Провидение зла

Размер шрифта: - +

Глава двадцать седьмая. Бараггал

Останавливаться было нельзя. Ледяной холод охватывал мгновенно. Можно было только идти или бежать. Двадцать лиг. Канат, на котором висят сосульки. Покрытое льдом ограждение с двух сторон. И вокруг лица, лица, лица. Тени и лица. Силуэты и лица. Безглазые, безротые, размытые пятна. Чтобы приглядеться, нужно остановиться. А останавливаться нельзя. Одежда обращается в вымороженную, ломающуюся кожу. Пальцы перестают чувствовать. Дыхание леденеет. Нос разрывают кристаллы льда. И никого в узком проходе. Где они все? Где паломники, сколько бы их ни осталось? Где Веррес? Где храмовники с тяжелыми баграми? Как проходят они эти двадцать лиг? Почему никто не был обморожен возле Уманни? Или этот мороз именно для него – бастарда короля Эбаббара – Литуса Тацита?

– Литус, – раздалось в ушах.

Он остановился. Холод тут же схватил его за локти, но он остановился. Тени, стоявшие за ограждением, сгрудились. Голос был женским, но вокруг как будто стояли мужчины. Литус поднял глаза к небу. Оттуда, кружась, падали снежинки, но вместе с ними как будто бы лился свет. Неверный, бледный, но достаточный, чтобы разглядеть лица. Но лица плыли тусклыми пятнами.

– Литус, – снова раздалось в ушах.

Он присмотрелся к толстяку, который приник к ограде, вжался в нее, вытянул толстые руки, едва не дотягиваясь до бастарда. Что-то было знакомое в силуэте, в вытянутых руках, в развороте плеч.

– Дворецкий?

Лицо прояснилось. Это действительно был дворецкий. Разом проявились и глаза, и вечно искривленные углами вниз губы. Сейчас они разомкнулись и что-то выдохнули. Или Литусу показалось, что они выдохнули. Что-то страшное. И эти два лица рядом. Кажется, соглядатаи, убитые на соседней улице. Нет, нельзя останавливаться.

– Литус…

Он побежал. Сначала неловко, разминая колени и локти, потом чуть быстрее, еще быстрее, пока не стало жарко.

– Литус, – продолжало звучать в ушах.

Он остановился, потому что на заснеженном поле осталась только одна тень. И когда он вгляделся в мутное пятно, то разом увидел и тонкий нос, и раскосые глаза с болью в глубине зрачков, и чуть припухлые, но твердые губы. Лицо было женским, но он словно смотрелся в зеркало.

– Литус, – шевельнулись губы, и силуэт поплыл вдоль ограды. Поплыл, чтобы он мог бежать.

– Она не убила тебя? – вновь шевельнулись губы.

– Кто? – на бегу спросил Литус.

– Виз Винни, – прошептала женщина.

– Нет, – ответил, почти крикнул Литус. – Она убила Арку Валликулу, лишила разума Лакуну Магнус, убила Грависа Белуа и…

– Меня… – донеслось шелестом. – Меня, меня, меня, меня, меня, меня…

– Зачем… – Литус продолжал бежать, потому что тень ускользала, летела вперед.

– Убить всех, должна была убить всех, должна была убить всех…. Тебя не убила.

– И Сигнума не убила…

– Он неинтересен… Он человеческий сын. Он дитя плоти…

– Дитя плоти? Я не понимаю! – Литус начинал задыхаться.

– Мы были духами. Мурсами, как говорят у вас. Мурсами, взявшими тела. Я была мурсом. Арка была мурсом. Лакуна – была мурсом. Лакуна недавно, ей приходилось менять тела, она не прирастала. Мы захватили его. Убили Флавуса. Выманили, перебили почти всех, убили Флавуса. Нас было пятеро. Четверо мурсов. Один без тела. Он стал Грависом, потому что король оказался стоек, не поддался мурсу. Настоящего короля убили. Флавуса убили. Флавус – не Флавус. Флавус – Зна. Он может меняться. Виз Винни убивала всех. Грависа и Лакуну прижгла ведьмиными кольцами, они не успели срастись с телами. Дитя от тела – не дитя мурса. Поэтому Сигнум – не нужен.

– Зачем все это? – выдохнул Литус.

– Чтобы спасти сущее под этим небом…

– Чтобы спасти сущее? – не понял Литус.

– Все ради этого, Зна сказал, что приходит срок. Нужно готовиться. Нужно взять королевство и начинать от него. Нужно противостоять. Если он вернется, он ввергнет всех обратно.

– Кто он? – не понял Литус.

– Одиум, Лусидус, Экзимиус, Лучезарный!

– Куда обратно?

– С ним пришли виры. Атеры, руфы, лаэты. С ним пришли даку, которых он слепил собственными руками из виров. Этлу, которых он вывел, как выводят собак. Аксы и мурсы – не с ним. Он призвал нас. Он призвал нас. Он призвал нас. Некоторых из страшных мест. Мы не хотели вернуться.

– Но зачем убивать?! – почти заорал Литус.

– Так было нужно, – был ответ. – Мы могли остановить его. Зна был прав, что заказал нас Виз Винни. Никто больше бы не справился. Но она не убила тебя… Почему она не убила тебя? Почему она не убила тебя? Почему…

– Не знаю, – просвистел оледенелым горлом Литус.



Сергей Малицкий

Отредактировано: 07.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: