Провал

Размер шрифта: - +

Глава 14

Спать в теплой и мягкой постели приятнее, чем на камне. Пусть даже этот камень на острове у Френки.

Космический Ветер осторожно скользил над поверхностью Океана, стараясь не тревожить обитателей планеты. Осознание того, что неожиданное и поэтому чувствительное столкновение со скалами было устроено планетой специально, сделало его более внимательным. Мало ли какой еще сюрприз готовит этот непредсказуемый мир. Аккуратно огибая остров, Ветер почувствовал волны, которые транслировались в космос. Сигналы шли от небольшого деревца, росшего из расщелины на пустынном плато. Подобравшись ближе, Ветер легко дотронулся до веточки, усыпанной маленькими листочками. И едва сдержался, чтобы не нырнуть на дно Океана, услышав в сознании: «Отец!»

«Ветер в принципе не может быть чьим-либо отцом, – доказывал он позже настырному ростку. – Я эфемерен, а ты материальна».

«Бросил семя – значит отец!»

Безумная идея стать отцом Разумного Древа ему понравилась. Он носился по вселенной, выполняя просьбы, капризы и прихоти дочери. Приносил ей споры, пыльцу, клетки и молекулы обычных и редких растений, животных, веществ и минералов. Всё это неугомонное деревце использовало для разнообразных опытов и экспериментов в своей биомагической лаборатории. И еще Ветер бесконечно гордился тем, что смог бросить семя в лоно острова планеты Океан.

 

– Светлых восходов, леди. Пора вставать, – с этими неизменными словами горничная раздвигала шторы, запуская утро в спальню. – Для сегодняшнего путешествия княгиня прислала вам костюм.

На плечиках висел наряд, похожий на амазонку нашего мира. Только юбка короче. Так оно и понятно – тильсы ниже лошадей.

Вчерашнее совещание затянулось. Мужчины обсуждали различные кандидатуры на роль главного злодея. Но фактов было мало, как и опыта в расследовании. Прав был Шико – живут, как в болоте. С одной стороны, хорошо, что мирно и стабильно, но с другой – нет прогресса в развитии общества. У них на весь материк всего лишь одно учебное заведение, в котором обучают экономике, травоведению и растениеводству и основам стихийной магии. Начальное образование – при храмах и алтарях Праматери. Френки устроила интересный способ обучения деток. На группу обучающихся нисходит «благодать божия» в виде мягкого информационного потока. Два раза в неделю по пятнадцать минут в течение полугода – и всеобщая грамотность населения. Все умеют читать, писать, считать. И владеют понятием об устройстве мироздания – это местная география, основы физики и естествознания. Никаких тебе мучений с уроками, вызовом родителей в школу, ЕГЭ и прочими школьными неприятностями нашего мира. Ведь если рассуждать здраво, то большинству большего и не надо. Для развития мастерства способные поступают учениками к магистрам, пашут на них подсобными рабочими десять лет, заодно постигая свет ученья. После чего сдают экзамен Совету магистров гильдии. Тем, кто испытания не выдержал, второго шанса не дают. Жестко, но это не купленные за родительские деньги дипломы.

Посиделки не дали ответа на классические вопросы: кто виноват и что делать. Поэтому сегодня решили навестить нечисть.

Перед завтраком госпожа Дори, пылая как маков цвет, проводила меня на кухню. Вот взрослая тётка, а ведет себя как девочка-подросток, влюбившаяся в первый раз.

– Господин Аш, могу я вас отвлечь ненадолго? – громко спросила я, стоя на пороге большого светлого помещения, сверкающего чистотой кастрюль, сковородок и передников.

Несмотря на шум от множества голосов, стука ножей, шипения масла и звона посуды, Аш меня услышал. Выкатился весёлым колобком навстречу с распростёртыми объятьями:

– Леди, которая не леди! Вспомнила старика, ведьмочка! Светлых восходов тебе, птичка! – обнял и крепко чмокнул в щёку.

За спиной раздался глубокий вздох и стук каблучков беглянки. Повар на секунду замер и с грустью посмотрел в коридор.

– Господин Аш, вы сейчас можете послать меня в... э-э-э... к тильсам, но скажите мне, ради Праматери, чего вы, два взрослых человека, друг другу голову морочите? Она сохнет по вам, вы по ней. Хотите, я вас обоих в храм провожу? – вырвалось у меня это непроизвольно. Никогда не любила сводничать, считая, что вмешиваться в дела других неприлично. Похоже, что ведьма была другого мнения на этот счет.

– Хочу! – ответ был настолько неожиданным, что, если бы не держалась за крепкую руку влюбленного повара, я бы упала. Оказывается, сама того не ведая, попала в точку. Желающих вступить в брак кто-то должен был отвести в храм или к алтарю. Но в замке никто и не замечал, и не догадывался.

– Когда у вас в храм новобрачных вводят? И как праздновать принято? – решила я не откладывать такое важное дело.

– На рассвете в любой день года. Вечером того же дня разжигают костёр и принимают поздравления друзей в свете пламени. Угощают свадебными солёными булочками и пивом.

– Завтра идем в храм. Готовьте угощение! – радостно воскликнула я и подумала, что оглохла. В кухне разом всё замерло до абсолютной тишины. На нас смотрели, приоткрыв рот, и, должно быть, фантазировали невесть что. Пришлось вносить ясность:

– Господин Аш и госпожа Дори завтра идут в храм. Веду их я, – и закончила речь карлсоновским: – А у вас молоко убежало!



Агаша Колч

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться