Провидица

Font size: - +

Глава 43

Глава 43

 

Сайер и князь вошли на половину, где располагались жилые покои, прошли мимо двери, украшенной позолоченной резьбой, и Корвель на мгновение остановился, словно решаясь войти, но поджал губы и прошел мимо. Ему хотелось сначала придумать, чем порадовать свою невесту, чтобы она перестала печалиться и подарила ему улыбку, добрую и светлую, как могла улыбаться только Кати. Чуть позже. Гудваль заметил легкую заминку.

- Не спешишь рассказать? – спросил он.

- Она знает, - ответил Гален.

Мужчины немного помолчали. Ростан хмыкнул и нарушил молчание.

- Я готов признать свою ошибку. Ты был прав. Принцесса стала бы тебе хорошим подспорьем сейчас, я ведь даже приглядел тебе нескольких невест, приготовил множество советов и увещеваний, но ты оказался умней меня и дальновидней. Ослабленный Валимар – лакомый кусок, но я верю, что ты сможешь восстановить его и укрепить без сторонней помощи.

- Иностранная принцесса принесла бы мне союз с ее родным королевством, - согласно кивнул Корвель. – Но я не хочу зависеть от союзника сейчас. Будем дружить с соседями иначе. Займись последними посольствами, хочу знать, чем занимался Сеймунд.

- Прочие бумаги тоже готовить? – спросил Гудваль.

- Да, все о чем говорили. Закончим все насущные дела и приступим к государственным. Пока же… - он обернулся назад и улыбнулся, - пока же я хочу побыть с моим воробышком. Вот только решу, чем задобрить ее.

- Уж не обманывают ли меня мои глаза?! – воскликнул Ростан, расплываясь в насмешливой улыбке. – Выходил из залы Совета с одним господином, а поднялся наверх с другим. Грозный волк стал милей котенка, стоило лишь заговорить о лаиссе Катиль.

- Что б ты понимал, Лис, - усмехнулся Гален. – Впрочем, желаешь увидеть волка? Могу явить его тебе.

- Готов и котенком любоваться, - рассмеялся Гудваль, но тут же напустил на себя серьезный вид, из-за поворота показались придворные дамы, склонившиеся перед новым господином.

Корвель кивнул им, прошел уже мимо, но остановился и обернулся, глядя вслед двум лаиссам.

- Нужно почистить двор, - задумчиво произнес он. – Мне знатные шлюхи и лизоблюды Сеймунда без надобности. Подбери мне сведения о добропорядочных лассах, их женах и детях. К обитателям дворца тоже присмотрись, дельные люди мне нужны. Двор должен быть достоин моей королевы.

- Как будет угодно моему господину, - поклонился сайер, оглянулся, высматривая случайного свидетеля, и не выдержал. – Кис-кис…

- Р-р-р, - рыкнул на него князь, и мужчины рассмеялись…

Катиль Альвран застыла, прижимаясь к стене. Она так и осталась незамеченной князем и сайером. Благородная лаисса приложила руку к сердцу, словно стремясь унять его громкий стук. Иностранная принцесса принесла бы союз с ее родным королевством… Девушка невесело усмехнулась и вернулась в свои покои, из которых вышла, когда услышала голоса Корвеля и его верного советника Гудваля. Она хотела поздравить нового короля, но ее не заметили, и лаисса услышала часть беседы двух мужчин.

Катиль закрыла за собой дверь и прошла в опочивальню. Ведиса появилась на пороге, держа в руках склянку с мазью, которую дал лекарь.

- Госпожа, - позвала женщина. – Нужно смазать ваше лицо и руки.

Лаисса Альвран кивнула и присела на ложе, позволяя служанке обработать следы от ожогов. Когда она закончила, Катиль придержала женщину за руку.

- Ежели кто-то захочет войти ко мне, скажи, я не здорова, - попросила она. – Хочу побыть одна.

- Слушаюсь, госпожа, - склонила голову служанка.

Уже выходя из опочивальни, она обернулась, бросая испытующий взгляд на лаиссу, но та сидела, глядя на свои, лоснящиеся от мази, руки, и на взгляд служанки не ответила. Ведиса прикрыла за собой дверь.

- Ой, не нравится мне настроение госпожи, ой, что-то будет, - прошептала она и удалилась заниматься своими делами.

Катиль так и не вышла из опочивальни, она долго стояла у окна, глядя на Фасгерд, и напряженно думала. Лаисса Альвран слышала, как приходили ее братья, сначала по одному, затем вместе, слышала, как заглядывал сайер Гудваль, как приходил отец Бальдур и долго что-то бубнил, разговаривая с Ведисой. Затем женщина взвизгнула, обозвала отца-служителя нехорошим словом и выслушала целую проповедь о сквернословии. После приходили придворные дамы, уже знавшие о трепетном отношении нового короля к лаиссе из захолустья. Они спешили подружиться с ней, чтобы удержаться при дворе. Кати это прекрасно понимала и отказывала лаиссам в приеме - лесть ей была неприятна.

Один раз заходил Гален Корвель, о чем-то негромко разговаривал с Ведисой, а после ушел. Его вежливость расстроила Катиль, хотя из желания избежать встречи именно с ним, она отказала остальным. Девушка хотела видеть его, хотела слышать, с какой невыразимой нежностью он произносит ее имя, хотела смотреть в его глаза, наполненные светом, когда он глядел на нее. Но в этом и начиналось противоречие. Показывать себя ей хотелось меньше всего. Лаисса Альвран ощущала себя на распутье, и это нервировало ее.

Она представляла себе, какой ужасной станет, если шрамы от ожогов не сойдут, и тогда ее сердечко захлестывала жгучая ревность, стоило лишь подумать, что ее любимый господин будет видеть, как уродлив его воробей, и как красивы остальные женщины. А ведь он достоин того, чтобы рядом с ним стояла лучшая из лучших! Но вместо истинной королевы, Гален получит ее, дочь простого мелкопоместного ласса, уродливого карлика с тщедушным телом.

Никогда ранее не страдавшая из-за подобных мыслей, более того, считавшая их глупостью, Катиль Альвран теперь не находила себе места, и объяснить все это Корвелю у нее не хватало слов. Кати видела, как хмурится чело князя, когда она отталкивает его, знала, что печалит его своим поведением, но никак не могла сознаться в своем малодушии.



Юлия Цыпленкова

Edited: 05.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: