Провидица

Font size: - +

Глава 15

Глава 15

 

Утренняя прохлада пробиралась под плащи, бодря и мешая задремать. Большое, еще не просохшее поле, казалось черным болотом, в котором вязли ноги лошадей. Небо вновь налилось свинцовой тяжестью, давя на плечи беглецов. Ночное воодушевление прошло, его сменили размышления о том, что делать дальше. Сейчас в голове Корвеля разросся хаос, он не мог уцепиться хоть за одну дельную мысль, чтобы начать действовать дальше.

Он видел два пути: убраться за пределы королевства и убрать из королевства короля. Участь скитальца ему не нравилась, родовая гордость не позволяла превратиться из господина в наемника на чужой службе. К тому же, рядом с ним ехала девушка, жизнь и благополучие которой теперь полностью зависели от него. Зная своего короля, Гален мог с уверенностью сказать, что вернись к нему Катиль, убить не убьет, но церемониться уже не будет. Она теперь нигде не была в безопасности. И тем глубже была его благодарность, тем бесценней становилась помощь от той, от кого он меньше всего ожидал поддержки. Увести за собой на чужбину, значит, обречь благородную лаиссу на тяготы скитаний. К тому же ее дар всегда и везде останется для девушки ловушкой, и желающих иметь ее под боком будет немало.

Корвель в который раз бросил взгляд на Катиль. Лаисса ежилась, плотней кутаясь в плащ. Она, как и прежде, не жаловалась, не капризничала, крепко держась в седле, не смотря на усталость. Гален приподнял уголки губ в легкой улыбке и придержал лошадь, ожидая, пока лаисса поравняется с ним.

- Катиль, - позвал мужчина, и девушка повернула к нему осунувшееся за ночь личико. – Как вам удалось все это провернуть? У вас совсем не было времени на подготовку к побегу, не было денег, не было возможности найти тех, кто поможет вам. Не всякому мужчине удалось бы увести из-под носа короля его добычу.

- Мне помогали Святые, - загадочно ответила девушка и негромко рассмеялась. – Все, что вы назвали, у меня было. У меня было четыре запасные пар глаз, восемь рук, восемь ног и четыре головы, кроме своей собственной. В королевский дворец я забрала с собой Ведису, Барта, Рагнафа и Вафрета. Ведиса приносила мне сплетни, давая возможность быстро разобраться в расстановке сил среди придворных. Я узнала, что собой представляют приближенные короля, и смогла продумать свое поведение. Забавно, - лаисса хмыкнула. – Моя нарочитая издевка над Фольгером подтолкнула его ко мне. Ласс вдруг воспылал желанием сблизиться со мной, не смотря на угрозу короля.

- И как вам показался этот красавчик? - неожиданно ядовито спроси Корвель.

- Он был мне неприятен. К тому же, я стала случайной свидетельницей его страсти с вашей Ра… - Катиль осеклась, глядя в лицо мужчины, разом ставшего мрачным.

Гален отвернулся, несколько мгновений смотрел перед собой, на скулах его заходили желваки.

- Вы все еще любите ее? – осторожно спросила лаисса Альвран.

- Она мне отвратительна, но боль от ее предательства и моей слепоты от этого не меньше, - ответил Гален и снова посмотрел на Катиль. Черты лица его смягчились, и на губах опять заиграла улыбка. – Вы удивительно действуете на меня Кати, - признался мужчина. – Даже в клетке, в которой меня везли, вы помогли мне смирить ярость и не замечать своего позора и унижения.

- Вы все-таки увидели меня? – оживилась девушка. – Мне казалось, вы не заметили, что я рядом.

Корвель удивленно взглянул на лаиссу.

- Не заметили, - усмехнулась она.

- Вы были там? – спросил Гален и нахмурился. – Вы видели меня таким.

- Я хотела, чтобы вы знали, что не одиноки. Мне хотелось хоть так поддержать вас, - с улыбкой ответила девушка.

Корвель некоторое время не сводил со своей спасительницы взгляда.

- Воистину, среди окружающей грязи можно не заметить чистого золота, - тихо произнес он. – Фея оказалась ведьмой, а маленький воробышек посланцем Святых.

Катиль расслышала и смутилась. Она отвернулась, пряча зарумянившиеся щеки, и возобновила свой рассказ.

-  Я вынудила короля дать возможность свободно покидать дворец мне и моим людям. Благодаря его согласию, Бартвальд стал моим вестником и посланцем. В первый же день я отправила его в ваш столичный дом, где славный воин велел остальным быть наготове. Разговор Фольгера и Рагны Лёрд коснулся вашей казни, и я окончательно уверилась, что приговор вам вынесен еще до суда. Король заранее отложил празднование своего дня рождения на два дня, он сам сказал мне об этом. Значит, все должно было состояться в эти дни. Я обратилась к Святым, и они указали мне тех, кто готов будет помочь нам. Их поиском и занялись ваши воины, потому к вечеру вчерашнего дня Даги доложил мне, что поиски увенчались успехом, и мы можем начинать.

- Король не приставил к вам людей? – с недоверием спросил Корвель.

- Приставил, - усмехнулась лаисса. – Их убрали по дороге, заодно убрали и шпионов, следовавших за нами в удалении. Ратники следили за дворцом, они и заметили тех, кто незримо следовал за нами. А золото вы мне дали сами, - весело закончила Катиль. – Я так и не ходила в тот день гулять. Да и в день вашего суда потратила немного, чтобы лишь подтвердить королю, что ходила по лавкам. Можете считать, что сами оплатили свою свободу.

- Ну уж нет, - мотнул головой мужчина. – Меня освободили вы, Катиль. В который уже раз вы восхищаете меня. Ваш ум, ваша сила… Вы невероятны, лаисса Альвран.

Девушка вновь смутилась, но слова ласса ей были приятны. Однако неловкое молчание все же воцарилось между мужчиной и девушкой. Катиль приводил в смятение пристальный взгляд Корвеля, и она задала вопрос, чтобы нарушить тишину:

- Гален, я не могу понять нравов, царящих во дворце. Рагну, простолюдинку и наложницу, допустили за пиршественный королевский стол, а после она свободно ходила по дворцу. Как такое возможно?



Юлия Цыпленкова

Edited: 05.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: