Проводник

Размер шрифта: - +

Глава 4 Столкновение (Ч. 1)

Глава 4

Столкновение

 

Подъем на рассвете и получасовая пробежка, занятия с утяжелителями, завтрак, посещение магических уроков вместе с его высочеством, упражнения с мечом, опять пробежка, обед, небольшой отдых, снова уроки принца и роль истукана под пристальным надзором Ширада, затем работа со спарринг-партнером в тяжелом защитном костюме и выслушивание едких замечаний Длойна, наконец, ужин и отдых до следующего дня. Первая неделя показалась Руаму инзгардой, вторая - ее кошмарным продолжением, а потом… парень привык. Мышцы перестали дергаться по ночам, синяки исчезли, заметно прибавился аппетит, и сын Гамуда вновь почувствовал себя человеком. Теперь почти каждый вечер он навещал мать, рассказывал ей о своих успехах, расспрашивал о работе на кухне, отмечая про себя перемены в ее блике.

Жизнь при дворе благотворно сказалась на этой еще далеко не старой женщине. Что такое тридцать восемь лет для крестьянки, занимающейся лечением травами? Если бы не постоянные переезды с места на место, тревога за сына и мужа…

После переселения в комнатку для слуг на территории дворца Шуниза успокоилась. Исчезли синяки под глазами, разгладились мелкие ранние морщинки, взгляд стал умиротворенным, и даже улыбка начала изредка появляться на лице уроженки Шунгуса. Она практически перестала вздрагивать от скрипа входной двери.

- Мама, - в один из вечеров сын, наконец, решил задать мучивший его последние дни вопрос, - кем был папа до моего рождения?

- Сапожником из соседней деревни.

- Но он не похож на деревенского жителя. И походка другая, и осанка, и манера речи. Да ни один мужик не знает столько, сколько я услышал в детстве от отца, - попав в другое общество, парень получил возможность сравнивать и оценивать прошлое с новых позиций.

- Шунгуская женщина не должна спрашивать мужа о его делах. Если он считает нужным, то расскажет о них сам. Твой отец никогда не говорил о днях своей молодости.

- При случае я его обязательно спрошу, - сын ненароком заметил, в каком состоянии обувь матери, ее старые чувяки выглядели ужасно. – Ты отцовский инструмент не прихватила с собой?

- Конечно, взяла. Вон его сундучок в углу стоит.

- Попробую завтра отпроситься в город. Надо будет купить хорошей кожи, да сшить тебе новые туфли.

- Не стоит беспокоиться, сынок. Тебе и так несладко приходится. Обойдусь я.

- Нет, не обойдешься. Ты посмотри на себя в зеркало. Молодая красивая женщина, а ходишь в разбитой обуви.

- Скажешь, тоже, молодая, - смутилась Шуниза. – Несколько капель рустаны с молоком - вот тебе и вся моя молодость.

- Надеюсь, при дворе никто не знает, что ты травница? – насторожился телохранитель.

- Конечно, нет. Во дворце и без меня лекарей хватает. Тут даже слуг два раза в году осматривают. Боятся, чтобы они господ чем-нибудь не заразили.

Разговор происходил вечером, а наутро парень вместе с Ширадом отправился в торговые ряды. За время службы телохранителем это был первый выход Руама в город.

- Новой работой доволен? – спросил волшебник, когда они вышли за ворота.

- Жаловаться не приходится.

- Еще б ты имел наглость жаловаться! Живешь, как вельможа, имеешь возможность общаться с умными людьми, да еще воинское искусство в тебя вдалбливают задаром. Прямо сказка! Но учти: сказкой твоя жизнь будет оставаться только до тех пор, пока мне этого хочется. Я не позволю какому-то голодранцу въехать в хайран на моем горбу. А потому…

- Я должен строго следовать всем вашим указаниям и не задавать ненужных вопросов.

- Вот именно. Хоть что-то ты усвоил за это время, - усмехнулся чародей. Его жидкие волосы закрутило порывами ветра, и тонкие спутанные космы развивались во все стороны, как у огородного пугала.

«Лучше бы он налысо постригся, чем носить такое», - Руам не успел отвести критический взгляд, когда попутчик снова посмотрел в его сторону.

- Ты хотел что-то сказать?! – сдвинув брови, угрожающе спросил Ширад.

- А можно задать один нужный вопрос? – нашелся юноша.

- Попробуй.

- Другим телохранителям, которые изредка ночуют в казарме, часто после тренировок приносят конверты в виде сердца. А мне еще ни разу не приносили. Почему?

- И это ты считаешь важным?

Сын Гамуда пожал плечами. Он видел, с какими плотоядными ухмылками дворяне вскрывали конверты, а потом торопились покинуть дворец.

- Ладно, просвещу тебя, так уж и быть. Настроение у меня хорошее, - смилостивился волшебник. – Когда какому-нибудь барону или виконту приносят бумажку, значит одна из фрейлин, которые любят глазеть на вас во время тренировок, захотелось провести с ним ночь. Вот она и шлет приглашение на свидание. А тебе ждать писем не стоит по двум причинам. Во-первых, ты не дворянин и никогда им не будешь, а во-вторых, ты еще слишком мал для плотских утех.

Ширад позволил новому телохранителю выйти за пределы дворца только потому, что сам собирался отправиться на рынок за компонентами для магического амулета. Поручить это дело кому-то другому он не мог, да и отказывать Руаму в прогулке посчитал неверным. Тот довольно четко исполнял все указания и проявлял недюжинные старания в освоении нового ремесла. Учитель наследника уже наметил четкий план по использованию способностей брюнета, и сегодняшний поход в торговые ряды являлся первым шагом на этом пути.



Тин Алевик

Отредактировано: 13.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться