Провидица

Font size: - +

Глава 35

Глава 35

 

Замок Гудваль находился в осаде уже второй день. Осажденные почесывали сытые животы и с интересом посматривали вниз на осаждающих, чувствовавших себя дураками. Сто пятьдесят человек из рати советника стояли под крепостными стенами, задрав головы вверх, и старались иметь воинственный вид, но выходило у них это плохо. Задача, поставленная перед ними лассом Фольгером, казалась невыполнимой.

Для осады у воинства не имелось ровным счетом ничего: ни стенобитных, ни метательных машин, ни, лестниц, ни даже провианта. Да и оружие, взятое с собой, рассчитывалось на охрану советника в дороге, но никак не на войну с сайером удела, пусть этот удел и можно было пройти вдоль за один-два дня. Потому ничего, кроме наглого: «Именем короля, открывайте ворота и сдавайтесь», - королевские ратники предложить осажденным не могли.

- Чтоб его Нечистый драл, - ворчали воины, продолжая разглядывать стены замка. – Фольгер ничего не понимает в ратном деле, а туда же.

- Всем молчать! – прикрикнул на недовольных старший.

Однако сам он был того же мнения. Да, их было сто пятьдесят человек, в замке сайера имелось не менее ста воинов, а позади осаждающих расположились подоспевшие вассалы Гудваля, с неменьшим интересом наблюдавшие за самой необычной осадой, которую им доводилось когда-либо видеть. Сайер велел им не встревать, и лассы со своими воинами довольствовались ролью зевак.

Сам Ростан Гудваль стоял на стене, скрестив руки на груди, и доброжелательно поглядывал вниз. Диалог уже состоялся, но неутомимого сайера он не удовлетворил, и хозяин удела имел желание… поболтать. Он бросил взгляд через плечо, понаблюдал, как слуги тащат ему кресло и стол. Затем принесли блюда с яствами и кувшин с хмельным напитком, тут же наполнившим кубок сайера. Во вторую руку господину подали ножку индюшки, и Гудваль вновь предстал перед осаждающими.

Королевские ратники посмотрели на Гудваля, и гулкое сглатывание, казалось, услышали даже вассалы сайера, засевшие неподалеку. Ростан с аппетитом вонзил зубы в индюшачье мясо и радостно помахал осаждающим ножкой, сжатой в пальцах.

- Однако время дневной трапезы, - крикнул он, запивая румяную индюшатину глотком хмельного напитка. – А вы почему не едите? Это нехорошо, кушать надо!

И осаждающим показалось, что они слышат самозабвенное чавканье. Старший ратник снова сглотнул и оглянулся на своих людей. Никогда еще ему не доводилось участвовать в столь позорном походе. И, если уж смотреть правде в глаза, то осажденными оказались сами осаждающие, зажатые в тиски замком сайера и его вассалами.

- Так почему не едите? – снова заговорил Гудваль. – Не прихватили провианта? Так у вас по дороге была деревня, не успели обобрать? Ну как же вы так неосмотрительно? Кстати, сколько вы собираетесь меня осаждать? Если долго, то так и отощать можно. Однако до чего же хороша индюшка, м-м-м, - резко сменил он тему и почмокал губами, втягивая носом запах птичьего мяса. – Молодая, нежная, сочная, ням, - облизнулся мужчина. – Даже у меня слюнки текут.

Следующая фраза вышла малопонятной, потому что сайер снова набил рот. Старший воин невольно утер рот тыльной стороной ладони, нахмурился и крикнул, больше для того, чтобы отвлечься от мыслей о еде:

- Ласс Ростан Гудваль, вы признаны предателем, открывайте ворота и сдавайтесь!

- То есть я уже не сайер? – изумился Ростан, и индюшачья нога замерла на полпути ко рту. – То есть совсем? Нет, но позвольте! Когда это произошло? Почему?

Старший ратник тихо выругался и сплюнул на землю.

- Вы являетесь пособником мятежника Галена Корвеля, - снова выкрикнул он. – Ласс Гудваль, вы предали своего короля…

- Какая наглая ложь! – вскричал с надрывом Гудваль, взмахнул возмущенно руками, и недоеденная индюшачья нога полетела вниз. Сайер, его воины и осаждающие проследили полет ножки, затем дружно вздохнули и вернулись к прерванной беседе. – Я говорю, это наглая ложь! – повторил сайер. – Я верен своему королю!

- Вы помогаете мятежнику, - возразил ратник.

Гудваль махом осушил кубок, вытер руки и нервно потер виски.

- Святые, каков наговор! – трагично воскликнул он. – Я даже вновь проголодался.

Он протянул руку назад, и получил сочное ребрышко, которое не замедлил продемонстрировать осаждающим.

- Повторяю, я с мятежниками дел не имею, - сообщил Ростан принимаясь за новое лакомство. – Я верен моему королю, чего и вам желаю. Кстати… - Гудваль приосанился и распростер руки. – Славные воины! Кому вы служите? Ваш господин не заботится о вас! Мое сердце обливается горькими слезами, когда я смотрю на вас! Голодные, брошенные на верную погибель, ежели уж не от меча, то от стыда, потому что даже куры в моем замке смеются над вами. Что это за осада, к Нечистому?! Позор, а не осада.

- Сдавайтесь, - упрямо повторил ратник.

- Это все, чего вы хотите? – уточнил прерванный сайер. – Так что ж вы сразу не сказали? А я-то уж думал, на стены полезете, стоя на плечах друг друга. Погодите, доем и лично открою ворота. А пока продолжим. На чем я остановился? – спросил он одного из своих воинов.

- На позоре, господин, - с готовностью ответил тот.

- Вот именно! Позор! Позор падет на головы тех, кто не признает власть истинного короля! – в священном экстазе вскричал Гудваль, самозабвенно размахивая ребрышком. – Воины, кому вы служите? Развратник, пьяница, себялюбец, которому плевать на вас и на ваши жизни! А мой король не таков. Он разумен, честен, благороден и заботится о своих людях. Что выберите вы? Смерть во имя Сеймунда Пакостника или жизнь при Галене Добродетельном? Я выбираю честь и добродетель, а вы?!

Над замком повисла пауза, нарушаемая лишь позвякиванием доспехов и одиноким криком вороны.



Юлия Цыпленкова

Edited: 05.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: