Провидица

Font size: - +

Глава 34

Глава 34

 

Годрик Фольгер ехал впереди своей рати, время от времени посматривая назад на мерно покачивающуюся повозку, в которой сидела лаисса Альвран. Рядом с повозкой ехал брат лаиссы, ласс Альвран, негромко переговариваясь с сестрой через откинутый полог. Несмотря на вероломство Десмунда, Катиль разговаривала с ним охотно, даря легкие улыбки и совершенно не обращая внимания на королевского советника. Ему, если и доставалась улыбка, то вежливо-холодная, больше раздражавшая, чем радовавшая. Разговаривала лаисса с Фольгером коротко и отстраненно, предпочитая отвечать на вопросы, но не поддерживая беседы. Это тоже раздражало, но Годрик терпел, понимая, что еще не заслужил, ни внимания к своей персоне, ни дружелюбия. И хоть он приложил максимум сил, чтобы поездка прошла в удобстве, но лаисса восприняла это, как должное, лишь кивнув в знак благодарности.

Ласс Фольгер услышал негромкий смешок Катиль, ставший ответом на слова брата, которые советник не расслышал, но успел перехватить его короткий взгляд в свою сторону. Мужчина спешно отвернулся, пряча краску, залившую его лицо, желваки заходили на скулах Годрика, и он сильней стиснул поводья.

- Что не так с этой женщиной? – проворчал он себе под нос и перенесся мыслями во дворец.

Ласс Фольгер вернулся в столицу спустя месяц после того, как отправился в погоню за беглецами. Ничего утешительного он сообщить своему господину не смог, кроме того, что тот и так уже знал – по королевству поползли слухи о том, что Корвель выжил. Над венценосцем посмеивались, обсуждая ту поспешность, с которой он объявил о казни. Еще и баллада, расходившаяся между бардами быстрей, чем ветер успевал долететь от одного края поля до другого. Все это привело к тому, что Сеймунд Веселый встретил своего любимца не в лучшем расположении духа.

- Ну что, умник, - ядовито спросил король, - что теперь мне присоветуешь?

- Мой господин укажет мне на то, в чем обвиняет меня? – поинтересовался Годрик, стягивая перчатки.

- Ты упустил Корвеля, - нацелил палец на советника венценосец.

Ласс Фольгер устало вздохнул, думая о том, что сейчас с большим удовольствием залез бы в купель, а после завалился в постель и проспал не менее суток, но вместо этого потер переносицу и взглянул на своего государя.

- Ваше Величество, возможно, запамятовал, что я подал вам сайера на блюде, - произнес он, подавляя зевок.

Сеймунд фыркнул и подошел к зеркалу, отбрасывая на спину шелковистые каштановые пряди. Затем окинул себя быстрым взглядом, скривился и обернулся к советнику.

- Ты сейчас имеешь наглость вменять мне в вину разгильдяйство моих подданных? – сухо спросил он.

- Ваши, - выделил голосом Годрик это слово, - подданные, господин, надеюсь, понесли наказание за свое разгильдяйство? Вы нашли виновного в побеге Корвеля и лаиссы Альвран?

Король тяжко вздохнул, возвращаясь в кресло. Он поджал губы и выглянул в окно, не спеша отвечать. К тому же вопросы советника начали раздражать его. Кто с кого должен спрашивать? Венценосец пребывал в дурном настроении, а в такие моменты он становился желчным и вздорным. Вот и сейчас, ухватившись за собственное негодование, Сеймунд нахмурился и впился колючим взглядом в ласса Фольгера.

- А не обнаглел ли ты, дружок? - сварливым голосом произнес король. – Быть может, у нас на троне сидит Годрик Коварный? Или может, Годрик Разумник? По какому праву ты устраиваешь допрос мне, своему господину?

Ласс Фольгер привалился к стене и ждал, когда венценосец изольет свой яд до капли.

- Ты взял с собой полсотни ратников и гнался по следу за жалкой кучкой смутьянов, и что?! Где Корвель? Где эта проклятая девка Альвран?! Ты пропадал неизвестно где целый месяц, явился с позором и смеешь допрашивать своего господина? Фольг, - королевский перст вновь нацелился на советника, - лучше сразу признайся, что ты отсиживался в каком-нибудь замке, где тебя ублажала очередная влюбленная курица.

Годрик взглянул на Сеймунда исподлобья, теперь и он почувствовал раздражение. После месяца мотания по раскисшим дорогам, под дождем и ветром, иногда вовсе без сна, иногда довольствуясь скудной пищей, он ожидал совсем иного приема.

- Тебе плевать на своего короля и его беды! – все более расходился Сеймунд. – Лишь бы сытно жрать, мягко спать, да потискать очередную дуру, млеющую от твоей смазливой мордашки. За что я приблизил тебя? За какие заслуги назвал советником?! Что вообще ты сделал для меня? Я поймал Корвеля, осудил, а ты упустил, а теперь ищешь виноватого? Прочь с глаз моих!

- Как угодно моему господину, - ледяным тоном ответил Годрик, снял с шеи цепь с львиной головой, подошел к венценосцу, протянул руку над коленями короля и разжал пальцы.

Король проследил, как цепь упала ему на колени, после вскинул глаза на Фольгера и скривился, наблюдая его поклон и чеканную походку, когда советник покидал королевские покои, куда явился первым делом после возвращения. Взглянув еще раз на цепь, венценосец побагровел и вскочил с кресла.

- А ну стой, неблагодарная тварь! – заорал он вслед Фольгеру. – Немедленно иди сюда!

Советник шумно выдохнул и вернулся назад. Сеймунд подскочил к нему, тряся перед носом цепью:

- Так-то ты относишься к моим милостям? Так-то ценишь и любишь своего господина?

- Мой господин сказал, что я дурной советник и никчемный подданный. – Спокойно ответил Годрик, глядя поверх головы венценосца. – Если я перестал радовать моего короля, то я вынужден покинуть его, освободив место для того, кто окажется умней и полезней меня.

- Стража! – гаркнул король.

Дверь за его спиной открылась, и в покои вошли стражи, стоявшие у входа в покои господина. Фольгер остался невозмутим.

- В темницу захотел? – зашипел Сеймунд. – Быть может, хочешь заменить Корвеля собой и положить голову на плаху?



Юлия Цыпленкова

Edited: 05.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: