Проверка на прочность

Размер шрифта: - +

Глава 8

Я довольно долго отходила от такой эмоциональной встряски. Бутылка лимонада, сидя на мокрой скамейке, стала мне слабым утешением и возможностью спокойно подумать. Самое главное я спросить забыла, но, делая вывод из нашей короткой беседы: Долин не отправился в дальние дали, потому что сказал Карякину, что заложит его со взятками. Невозможно подкупить всех, и каждый из участвующих получил то, что хотел. Карякин засадил за избиение Долина, и, таким образом, наказал его за отказ платить, Долин не поехал за тысячу земель, так как нарушил условия административного надзора.

Нет нужды проверять второго осуждённого, всё было понятно по первому. Да и чтобы добраться до него, нужно весь день угробить, плюс не факт, что дадут разрешение на посещение. И время, нужно потратить много времени, которого у меня, к сожалению, не было.

Я допила лимонад, и не успела выкинуть бутылку в урну, как сзади на меня напали. Пустынная скамейка, что находилась недалеко от здания тюрьмы, совершенно не подходила для человека, на которого ведётся охота.

Тугая петля, которая не достала до шеи, а застряла на моём подбородке, делала мне дико больно, и в тоже время смешно. Но некогда сейчас высмеивать неудавшегося убийцу. Стеклянная бутылка, что осталась у меня в руках, послужила неплохим орудием против душегуба. Горлышком, я попала в удачное место обидчику, наобум ударив несколько раз позади себя.

Всё это заняло долю секунды, но каков был результат. Кто-то взвыл по ту сторону меня, и, бросив петлю, отчалил, что есть сил.

Прибывшие на место патрульные, сразу же бросились за преступником, но я сомневалась, что им удастся его поймать. Наверняка все пути отхода давно просчитаны, и я даже знаю, с чьей подачи.

Проблема была только в том, как заставить их всех говорить. Выведи я на чистую воду Карякина, сдаст ли он мне Васильева с потрохами, и всех его подельников.

Я вызвала на место специалистов, и, после всех манипуляций, меня забрали домой. Немного саднил подбородок, удавка оставила жгучий след на коже. Затянула я с развязкой, пора действовать.

Уже дома Любомирский поинтересовался, что у меня с лицом. Я не стала его расстраивать, и отшутилась, мол упала. Но его уже успел кто-то расстроить до меня, и пришлось в красках рассказать, какая я оказалась смелая и отчаянная.

- Слушай, отчаянная, ты достала уже! Как магнит всякое дерьмо притягиваешь, я сегодня чуть не поседел, когда на работе позвонили и сообщили: «вашу жену, кажется, задушили!»

- Все претензии к бестактному гонцу, а не ко мне. Зато теперь мы имеем следы ботинок, ещё одну удавку, вид со спины, и этот силуэт совсем не был похож на того человека в камуфляже. Волосы у него короткие, не сказала бы, что тёмные, силёнок мало, сноровки тоже. Хотя, я же наклонилась, сорвав мужику грандиозные планы.

Любомирский закатил глаза, и вышел из комнаты, только бы самому не сорваться. Дурачок, не понимает, что мне тоже страшно, я бодрюсь как могу. Вся эта ситуация будет продолжаться до тех пор, пока Васильев не отправится в тюрьму, либо преступники не доведут своё дело до конца. Одно из двух. И такое расположение вещей меня пугает до чёртиков.

Утром я собиралась на работу, а Николай остался спать, у него сегодня выходной. Пока я пила кофе, неожиданно на кухне показался муж в гражданской одежде, и чётко объявил:

- Сегодня на работу мы идём вместе!

- Нет, ты сидишь дома.

- Я иду тебя провожать, и точка!

- Я сказала, ты сидишь дома, и мне не мешаешь.

- Да вот ещё, - фыркнув, ответил муж, и, развернувшись, пошёл одеваться на улицу.

Я проигнорировала этот рыцарский жест, и бодрой походкой отправилась на работу. Машина была всё ещё в ремонте, ждали какую-то серьёзную детальку. Так что пешком мне гулялось свежо и весело.

Любомирский, который всё же отправился вслед за мной, шёл на почтительном расстоянии, и в моё личное пространство не вмешивался. Со стороны это выглядело, как преследование, я даже мысленно позлорадствовала, вот бы сейчас подъехал патруль и забрал Николая до выяснения обстоятельств. А потом вспомнила, это же мой муж, моя поддержка и опора, как я могу такое ему желать.

Благополучно добравшись до работы, я доделала срочные дела, и после обеда, позвонила Карякину. Я весь день планировала ход диалога, и мне показалось, что я просчитала все варианты. Осмелев от своего же собственного воинственного настроя, я слушала гудки, ожидая, когда поднимут трубку. Сейчас как развернусь, как вывалю на него всё, что думаю.

- Ало, - послышался хриплый голос, едва похожий на Карякина. Я снова замешкалась, но тут же себя одёрнула.

- Антон Владиславович, это следователь Кудрявцева, мне нужно с вами поговорить.

- Я болею, - раздалось хриплое, и мужчина сильно закашлялся. – Если вам срочно, то вы можете прийти ко мне домой, либо ждите, пока я выйду с больничного.

Такой шанс!

- Я бы предпочла не ждать, - нагло заявила я. – Мне обо всем известно. – кашель прекратился. – Остальное при личной встрече. Жду адрес.

Мне продиктовали адрес, и я решила немного подождать. Пусть посуетятся, ещё раз обкатают план, почувствуют себя королями положения, и тогда мы накроем их оптом. Если Карякин думает, что он останется не при делах, то зря он так думает.

Я вышла из здания следственного отдела и направилась к общественному транспорту. Адрес, который продиктовал мне Карякин, находился у чёрта на рогах, в полузаброшенном районе, который уже много лет облюбован наркоманами и алкашами. Туда ещё пешком пришлось идти пару километров, потому что транспорт в такие дебри не ходит, видите ли.

Мне позвонили, и я не глядя ответила на звонок:

- Кудрявцева, какого лешего ты творишь то, а? – Это Любомирский, с заботой и любовью о супруге.

- Иди в кино сходи, Коль. И не лезь, пожалуйста, я работаю.



Zeusi Обребро

Отредактировано: 14.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться