Проводник туда

Размер шрифта: - +

Проводник туда

Было тепло и как-то по-своему уютно, что ли. Мне было так хорошо, что если бы я закрыла глаза на секунду, то могла спокойно представить, что лежу дома в ванной. Шумит вода, поднимая пышную пену, где-то далеко играет музыка. Вода теплая, словно молоко, она затекает в уши и делает звуки приглушенными, тело расслабленно и раскованно. Я люблю под водой открывать глаза, тогда видно все в странном мистическом свете. Одежда порхает, словно на ветру, вот волосы, они так красиво разеваются в воде, несколько прядей запутались вокруг кольца на руке и теперь создают причудливые узоры. Это так прекрасно… тело словно чужое, как-то странно пульсирует, тяжело и гулко, отдавая неясной болью где-то в ноге и в животе. Я погружаюсь всё глубже под воду, и прежняя легкость тела уходит, а с ней и заторможенность действий. Как-то сразу приходит горечь во рту, боль, страх и ощущение нехватки воздуха. Я тону!

Пара резких рывков и в горло врывается холодный воздух, напополам с кашлем, следом обрушиваются звуки. Крики, скрежет, вопли, плеск волн. Меня начинает трясти от холода… Да уж, упасть в воду в ноябре – это вам не в июле плескаться. Голова кружится… и тошнит. Я едва выползла из воды, да так и замерла, пытаясь отдышаться, медленно встала, оглядывая то, что было за моей спиной. Огонь… так много огня… искореженный металл и тела… вода отражала все это и пожирала. Ей было все равно, что произошло, она просто была наблюдателем. Слезы, готовые уже выплеснуться из меня потоком, замерли, когда мой взгляд наткнулся на ещё одно тело почти у самого берега.

Я с опаской подошла ближе к воде. Она лежала навзничь, смотря потухшими глазами в небо, вокруг темным ореолом по поверхности воды разлились волосы, одна нога была согнута под странным углом, а из живота… торчал обломок металла. И это не считая царапин и синяков на лице и руках…

- Не хило тебя искорежило, - раздался задумчивый голос рядом со мной. Я вздрогнула. Высокий парень в черной толстовке стоял, с интересом разглядывая труп и сложив руки на груди.

- Это я… - Я подошла еще ближе. Это и правда была я. Потрогала свой живот, наступила на ногу - все в порядке. Но как? – Я умерла?..

- Именно.

Он подошел ближе, присаживаясь на корточки. Он выглядел таким заинтересованным, разглядывая мое тело.

- И ты?

- Давненько уже.

- А они? – Я махнула рукой на полу обрушившийся мост и тела, разбросанные как на берегу, так и в воде. – Почему я их не вижу?

- А ты готова к этому?

- Что?

Я стояла мокрая и замерзшая, и, кажется, босая на берегу рядом со своим трупом и озадаченно смотрела на парня рядом с собой. Что думают люди, когда им сообщают, что они умерли? Думают о родственниках? Об упущенных возможностях? О том, куда они попадут?..

Я никогда не боялась смерти. Для меня смерть была чем-то… безразличным. Это просто есть. Умирать - это не больно и не страшно. Ты просто угасаешь тут и… просыпаешься там. На новом уровне, в другом агрегатном состоянии может, в другом теле или форме. Это просто новое приключение. Было бы глупо, если бы все заканчивалось на том, что тебя закапывают в землю или отправляют в рай и ад крутится там до скончания века. Смерть болезненна только для тех, кто остается здесь. Нам больно, оттого что мы не сказали что-то человеку, что мы скучаем и хотим банально поговорить с ним, а его больше. Нам больно, что наши привычки, построенные порой многими годами вокруг этого человека, рушатся в один момент. Вот вы ходили каждую пятницу в определённое кафе, чтобы заказывать ароматный чай и болтать за жизнь. Но вот стул напротив пуст, и весь обряд превращается в фарс, который не хочется повторять никогда более.

Можно сказать, что это любовь, но и любовь в основе своей состоит из тысячи воспоминаний, связей и привычек, что вас связывает с человеком. Нам больно прошлое - теперь лишь воспоминание, и нового не будет, связи рвутся, доводя нас до исступления. Так что… для меня умирать - не страшно. У меня была любимая работа, и я погибла, занимаясь ею. Там в жизни у меня остались родители, с которыми у меня были ровные и доверительные отношения. Мы всё говорили друг другу еще там, до порога смерти: я знала, что они любят меня и ценят, и это же знали и они. Частично такую концепцию смерти и жизни они и привили мне, так что я сомневаюсь, что мои родители будут утопать в горе долго. Им пришлось в жизни потерять многих дорогих и близких людей, и каждый раз они переносили это стойко. У меня были друзья, и наверное, они будут скучать по мне, как и я по ним. Возможно, будет скучать или грустить тот, кто хотел, но не стал мне любимым человеком. Но я не жалею о своей смерти, и у меня нет желания вернуться и все переиграть по новой.

- Ты… ангел?  - Не слишком уверенная в правильности вопроса спросила я. Он встал и кивнул мне с тёплой улыбкой. - Ты пришел за мной?

- Я пришел тебя встретить. Ты теперь одна из нас.

- Из мертвых?

- Из Проводников. Или ангелов, как ты выразилась. Тебя избрали сегодня.

- И чем же я заслужила такое? И кто это решает?

Тоже мне… избранная. Стою тут, мерзну, и ничего не понимаю. Как по мне такое должно происходить совсем не так…

- Твой предшественник.



Ритуля Довженко

Отредактировано: 04.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться