Проверка на прочность

Размер шрифта: - +

Глава 3

Театр находился на совершенно противоположной стороне от точки, где был обнаружен труп. Да и с адресами девушек никак не пересекался.

Я запросила дополнительную информацию, и чтобы её сразу отправили к Поломенко для сверки. Если у кого-то из девочек есть машина, и номер совпадёт – дело закрыто.

Мы с Любомирским поехали в театр, и первая проблема, с которой столкнулись – театра как такого не наблюдалось. Был вход в отдельно стоящее одноэтажное помещение, закрытый на амбарный замок, и красной краской на дверях красовался небрежно выписанный адрес ЖЭКа. Само помещение находилось в глубине двора, и больше напоминало бомбоубежище. Обойдя низкое здание вокруг, с большим трудом была найдена вывеска, которая гласила: молодёжный центр. Сочувствую здешней молодёжи, но и то – хлеб.

Нам ничего не оставалось, как идти в ЖЭК и просить ключ. У них точно должен быть запасной, раз уж адрес так ярко намалёван.

Нужную подсобку мы нашли очень быстро. А вот из товарищей работников никого не застали. Уже хотели расстроиться, как откуда-то из глубины коридоров, показалась живая душа.

- Добрый день, старший следователь Любомирский. Вы не могли мы нам помочь? – обратился Николай к подошедшей женщине. Дама нахмурилась, и зайдя за перегородку, ответила:

- Я сегодня дежурная по участку, в чём дело?

- Нам нужен ключ от здания молодёжного центра, - уточнила я вопрос.

- На каком основании? Шумят сильно? Так там не слышно, никому не мешает, - задала вопрос женщина, и сама же на него ответила. Да и помочь не сильно спешила.

- Мы подозреваем, что в этом здании произошло убийство. Нам нужно обследовать помещение.

- Так, а кто разрешил входить? Мне как прикажете от чужого помещения ключи то выдавать?

- Если вы предоставите нам информацию, кто владелец данного помещения, то снимете с себя всякую ответственность за выдачу чужих ключей, - Любомирский уже вызывал полицейских, и женщина ускорилась в поиске номера арендатора. Либо они сами нам двери откроют, либо обойдёмся своими силами.

Я отзвонилась Карловне, чтобы они с Филипповичем и его волшебным чемоданчиком были здесь как можно быстрее. Я уже чувствовала, что мы близко, оставалось лишь уладить некоторые моменты.

Владелец молодёжного центра примчался через полчаса, и трясущимися руками открыл нам дверь в помещение. Я ожидала увидеть разруху, но даже в коридоре было чисто и светло.

Полицейские рассредоточились по зданию, я же целенаправленно ушла вглубь, искать гримёрную, если такова имелась. Следом за мной практически бежал владелец здания.

- У вас есть помещение, где актёры гримируются? Или просто где красятся, переодеваются? – дверей было не так много, но никаких опознавательных табличек на них не висело.

- Е-есть, - заикаясь, пролепетал владелец. Мы прошли ещё чуть дальше, и мужчина открыл кривую, распухшую дверь, просто подперев её коленом и надавив с силой плечом.

Коричневый монстр поддался, и я вошла в небольшую комнатку, где стояло старое трюмо с огромным зеркалом, на котором лежала косметика неизвестной мне фирмы, и были всюду разбросаны вещи. Как говорилось в заключении, косметика китайская. Я попросила директора молодёжного центра остаться в коридоре, а сама осторожно, подсвечивая себе фонариком, так как света от лампочки категорически не хватало, внимательно вглядывалась в пол и мебель.

Я решила кое-что проверить и выключила свет. Старый, обшарпанный паркет блестел в свете фонарика телефона, пудра оказалась повсюду. Здесь, видимо, просто не успевают убирать.

Следы от ногтей долго искать не пришлось. Стоило только закрыть за собой дверь, как я сразу же увидела затёртые царапины на рассохшемся полу. Мужчина, задыхаясь, пытался открыть дверь, в надежде, что его заметят и спасут, но не вышло. Так и упал прямо здесь.

Я позвала Аделину и Василия всё зафиксировать, а сама пошла искать Любомирского. Нашла его в компании Протасова, и была чертовски рада увидеть майора. Сердце заныло по старой работе, воспоминаниям, но я мысленно одёрнула себя, и просто слегка улыбнувшись, поздоровалась:

- Приветствую вас, товарищ майор!

- И тебе не хворать, Кудрявцева. Отлично выглядишь, материнство тебе к лицу, - хмыкнул Протасов, делая вид, что ни разу не звал меня замуж. Ну-ну.

- Да и вы, я смотрю, похорошели, - не осталась я в долгу. Протасов поджал губы, и, развернувшись, ушёл к своим.

- Как считаешь, сейчас уже можно брать отпечатки у девушек? – задала я волнующий меня вопрос Николаю.

- Думаю да, - кивнул Коля. – Теперь у нас есть все основания.

Я вышла на свежий воздух из душного помещения, и только тогда заметила, на чём приехал директор молодёжного центра. Шикарный внедорожник с огромным багажником, куда с лёгкостью может поместиться мужчина роста, чуть выше среднего, и нормальной комплекции. Я украдкой записала номер, и пошла к своей машине. Дождалась Любомирского, и вместе мы уехали к криминалистам, надо было сверить номера.

К нашему гигантскому сожалению, ни одна из пробитых нами машин, не попала в объектив камеры. А значит на одну улику стало меньше.

На основе наших доказательств, нам дали разрешение на снятие отпечатков. Даже если фрагменты совпадут, то тут действительно будет трудно доказать причастие девушек к преступлению. Оставалась ещё надежда на царапины, и на улики, которые могут находиться в машине подозреваемой.

Мы всем отделом, заодно с криминалистами, ломали головы, как злоумышленники так легко избавились от тела, незамеченным вывезли его из центра, привезли в другой двор, на чём привезли и кто, всё-таки, его грузил. Девушек пригласили на снятие отпечатков в тот же вечер. Я переживала, что эта процедура проходит уже без моего вмешательства, и оставалось только ждать результатов, а у меня как раз выпал выходной.

Я ни на минуту не оставляла телефон без присмотра, ожидая звонка, и была готова сорваться в любой момент. Когда чувствуешь, что уже вот-вот всё решится, спокойно сидеть на месте становилось просто невыносимо. И даже игры с Ариной не смогли отвлечь меня от мыслей о работе.



Zeusi Обребро

Отредактировано: 14.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться