз заговорить боишься. И вдруг такое выступление.

– Это не страх. Уважение, – поправил меня отец. – А юнец действительно помешался. Безумие наступает от клиса, который недавно занесли в наш мир, но некоторые молодые драконы уже всерьез увлеклись этой дрянью. Ищут новых ощущений, надеются, что это сделает их взрослее, значимее. Юным кажется, что двести пятьдесят оборотов до взросления – слишком долго. Вдыхая дым с жаровни, на которой тлеют кристаллы клиса, уходят в мир странных иллюзий. Чем чаще и больше они им дышат, тем сильнее путают миражи с явью. Уже погибло несколько несмышлёнышей, заблудившись в ложных лабиринтах фантазий. Маги-целители пытаются разработать средство для восстановления мозга после ядовитого дыма, но... Весьма неприятно то, что преступник из охраны. Кажется, именно он помог группе Вол'ли пробраться в здание.

– Что вы делаете с драконами, которых поймали на клисе?

– Отдаем под опеку семьи, но далеко не всегда это помогает. Слушай, – вдруг встрепенулся вар Фламери, – может, твою подругу попросить помочь? Она же занимается биомагией.

– Френки всегда рада новым экспериментам, но спросить надо. Отпустишь меня на Океан?

– Вместе сходим. С удовольствием повидаюсь. Прошлый раз я растерялся, даже не поговорил с ней, – дракон задумчиво улыбнулся. – В детстве у меня была книжка с прекрасной легендой о планете Разумных Деревьев и о том, как они отправили свои семена в Великий Космос, чтобы те могли в далеких галактиках помогать мыслящим формам жизни. А ты без предупреждения ставишь меня перед ожившей легендой и требуешь экспертизы.

И, вспомнив наше приключение, захохотал:

– Но сначала мы её отрезвляли, – едва выговорил он сквозь смех.

Вспоминая, куда и как посылала нас Френки, мы ухохатывались вместе, и постепенно напряжение последних дней отпускало. Жаль было глупеньких детей, которые возомнили о себе невесть что и наделали непоправимых ошибок, но нельзя же вечно жить скорбью. Теперь необходимо помочь другим поклонникам клиса избавиться от зависимости и очистить мир драконов от этой заразы.

 

«Френки, можно к тебе?» – спросила я, как только на следующее утро мы переместились на Океан.

На планете царила ночь, но в банке, куда выходил стационарный межгалактический драконий портал, нас встретил слегка заспанный дежурный служащий.

«И что тебе не спится, мышь? Повезло, что отчет уже отправила. Заходи».

«Я не одна».

«Папа-дракон сторожит? Бери и его с собой».

Небо над Островом было густо усыпано звездами. Скопления галактик отчётливо были видны невооруженным глазом и украшали небосвод удивительными, потрясающими воображение картинами. Я, любуясь невероятным зрелищем, крутилась, задрав голову и приоткрыв рот.

«Хорошо, что здесь ночные птицы не водятся, – засмеялась Френки, – обязательно бы воспользовались приглашением».

«Всё забываю спросить тебя, сердце моё, как ты "видишь"? Глаз у тебя нет».

«А тепловизоры и сканеры мне для чего?»

«Наверное, чтобы за мной следить, а потом дразнить. Можно тебя обнять?»

«Иди уже...»

Мы стояли, окутанные коконом взаимной любви, нежности и полного доверия. Несмотря на то, что ведьмы научили меня ментальной защите, рядом с Древом не было желания закрываться. И пусть она бессовестно удовлетворяет свое неуёмное любопытство, роясь в моей памяти, мне не страшно. Знаю, что плохого не сделает.

«А мы тебе новую работу хотим предложить».

«Вот с этого и надо было начинать», – радостно воскликнула Разумная.

Рактий начал рассказывать о вредном веществе, достал колбочку с образцом и, зацепив воздушной петлёй, выложил капельку на веточку, которую я им дала. Два представителя древнейших рас вселенной азартно принялись обсуждать состав клиса, воздействие на драконий организм и что-то еще, а я, заскучав, отошла к камню, на котором уже несколько раз возвращалась к жизни, и стала смотреть в космос, думая о далеком доме. Смогу ли я вернуться на Землю, обнять дочь, потискать кота, встретиться с друзьями? Всё время гоню от себя эти мысли и воспоминания, чтобы не завыть от тоски. Хотя скучать эти миры мне не дают.

Камень был нагрет дневным светилом, и лежать на нем было приятно. Любуясь, я рассматривала, раскинувшийся над Океаном космос, а космос миллионами звезд с любопытством разглядывал меня. Даже не козявочку-букашечку, а наночастичку незнакомой далекой планеты, непонятно чьей волей заброшенную в неизвестные миры. Мне казалось, что, вдыхая океанский воздух, я с каждой минутой становлюсь легче и свободнее и даже не чувствую твёрдости камня, а звезды становятся ближе, ближе, ближе...



Агаша Колч

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться