Провидица

Font size: - +

Глава 32

Глава 32

 

Щебет первой пичуги ворвался в распахнутое окно вместе с прохладным утренним ветром, коснулся слуха мужчины, лежавшего посреди кровати и взирающего на трещины, испещрившие потолок. На мгновение прикрыв покрасневшие от бессонницы глаза, ласс Корвель поймал дуновение ветра кожей, шумно втянул носом воздух и порывисто сел. Он обвел взглядом небольшую комнату и достал из-под рубашки шнурок.

Золотой воробей поиграл алмазной крошкой на крылышках в лучах рассветного солнца, и мужские пальцы сжались, скрывая подвеску в ладони. Мотнув головой, Гален поднялся на ноги, нагнулся над тазом и ополоснул лицо холодной водой. После накинул камзол, спеша покинуть покои. Тяжесть на душе, оставшаяся после последнего свидания с маленькой лаиссой, не проходила, и тревога никак не желала разжимать ледяные щупальца, обхватившие сердце князя.

Ночью, вернувшись со своей вынужденной прогулки, немного успокоенный, он долго стоял под дверями покоев девушки, борясь с желанием войти и уже не покидать ее, пока новый день не вступит в свои законные права. Мужчина даже вошел, прислушался к сопению служанки, но открыть дверь опочивальни так и не решился. Гален вернулся к себе, пролежав до рассвета, так и не сомкнув глаз. Теперь же терпение его иссякло, ласс Корвель решил дождаться пробуждения лаиссы Альвран в ее покоях.

Он вышел в прохладный, все еще пахнувший ветхостью коридор, закрыл за собой дверь, и сделал шаг, когда блаженную утреннюю тишину разорвал надрывный женский крик.

- Госпожа!

Гален сорвался с места, вбежал в покои Катиль, едва не выбив дверь, и остановился, глядя безумным взглядом на Ведису, метнувшуюся ему навстречу.

- Пропала, - воскликнула женщина. – Пропала, господин. Я пошла посмотреть, как благородная лаисса, а постель так и осталась нетронутой, окно настежь, а ее нет. Нет, господин!

Корвель отодвинул в сторону женщину, дошел до опочивальни и на мгновение задержал дыхание, словно это могло что-то изменить.

- Святые, - выдохнул мужчина, шагнув в опочивальню.

Все было так, как и сказала служанка. После того, как постель расстелили, в нее не ложились. Ветер врывался в распахнутое окно, чуть поскрипывая одной из открытых ставень. Князь медленно подошел к окну, выглянул и замер, вспоминая, как Катиль прощалась с ним. «Гален… Ничего, просто хотела еще раз взглянуть на вас…». Корвель оперся о подоконник, и под его пальцами осыпалось несколько кусочков старой штукатурки.

- Ко мне! – заорал он.

В покои лаиссы уже вбегала стража, привлеченная криками служанки. Сейчас же они застыли на месте, робея перед почерневшим взором господина, в котором смешались боль утраты и жгучая ярость.

- Где ласс Альвран? – глухо спросил князь, едва сдерживая себя в руках.

- Должен быть у себя в покоях, господин, - ответил один из стражников.

- Проверить, живо! – гаркнул Гален, и ратник поспешил исполнить повеление.

Но уже до доклада Корвель был уверен, что того не найдут в комнате.

- Притащите ко мне его людей, - сквозь тиснутые зубы процедил князь. – Все обыскать. Немедленно! Чтобы перевернули каждый камень и нашли мне следы, ежели не удастся найти мою Кати, - уже тихо закончил он и стремительно покинул покои лаиссы.

Гален направился в помещение, определенное им когда-то, как допросная и камера пыток одновременно. Там еще никогда и никого не было, и вот пришла пора… Чеканная поступь разлеталась эхом по коридорам монастыря. Мужчина гнал дурные мысли, пытался развеять совсем уж страшные ведения, но вдруг дрогнул, тяжело приваливаясь к стене.

- Знала. Знала и не сказала, - хрипло произнес он, рванув ворот камзола. – Почему? А я, я зачем ушел, ведь чувствовал…

- Господин, вам плохо? – Бартвальд Даги стоял за плечом князя.

Корвель метнул в верного воина яростный взгляд, мотнул головой и продолжил путь. Уже на подходе к пыточной его догнал стражник.

- Ласса нет, мой господин, - сказал мужчина.

Гален кивнул, не глядя, схватил за грудки Даги, притягивая к себе:

- Возьми людей, и скачите к кордонам, прочешите горы, - велел он и оттолкнул воина.

- Да, господин, - склонил голову Бартвальд, разворачиваясь на каблуках, начиная отдавать распоряжения тем, кто был рядом. – Туни, Мёйер, Вафрет, за мной.

Корвель уже не слушал их, он входил в пыточную, обвел тяжелым взглядом четырех заспанных и растерянных ратников.

- Кто-то желает высказаться? – спросил князь, ответом ему стали четыре хмурых взгляда. – Значит, будем танцевать, - криво усмехнулся Гален и указал на рыжеватого парня. – Подвесить, остальных в клетку.

Парня потащили к цепям. Руки его сковали оковами, подцепили к крюку, и ратник Корвеля крутанул колесо, натягивая цепь. Воин ласса Альврана повис, еле дотягиваясь пальцами ног до пола. Князь кивнул, и одежду рыжего вспорол острый нож, обнажая его тело до пояса. В углу потрескивала жаровня, на которой лежали железные пруты. Рядом с чужим воином застыл Рагнаф, в руке его, словно черный змей, повисла свернутая плеть. Князь вновь кивнул, плеть свистнула и оставила первую багровую полосу на белой коже. Парень поджал губы. Вновь свистнула плеть, затем еще и еще, не щадя, и не выбирая места для удара.

Корвель скрестил на груди руки и следил за рыжим исподлобья. Наконец, парень не выдержал, он скрипнул зубами, после протяжно застонал. Князь поднял руку, и Рагнаф отступил. Гален Корвель неспешно подошел к чужому воину, останавливаясь напротив.

- Первое слово сказано, - произнес он. – Продолжим наши танцы?

В его руках появился излюбленный кинжал, и острие уперлось в плечо рыжего.

- Я не знаю, что вы хотите знать, - хрипло произнес тот.

- Зачем вы приехали в мой стан? – спросил Корвель.



Юлия Цыпленкова

Edited: 05.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: