Провокация

Размер шрифта: - +

Глава седьмая

В свои новые апартаменты я шла с двойственными чувствами. Прощание с Лордом Дорианом вышло странным. Поднявшись со стула, он сграбастал мою руку для поцелуя, и повторил недавний подвиг своего друга. Поцеловал запястье. От этого, по телу пробежала волна страха и жара, показалось, что волоски на моём теле встали дыбом.

Но даже этого мужчине показалось мало. Заметив мою реакцию, он хмыкнул, и чуть прикусил чувствительную кожу. Больно не было, но… что это вообще было? Чего он добивается? Что от меня хочет?

Мысли роились словно потревоженные пчёлы, и мне никак не удавалось привести их в порядок.

Он просто играет со мной. Наказывает за ту ложь, что я скормила его лучшему другу. Да, пусть будет так. Меня вполне устраивает такое объяснение, ибо об альтернативе думать не хотелось. Я слишком его боюсь, чтобы отшить, как всех остальных.

Следующая за этими терзаниями мысль заставила меня остановиться на полушаге. С каких это пор, я столь эмоционально реагирую на вполне невинные знаки внимания? За время работы, я и не с таким встречалась, но всегда относилась к этому со здоровой долей пофигизма. Ну хочет меня мужчина. Ну позволил себе лишнего. Никто же от этого не умер, и время продолжает свой бег.

Решив, что это на меня плохо влияет «высшее» общество, я тряхнула головой. Глупые, неуместные мысли, недостойные профессионала. Меня ждёт работа, так что терзания идут лесом.

 

* * *

 

- Ваше Высочество, - я присела в реверансе перед своей подопечной, изучая её из-под полуопущенных ресниц. – Рада наконец-то с вами познакомиться.

Как и говорилось в досье, принцесса мне досталась неказистая. Кажется, она, как и Леди Матильда больна диетой головного мозга, а потому худа, суха и измождена. Ситуацию ухудшает сероватый цвет лица, запавшие глаза и тёмные синяки под глазами. Серое, бесформенное платье довершает картину.

Какой ужас. Неудивительно, что её описывают едва ли не святой. У неё, по-видимому, просто ни на что нет сил.

- Вы очень вызывающе одеты, - чуть скривив губы, ответила на моё приветствие сушёная вобла, стоящая за спиной принцессы. – Юной Леди не подобает украшать себя, облачаясь в яркие цвета.

У-у-у… Я уже хочу отказаться от этого контракта. К принцессе приставлен цербер, видимо похлеще моей Леди Матильды. У той хоть какие-то интонации в голосе угадывались, когда она читала мне нравоучения. Интересно, если я сломаю ей ногу, как долго она будет приходить в себя? Даже целителям сложно лечить переломы на измождённом, едва сводящем концы с концами теле.

- Леди не подобает указывать на то, что она считает недочётом в чужой внешности, - не испытывая и капли смущения, парировала я. – Особенно, когда вы не представлены.

- Хамка! – надменно фыркнула сушёная вобла, скрестив руки на груди.

Я едва не опустилась до банального «от хамки слышу», но решила, что это будет скучно и недостойно. В конце концов, я Леди, или как? От последней мысли я едва не рассмеялась в голос. Ага, Леди. Из меня - Леди, как из доярки - королева.

- А опускаться до банальных оскорблений и вовсе моветон, - задумчивым голосом приласкала её я, рассматривая свои ноготочки. – И какой пример вы подаёте своим подопечным?

- Не тебе меня учить, - прошипела женщина. – Без году неделя, как получила титул, а самомнение до небес. Знай своё место, плебейка!

Каюсь, в столь некрасивом поведении женщины виновата была я, и только я. Меня не устраивало присутствие этой сушёной воблы, потому я решила от неё избавиться. Небольшой толчок, и её нервная система пошла в раздрай. Будь на её месте нормальный, здоровый человек, не истязающий тело и дух – мне пришлось бы туго. А так, я даже не напряглась.

- Вы уверены, что вправе оскорблять меня? – вкрадчиво спросила я, чуть прищурив глаза.

Принцесса и её подруги только наблюдали, чуть приоткрыв рты. Ну да, видимо не часто их строгая наставница позволяла себе подобное. Мне бы даже стало жаль эту глубоко несчастную женщину, не будь она мне столь противна. Я отказываюсь уважать кого-либо, только за возраст и положение в социальной иерархии. Мне плевать с высокой колокольни на их «заслуги перед обществом».

Моё уважение нужно заслужить, как бы пафосно это не звучало.

- Я урождённая Леди, и с такими как ты буду вести себя так, как считаю нужным! – выплюнула женщина, а её лицо пошло красными пятнами.

Если честно, меня порядком утомила эта безобразная сцена, но увы, раз взялась, то надо доиграть партию до конца. Поэтому повернувшись к стоящему за моей спиной слуге, я бросила всего две коротких фразы.

- Любезный, позовите лекаря. Леди плохо.

Слуга испарился, торопясь угодить той, кто не побоялась вступить в открытую конфронтацию с воблой. Леди Фрида, а именно так звали наставницу принцессы, от этого разозлилась ещё больше. До сего дня, ни одна из новоприбывших ко двору девушек не смела ей перечить, и в кратчайшие сроки ломалась под её натиском.

Это мне стало известно из досье на принцессу, и её приближённых. Будучи последовательницей культа Безликой богини, Леди Фрида, как истинная верующая, изо всех сил пыталась распространить своё учение. Не знаю, чем думали король и королева, назначив эту фанатичку наставницей принцессы, но мне искренне жаль последнюю. Культ Безликой беспощаден к своим последователям.

Между тем, вобле становилось всё хуже. Видимо, её ослабевшее сердце не выдержало такой нагрузки, и теперь давало о себе знать.

- Что же вы, Леди Фрида, - с ложным участием протянула я. – Себя беречь надо, а вы?

Как быстро, однако всё делается во дворце. Мне показалось, что слуга только-что убежал за лекарем, как в комнату ворвались люди. Пять стражников, несколько слуг, и целитель с помощником.



Ирина Лукьянец

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться