Проводница

ГЛава 6

В Москву поезд прибыл по расписанию. Пассажиры выходили из вагона, сердечно благодарили Женечку, и карман ее фирменного пиджачка полнился  сиреневыми пятисотками. Неплохой улов за рейс. Поработала она, как всегда, хорошо.

Анна Каренина, та самая дама с крупным жемчугом в ушах и бриллиантовой россыпью на пальце, покидала вагон, грациозно покачиваясь на высоких каблуках. Одной рукой она обмахивалась шляпой, другой держалась за мужа. Муж, тот самый солидный господин, просунул в Женечкину руку голубенькую купюру: «Спасибо вам, это была чудесная поездка!», и Женечка чутко уловила тонкими нозрями, как теплый, вечерний воздух вокзала смешался с нотками хорошего парфюма и приличного перегара. Благодарность она приняла с пониманием. Еще бы! Незадолго до прибытия в Москву она вынесла из их купе две пустых бутылки “Moet & Chandon” и одну Henessy XO.

Красивый молодой человек, оставивший в Адлере беременную паучиху, не прекращая разговора по телефону, равнодушно кивнул Женечке,  быстрой, уверенной походкой вошел в людской поток и растворился в нем, как в лодочка в море.

Колобок с Оленькой вышли последними и замялись возле Женечки. Пока Колобок искал что-то в карманах, Оленька смотрела на Женечку с такой преданностью и грустью, что ей стало неуютно, неприятно и захотелось под душ - смыть ее липкую, навязчивую, непонятную любовь.

- Вот, возьмите на всякий случай! – Колобок, наконец, нашел то, что искал и протянул визитку. -  Здесь адрес нашего театра и мой телефон. Ну, на случай, если передумаете.

Женечка взяла визитку, глянула на адрес:

- Не так уж далеко от меня. Вы в Измайлово, а я в Сокольниках.

- Ну вот, видите, как хорошо! – обрадовался Колобок и снова замялся, вытащил из кармана несколько мятых стольников, расправил их и неловко протянул Женечке: - Извините, но остались только такие и пятитысячные.

- Не надо, спасибо. - Женечка убрала его руку и протянула свою Оленьке: - Ну что, коллега, пока?

- Пока! – обрадовалась Оленька. – Ты придешь… к нам?

- Оля, не ты, а вы! – поправил ее Колобок.

- Вы? - послушно переспросила она.

Женечка улыбнулась и пожала плечами. Колобок взял Оленьку за руку, другой подхватил желтый чемоданчик и еще раз попрощался. Женечка смотрела им вслед: шар катил квадрат. Еще вчера ей это  казалось смешным.

***

До дома она добралась к ночи, втащила в коридор рабочий чемоданчик с вещами, скинула туфли и, прислонившись к стене, растерла по очереди уставшие ноги.

- Зойка! – крикнула она. – Чо тихо-то так? Ни гавка, ни тявка. Где пес твой? Исдох что ли?

Из комнаты вышла зареванная Зойка, проследовала в кухню и бросила, не глядя на нее:

- А-а, вернулась. Помер он утром. Радуйся теперь!

Женечка проводила взглядом полную, коротконогую фигуру соседки. Винни-пух в халате. Как так можно распускаться?  Она вошла в свою комнату, открыла настежь окно, присела на кровать, уставилась в стену напротив, которая цвела веселыми букетиками маков и васильков.  На одной полоске обоев - 71 букетик. 35 маков и 36 васильков. Раппорт. Повторяющаяся часть рисунка на ткани, обоях, семь букв – это раппорт. Женечка это знает, потому что любит разгадывать кроссворды. Узорчатый орнамент из геометрических фигур, семь букв – арабеск. У нее на стене раппорт, у Зойки – арабеск. И в этом вся разница. Раньше у Зойки была хоть собака, а теперь они во всем сравнялись. Две никому ненужные тетки, больные одиночеством.

Пересчитав букетики по второму разу, Женечка встала и, прихватив бутылку «Киндзмараули», пошла к Зойке на кухню. Та смотрела телевизор с выключенным звуком и пила из банки джин-тоник.

- Не пей эту гадость.

Женечка забрала у нее банку, наполнила стаканы вином и один подвинула Зойке. Молча выпили и обе уставились в беззвучный телевизор. Какой-то сериал. Про чью-то жизнь.

- Купи себе новую собаку, - сказала Женечка Зойке.

Зойка вяло отмахнулась от нее:

- Ты ничего не понимаешь!

Женечка снова налила вина. Снова выпили. Помолчали.

- А я, знаешь, куплю себе новый чемодан, - вдруг сказала Женечка.

Зойка равнодушно пожала плечами.

- Знаешь, какого цвета?

Зойка снова пожала плечами.

- Жёлтого! – с каким-то с вызовом сказала Женечка.

Зойка кивнула. Ну желтого, так желтого. Ей-то что?

- А еще меня позвали в театр.

Зойка многозначительно подняла и опустила брови, мол «на-а-адо же, хм». Опять помолчали, глядя в телевизор.

- Ну ладно, я спать.

Зойка снова кивнула. Чудная она, эта Женька! Желтый чемодан купит. Зачем? В театр ее позвали. Врет, небось. Кому она там нужна?

Зойка всхлипнула, уткнула голову в полные руки и широкие ее плечи затряслись часто и мелко.

Женечка приняла душ и легла спать. Но сон не шел. Высоко в небе светила луна, в окно второго этажа заглядывал фонарь. Женечка обводила пальцем на обоях то васильки, то маки, то чертила между ними узоры, то разглядывала трещины на потолке. И только когда за окном погасли фонари, и солнце  сменило на небе отдежурившую луну, заливая все вокруг нежным, розовым светом, Женечка, наконец, уснула.

 

 

        *****   Спасибо за прочтение! ******

                



Лика Шергилова

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться