Проводник

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 ПРОВОДНИК

  

  ПРОЛОГ

  Когда каурый жеребец захромал, витязь Матиаш ехал в задумчивости по старому имперскому тракту на северо-запад. Остановив жеребца, он поспешно спешился и мгновенно обнаружил причину хромоты. Подкова на задней правой ноге жеребца повисла на последнем гвозде. Остальные, видно, потерялись в последнем городке благословенной родины, когда, удивив стражу наместника, Матиаш ушел верхом прямо по каменной осыпи.

  Матиаш тихо выругался, поминая демонов, но тут же перекрестился и сплюнул через левое плечо, отгоняя нечистых духов. Засмеялся. Привычки прилипчивы. Пожевал ус и вытянул из ножен на поясе муслимский кинжал. Вытащил гвоздь из копыта, а подкову, весьма потертую, сунул в седельную сумку.

  Планы придется поменять. Корчма на краю Баконьского леса подождет. Подкова важнее.

  Возвращаться обратно в Баконь Матиаш не собирался. Не для того бежал, бросив запасного коня, чтобы возвращаться в руки головорезов наместника и далее в тюрьму, а может и на эшафот.

  Баконьский наместник- граф Гергей славился крутым нравом и за разбитую морду любимого сынка обещал обидчику всяческие кары.

  Витязь покрутил ус и ухмыльнулся. О том, что набил морду сынку наместника нисколько не сожалел. Сам нарвался трусливый хам!

  Дальше поехал по обочине, щадя ноги жеребца.

  Через час, примерно, добрался до ответвления дороги. От мощеного тракта вправо в лес отходила обычная, пыльная грунтовая дорога со следами колес и копыт.

  Следы свежие-значит недавно повозки проехали. Видимо торговец или местный господин. След колес четкий, значит ободья кованые, а такие селяне на свои скрипучие тарантасы не ставят.

  На камне было выбито название ближайшего селения.

  "Сливантерескул".

  -Язык можно сломать! - возмутился Матиаш. - Должно быть, большое село или городок?

  Свернул коня на грунтовую.

  В городке или селе точно есть и кузнец и корчма. Подкова вещь важная, да и перекусить давно пора!

  Ехал шагом, прислушиваясь к лесным звукам и держа руку на рукояти сабли. Можно в этих местах нарваться запросто на разбойных людишек .Десять лет назад здесь вольготно гуляла ватага Мирчи Кривого,пока его не изловили люди князя Эстерхази и с соратниками не колесовали на площади Сюркевароша.

   В Баконьском лесу много кто искал приюта и спасения и не все такие невинные жертвы произвола господ, как поется в песнях разгульных хайдуков.

  Долго ехать не пришлось. Лес поредел, а за подлеском открылась под бугром у речушки село с колокольней церкви.

  Не доехав до крайней избы, витязь увидел двух пацанов лет по десяти, босых, в домотканых рубахах и стриженных под горшок..

  Они увлеченно копали палками яму на склоне холма. Так увлеклись, что всадника не заметили.

  -Чего ищем?!

  Пацаны присели от неожиданности и вытаращились на незнакомца. Еще миг и сорвутся в паническом бегстве.

  Матиаш немедля задействовал свое природное обояние. Улыбнулся по-дружески.

  -К кузнецу проводите-дам медяшку.

  -А не врешь, господин? - спросил самый смелый, светлорусый, с лицом усыпанном веснушками.

  Матиаш ухмыльнулся и перекрестился размашисто.

  -Чтоб я сдох, ежели совру!

  Пацан с веснушками забрался смело в седло Матиаша, а его товарищ бежал следом. Как обычно бывает в Славонии кузнец обитал поодаль, шагах в двухстах от села.

  Крепкая, закопченная кузня, от которой за версту несло железной окалиной и угольной гарью, а рядом избушка с маленькими окошками под самой крышей. На краю крыши сидел черно-белый кот и таращил на гостя круглые зеленые глазищи.

  Матиаш ссадил пацана на землю, бросил ему из кошелька медяшку и спешился.

  Мальчишки с восторженным писком помчались за угол кузни.

  Привязав каурого у жерди, постучал кулаком в дверь.

  -Кузнец! А, кузнец!? Работа есть! Заплачу серебром!

  В ответ тишина.

  Толкнув дверь, витязь вошел в кузню.

  Горн погашении угли холодные -плохой знак.

  Вышел на улицу, кусая ус с досады.

  Кузнеца нет и по всем видам подкову не скоро удастся наладить.

  -Чего надо?!

  В двух шагах от Матиаша стояла девушка с вилами направленными прямо ему в грудь.

  Статная, в длинном платье с расшитым воротом . Из-под подола выглядывали кожаные башмаки. Черноволосая, кареглазая, с правильными чертами лица-симпатичная, разве что плечи широковаты, да кисти рук великоваты.

  -Витязь Матиаш к вашим услугах, ланько!

  Он вежливо поклонился, не обращая внимания на вилы.

  -Кузнец нужен-подкова слетела.

  Девушка опустила вилы.

  -Из Гуннии? - спросила она с легким акцентом. - Гвозди есть запасные?

  Матиаш развел руками и виновато улыбнулся.

  Девушка прислонила вилы к стене кузни и вошла внутрь.

  -Эгей, ланько! Где же кузнец?!

  Из-за угла захихикали мальчишки. Матиаш грозно посмотрел в их сторону, и только пятки засверкали.

  -Я-кузнец!

  Давешняя кареглазка нацепила видавший виды, прожженный во многих местах кузнечный передник, а волосы упрятала под полотняной тугой повязкой. В одной руке молоток, в другой подковные гвозди.

  Витязь не успел рта закрыть, а девушка уже приступила к каурому.



Фирсов Алексей Сергеевич

Отредактировано: 06.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться